Промышленный потенциал России: производство и основные фонды

Кадр из кинофильма "Москва слезам не верит", снятого в 1979 г. режиссером Влади́миром Валенти́новичем Меньшо́вым
Кадр из кинофильма "Москва слезам не верит", снятого в 1979 г. режиссером Влади́миром Валенти́новичем Меньшо́вым

В 1930-е годы, в ходе нового этапа индустриализации, советская Россия превратилась в промышленно-аграрную страну. Промышленное развитие продолжалось в РСФСР все послевоенное время вплоть до конца 80-х годов прошлого века:

Рис.  8. Индексы объемов промышленно-производственных основных фондов и  производства промышленной продукции в РСФСР и РФ (в сопоставимых ценах,  1990=1)  * - с 1991 г. – все основные фонды промышленности; с 2005 г. по измененной методике
Рис. 8. Индексы объемов промышленно-производственных основных фондов и производства промышленной продукции в РСФСР и РФ (в сопоставимых ценах, 1990=1) * - с 1991 г. – все основные фонды промышленности; с 2005 г. по измененной методике

Процесс индустриализации начиная с 1930-х годов был исключительно интенсивным. Объем продукции промышленности в РСФСР к 1940 г. вырос по сравнению с 1913 г. в 8,7 раз. После Великой Отечественной войны страна вступила в новый этап индустриального развития, и к 1980 г. объем промышленного производства был в 20 раз больше, чем в 1945 г. Этот рост продолжался в стабильном темпе вплоть до 1990 г., когда вступили в действие законы, отменяющие принципы плановой экономики. С самого начала реформ за 1991-1998 гг. объем производства промышленной продукции снизился в 2,3 раза. Затем началось оживление уцелевших производственных мощностей, и в 2000-х. оформился восстановительный рост промышленного производства, примерно в том же темпе, что и в 1980-х, но на это возрождение теперь влияют внешние финансово-экономические кризисы. В 2018 г. в промышленном производстве РФ практически достигнут уровень РСФСР 1984 г. (отставание на 35 лет), что еще пока на 17 % ниже предреформенного уровня 1990 г.

Как видно на Рис. 8, индустриальное развитие России было остановлено сразу с началом реформ 1990-х гг. Объем промышленно-производственных основных фондов «заморозился», и они начали быстро деградировать вследствие существенного сокращения инвестиций в промышленность. Средний износ основных фондов уже в 1997 г. перешагнул в промышленности пограничные 50%, а доля полностью изношенных основных фондов стала составлять 15-20%. Рост стоимостной оценки основных фондов после с 2005 г. объясняется изменением методики их переоценки, и указывает на три гипотезы бухгалтерского переучета: 1) возрождается и растет материально-техническая база промышленности России; 2) вновь вводимые производственные мощности по каким-то причинам стали гораздо дороже; 3) переоценено в большую сторону выжившее в реформы «наследие проклятого советского прошлого».

Из экономических учебников хорошо известно, что для повышения эффективности производства, важно, чтобы был обеспечен опережающий рост производства продукции по сравнению с ростом основных производственных фондов. Собственно это и наблюдалось в промышленности России до реформ (см. Рис. 8). Тогда прогрессивные экономисты чутко следили за замедлением «роста превышения» и проклинали плановое хозяйство, требовали перестройки и ускорения. Теперь хорошо видно, что на всех стадиях реформ по этому относительному показателю (соотношения «базы» и «потока») экономическая эффективность «рыночной» промышленности РФ не идет ни в какое сравнение с «плановой» РСФСР. Былой «неприятный» показатель стал «чудовищным» и благополучно забыт.

Похожая картина с «потоком» и «базой» наблюдалась и в сфере услуг, например, в самом передовом и благополучном магистральном трубопроводном транспорте – лидере российского грузооборота: в реформы на него уже с середины 1990-х гг. стало приходиться более половины российского грузооборота. Однако в 2000-х гг. дореформенные уровни перевозки, например, нефтяных грузов в РФ еще не были достигнуты (в 1990 г. – 891 млн т., в 2011 г. – 875 млн т). Восстановлены и даже превышены доперестроечные уровни перевозки нефтяных грузов только «неэффективным»[ себестоимость транспортировки для жидких грузов примерно в 3 раза ниже для трубопроводного транспорта, чем для железнодорожного ] железнодорожным транспортом (в 1990 г. – 247 млн т., в 2015 г. – 273 млн т, в 2018 г. – 237 млн т). Более «эффективный» трубопроводный транспорт нефти и нефтепродуктов по объемам перекачки («поток») в 2018 г. находился на уровне РСФСР конца 1980-х гг.

Рис. 9. Протяженность (тыс. км) и перекачка (млн т)  магистральных нефте и нефтепродуктопроводов в РСФСР и РФ
Рис. 9. Протяженность (тыс. км) и перекачка (млн т) магистральных нефте и нефтепродуктопроводов в РСФСР и РФ

Протяженность магистральных нефте и нефтепродуктопроводов («база») в годы реформ практически перестала расти, несмотря на новые экспорториентирванные стройки. Нефтепроводы за 1990-2010 гг. сократились на 3,7 тыс. км, а нефтепродуктопроводы удлинились на 0,4 тыс. км, при этом 15% действующих в 2010 г. магистральных нефте и нефтепродуктопроводов были построены за 20 лет реформ.

Но вернемся к промышленной деятельности. Длительный глубокий спад производства практически во всех отраслях промышленности РФ привел к тяжелой деградации материально-технической и кадровой базы хозяйства. Устарело, разукомплектовано или распродано оборудование, расчленены технологические цепочки, потеряны квалифицированные рабочие и инженеры. Производственный потенциал, накопленный к началу реформы, все эти годы сокращался, причем от простоя страдало более всего самое совершенное производство наиболее высокого технологического уровня.

Производственные мощности (активная «база») в годы спада были загружены в малой степени (см. подробнее здесь>>). Поэтому в рамках сохранившегося потенциала был возможен наблюдавшийся в 2000-е гг. восстановительный прирост производства (Рис. 8). В 2010-х гг. возможности «роста за счет оживления» стали близки к исчерпанию, и оценить их заранее трудно, поскольку после многих лет простоя реальные производственные мощности могут быть намного ниже номинальных статистических (см. подробнее здесь О производственных мощностях в промышленности России ).

Нынешние адаптационные колебания уровня производства (Рис. 8) принимать за рост экономической системы нельзя. Напротив, непрерывно и в весьма быстром темпе идет процесс сокращения экономического потенциала страны. Разумеется, оживление производства и повышение степени загрузки имеющихся мощностей являются хорошими признаками, и этому надо всемерно способствовать. Но условием будущего роста станет осязаемый, адекватный и устойчивый рост капиталовложений в основные производственные фонды и подготовку трудовых ресурсов.

Основой восстановления производства и обеспечения такого его роста, чтобы оно удовлетворяло жизненно важные потребности страны, может быть только достаточно полное обновление основных фондов. Наличие незагруженных мощностей и возможность некоторого наращивания производства скрывает важнейшее обстоятельство – с самого начала реформы резко снизились капиталовложения в промышленность (инвестиции в основной капитал). Этот вопрос и рассмотрим подробнее далее... (продолжение следует).

Источник: http://riskprom.ru/publ/43-1-0-442