Суд не дал Олегу Сорокину ответить на вопросы защиты по эпизоду с Новоселовым

Фото: Андрей Абрамов
Фото: Андрей Абрамов

На заседании Нижегородского районного суда 25 февраля 2019 года суд прекратил допрос экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и приступил к допросу бывшего офицера МВД Евгения Воронина.

Олег Сорокин в ходе допроса 25 февраля продолжил давать показания по эпизоду 2012 года. Он указал на ряд документов и фактов, которые свидетельствует об отсутствии у него заинтересованности в преступном деянии Мансура Садекова, а также о невозможности оказать ему содействие в получении участков под АЗС и попустительствовать ему по службе.

В частности, Олег Сорокин указал на то, что на момент совершения Садековым деяния решение по жалобе ЗАО «Вектрон» на проведение земельного аукциона было вынесено, а значит, отзывать жалобу было бессмысленно. Кроме того, по словам Сорокина, все участки под АЗС выделялись в соответствии с концепцией, утвержденной региональным правительством в 2008 году. При этом, по его словам, выделение каждого участка требовало внесения изменений в данный документ, и этим могли заниматься только региональные структуры, а не органы МСУ.

Кроме того, Сорокин указал на имеющиеся в материалах дела досудебное соглашение, заключенное прокурором с Садековым, а также решение прокурора о расторжении данного соглашения на том основании, что Садеков не предоставил информации, изобличающей Сорокина. При этом второй документ свидетельствует о том, что прокуратура признала полученные Садековым оперативные материалы не содержащими фактов, изобличающих Сорокина.

Помимо этого, Сорокин заявил, что в записи его разговора с Садековым содержатся признаки монтажа, поскольку в ней отсутствует значительная часть разговора.

«Как сообщил сегодня Олег Валентинович, там просто вырезаны части разговора с тем, чтобы подогнать одно к другому. Чтобы какие-то сведения, связанные с аукционами, вдруг привязывались к каким-то сведениям, связанным с деньгами. Хотя речь о деньгах шла совсем по другому поводу, в другом ракурсе и в другом контексте», — рассказал Дмитрий Кравченко.

Защита также задала Сорокину вопрос, что ему известно о показаниях, данных Садековым. Однако в этот момент суд прервал допрос, сославшись на то, что адвокаты защиты якобы не готовы к допросу и не могут сформулировать вопросы и, несмотря на возражения подсудимого и его адвокатов, прекратил допрос Сорокина защитой, заявив о переходе к допросу его гособвинением.

«Естественно, защите известно, и это есть в материалах дела, только нам не дают это огласить, что Садеков многократно менял показания, все время в них путался. Осужден был за одно, сейчас утверждает другое. Соответственно, Сорокину был задан вопрос, что он знает об этом. Это нормальный вопрос, непосредственно относится к делу. Но тут уже прокурор встала и сообщила, что она настаивает, чтобы допрос в таком виде был немедленно прекращен, потому что это все злоупотребление правами, не относится к делу и так далее. Суд поддержал эту, на мой взгляд, совершенно неправомерную позицию, прекратил допрос Сорокина всей защитой, несмотря на то, что четверо из шестерых защитников Сорокина еще вообще даже не получили права задать ни одного вопроса — причем, по обоим эпизодам, по всем трем составам», — заявил Дмитрий Кравченко.

Сорокин заявил, что не будет отвечать на вопросы прокурора, но подчеркнул, что не отказывается отвечать на вопросы и готов сделать это, после того как будет восстановлено его право на защиту. Однако суд расценил действия Сорокина как отказ от дачи показаний по ст. 51 Конституции РФ.

Затем суд приступил к допросу Евгения Воронина, который рассказал о подготовке оперативного эксперимента в 2004 году. В частности он пояснил, что планом оперативно-разыскного мероприятия (ОРМ) было предусмотрено участие в эксперименте оперативного сотрудника, загримированного под Сорокина. План был составлен в соответствии с законом и согласован в установленном порядке руководством ГУВД. Из-за дождливой погоды в день эксперимента возникли опасения, подмена может быть раскрыта, поэтому и к участию в ОРМ был привлечен настоящий Сорокин. По словам Воронина, он имел право привлекать гражданское лицо к участию в ОРМ на основании секретных актов, а также на основании гарантий безопасности от государства. В частности, Воронин заявил, что в ОРМ был также отражен подробный инструктаж.

Допрос Евгения Воронина продолжился сегодня, 26 февраля.

Действующие лица: Олег Сорокин Темы: Дело Олега Сорокина