Промышленная безопасность в порах медиасферы

18.01.2018

В ЗАО НТЦ ПБ из МИЦ "Известия" поступили вопросы для изготовления сюжета о промышленной безопасности для воскресного (10.12.2017) выпуска программы «Добров в эфире» (итоговая аналитическая программа). Сделанный сюжет в эфир не попал, но интервью было снято. Это оказалось полезнее и для нас, и для телепостановщиков, путающих промышленную безопасность с промышленной экологией, охраной труда и коррупцией. Вот некоторые вопросы корреспондента, и набросок кратких ответов (для ознакомления характерных телезрителей РЕН ТВ, ищущих тайны и заговоры).

ВОПРОС МИЦ "Известия": Насколько важна промышленная безопасность?

Мы говорим о безопасности, но первичны все же опасности. Они должны быть поняты, понятны и быть достаточно угрожающими для создания и обслуживания защит от них – т.е. систем безопасности.

Опасности аварий в промышленности – это не только материальный ущерб и гибель людей (как правило, групповые случаи). Промышленность – базис индустриальной культуры, в которой столетие живёт наша страна.

Крупные промышленные аварии бьют в первую очередь по цивилизационному статусу промышленно-развитой страны – они сигнал остальным, считать ли страну развитой или недоразвитой, как с ней обходиться в международных отношениях, при обмене технологиями и передаче технознаний. Китай промышленная страна, но вовсе не промышленно-развитая в контексте состояния промышленной безопасности. Россия заполучила этот высокий статус в советские времена, в 1990-е резко его утрачивала, а сейчас восстанавливает. Промышленность - это не только рост благ(о чем мы чаще слышим и знаем из господствующих экономоцентричных подходов хозяйствования), но и уменьшение страданий. Это другая сторона медали промышленного роста и развития – без этой двусторонней индустриальной медали нет пропуска и в постиндустриализм (сейчас, например, называют эвфемизмом – цифровая экономика). Система обеспечения промышленной безопасности важна не тем, что увеличивает блага, а тем, что сокращает страдания – защищает от угроз тяжёлых аварий. Это угрозы не отдельному человеку, коллективу, предприятию, собственнику или олигарху. Крупная авария бьет по промышленному, по технологическому статусу страны, в пределе может замораживать развитие целых отраслей.

ВОПРОС МИЦ "Известия": Что будет, если пренебрегать правилами?

Правила безопаности «написаны кровью». Пренебрежение ими приводит только к новой крови, которой правила легитимируются вновь (подтверждается утрачиваемая легитимность). Как говорил один из руководителей Ростехнадзора, перефразируя Бисмарка – «на своих ошибках учатся только дураки, а умные учатся на занятиях». Знание правил – вовсе не гарантия от пренебрежения ими. Правила должны соблюдаться не строгостью наказания, а деятельным и активным согласием на их исполнение (легитимность). Сейчас у нас с этим плохо. Только карательными мерами не обеспечить безопасность в промышленности, «на штыках не усидишь». Нужна соответствующая, как говорят, культура безопасности, а наша страна переживает общий культурный кризис, запущенный в деиндустриализацию 1990-х гг. Только сейчас стали немного обдумывать диагноз и намечать лечение. Вообще идет смена всех норм, и норм безопасности частности. Это очень болезненный процесс – акцент сдвинулся на спасение, а не на предупреждение. Промышленность стоит на пороге новой индустриализации. Одна из преград – это «отставшие» нормы безопасности, исковерканные реформой технического регулирования (ее недекларированная цель была - все же сломать индустриальный хребет нашей страны). Хотя реформы уже вроде бы нет, но процессы запущенные ей продолжаются. Сначала нужно их хотя бы остановить – прекратить перманентное разрушение надзорных и нормоустанавливающих инстанций (отраслевая наука и стандартизация). Кто же будет соблюдать нормы, раз структуры их производящие и отвечающие за их содержание и обновление находятся в таком неавторитетном положении? У нас бытует представление, что нужно активизировать карательные органы и меры. Этого недостаточно – “врагов норм” вычистить просто, но таких активных не так много, чаще нормы нарушаются по незнанию, а не по умыслу, и тут директивное принуждение не поможет. Не столько наказывать, сколько прорабатывать, прорабатывать и еще раз прорабатывать. Для этого требуется современный авторитет – «держатель норм» в стране (а у нас с этим стало хуже).

ВОПРОС МИЦ "Известия": каковы последствия, если этим занимаются непрофессионалы?

Конечно, лучше были бы одни профи везде.

В промышленной безопасности – это не совсем так. Многие тяжелые аварий были допущены как раз профессионалами. В Чернобыле-1986 уровень знаний операторов был намного выше среднего. И наоборот в СШГЭС-2009 уровень знаний технарей упал ниже красной черты. Где брать этих профессионалов сейчас? Отраслевая наука разрушена, высшее и средне-специальное образование реформировано на услуги, а безопасность – это вовсе не услуга, ее не купить, ее только можно создать и содержать (как динамическую систему) Профессионалы заняты предупреждением аварий, их деятельность не видна когда аварий нет, и выглядит для новых управленцев ненужной, бесполезной, избыточной и проч.

ВОПРОС МИЦ "Известия": К чему могут привести аварии, техногенные катастрофы и т.д.?

Утрате отраслей, запрету на технологии и сужению возможностей промышленного развития страны.

ВОПРОС МИЦ "Известия": Халатность, злоупотребления в сфере надзора могут привести к плачевным результатам?

«Халатность, злоупотребления в сфере надзора» - это дополнительный фактор причин аварийности. Он отягощает, но вовсе не доминирует. Аварии происходят и в некоррумпированных условиях. Сфера промышленная безопасности вовсе не является источником коррупции для всей страны. А то ,что СМИ это постоянно муссируют – явный признак нежелания предметного обсуждения проблем зарождения и развития коррупции нового типа в постсоветской России, с первотолчком приватизации 1990-х гг.

Коррупция - общая проблема любого надзора. Надзирают за наиболее опасным. В реформы насаждалась идеологема, что ответственный собственник наладит самонадзор, и тогда сократятся госнагрузки (и увеличатся блага). Опыт показал, что этого не произошло. Ослабленные (болеющие коррупцией халатностью злоупотреблениями) надзоры теперь должны налаживать обеспечение безопасности за частниками в рамках постоянно пеняемой административно-командной системы. Без нее новые собственники и управленцы не справились с обслуживанием даже сокращенной промышленности. Какие альтернативы? Расстаться со статусом промышленно-развитой страны и вообще уйти на индустриальную периферию, занять нишу в экспорториентированной добыче полезных ископаемых. Но тогда и россияне особо не нужны. Качать нефть могут и китайцы ,и гораздо дешевле. Историческая роль России в XX веке была (и возможно сохранится) - создание и преумножение жизнестойкой промышленной культуры. В ней вопросы безопасности занимают совсем иное место, чем проблемы конкуренции или рентабельности. Пора менять воспитательную парадигму от увеличения благ (экономический рост как самоцель) к жизнеспособному целеполаганию (безопасность как ограничение экономических мечтаний).

Подробнее на http://riskprom.ru/news/2017-12-11-426