Подснежники. Завещание бабушки

06.04.2018

Затянулась зима в Сибири. Вот уже середина апреля, но лужи по утрам покрываются ледяной коркой, асфальт превращается в каток, а люди в шипящих фурий. Потому что ходить невозможно. Ноги разъезжаются, да еще холодный ветер так и норовит залезть под пальто. А оно-то уже демисезонное, то есть для такого промежуточного периода, который указывает на приход весны. Только где она, эта весна? Заблудилась нынче.

Бррр! Холодно. Скользко. Противно.

Люди сердитые, недовольные, ворчливые, неулыбчивые. И так, живем в Сибири, где пять месяцев зимы, шестой в подарок, а тут еще и весны не дождешься.

Но ворчат не только люди.

Сердито перешептываются деревья: «Ну, сколько жжжжж можжжжно жжжжждать?»

Это березки обращаются к соседним кленам. Они же первыми просыпаются и первыми демонстрируют свои новые зеленые платья. Они так любят красоваться. А в этом году зима бесконечная, они вот уже и проснулись, а толку-то? Даже ветки не поднять Холодно.

Гуси мимо летели. Домой пора, а вода все еще подо льдом. Мимо прогоготали. Обещали попозже вернуться.

Кого ни спросишь, никто не ведает, что происходит.

Даже старые деревья, которым по многу-многу лет, не помнят такой поздней весны.

Что происходит? Может, вот он, конец света приближается, о котором так долго трубили все, или вновь ледниковый период надвигается?

Нет пока ответа.

Мерзлое небо отражается в остекленевших лужах. Плохо в городе. Еще хуже на продрогших и промерзших дачах. Бывало, уже в марте, как первое солнышко выглянет, хозяева наведываются. Снег расчищают, кусты малины из-под гнета освобождают. А в этом году столько снега навалило, что до дальних домиков и тропинку протоптать невозможно.

Никого нет. Только ветер гуляет по крышам, гремит кровлей, что за зиму обветшала, шарит по всем углам, резвится. Он здесь полный хозяин.

Не верится, что по календарю уже второй месяц весны.

Хруп-хруп, хруп-хруп. Обламывая ледок и глубоко проваливаясь, к одному из стареньких домов пробирается мальчишка. Старая курточка, застиранная шапка, рваные рукавички. Перелез через забор. Это просто. Ведь от него лишь верхние колышки видны. Добрался до крыльца. До того места, где оно раньше было. Все замело. Стал руками снег отгребать. Добрался до двери. Открыл принесенным с собой ключом. Вот теперь и лопату можно взять. Веселей дело пошло. Вот уже и тропинка до туалета есть и к дровянику пробиться можно. Затопил печку. Холодно в доме. На улице теплее. Достал табуретку, сел возле дома. Холодно, но лучше, чем в городе. Там плохо, даже думать не хочется. Поэтому к бабушке на дачу пришел. Здесь о ней все напоминает. Каждая чашка о ней рассказывает. Сидит мальчишка, думает о бабушке. Вот еще прошлым летом вместе малину собирали, за грибами ходили, воду ей в баню таскал. Не стало бабушки. Той единственной, кому он был нужен. Боится пацан, что и дачу без нее продадут. Вот и пришел пораньше сам, пока мать покупателей не пригласила. А она что, ей ничего не надо. Пропьет она эти деньги. Он ее вообще не интересует. Большой уже, так она говорит, это только бабуля его любила. Жалела.

Сидит мальчишка, вздыхает как взрослый. Пошел, поставил чайник. Хорошо, что электричество не отключили. Нашел остатки варенья у бабушки в кладовке. Заварил мяту, чабрец, листья малины, как бабушка учила, отдельная баночка у нее на полочке для трав стоит, налил в любимую чашку, сидит, прихлебывает. С каждым глотком на душе теплей становится, оттаивает сердце. Вот неожиданно и слезы побежали.

– Бабуля, бабуля, как я без тебя?

Плачет мальчишка. Никого не стесняется. Проплакался. Успокоился. Допил чай. Снегом чашку обтер. Пора домой идти. Темно скоро станет. Хоть и никто его дома не ждет, просто самому по темноте страшно идти.

– Ладно, сейчас бабушкины цветы проведаю, она просила их ранней весной от хвойных веток освободить, да двину потихоньку.

Как и предполагала бабушка, за сараем снега нет совсем. С одной стороны почти до крыши, а тут голо. Только чуть-чуть ветки припорошены.

Стал аккуратно лапник снимать. Одна ветка, другая, третья..

– Ой, что это?

Из-под убранных веток глянули на него крохотные белые цветы. Живые. Мальчик даже своим глазам не поверил.

– Что это? Бабушка ведь что-то про них говорила, когда они осенью цветы лапником накрывали.

Мальчик наклонился, присел перед цветами на колени.

– Не боитесь замерзнуть? Видите, еще холодно. Снег, ветер противный. Конечно, за сараем тут тихо, но всё равно.

– Как вас зовут?

– Подснежники. Нас бабушка твоя здесь посадила. Чтобы ты пришел и увидел. И обрадовался. А главное – понял, что бабушка всегда с тобой. Теперь ее душа в нас живет. Захочешь с ней пообщаться, просто вспомни о нас и тебе сразу станет спокойней и легче. Понял?

И цветы тихо-тихо закивали головками..

– Показалось что ли? – подумал мальчишка. – Кто это со мной сейчас говорил?

Присел перед цветами.

– Да, рановато вы вылезли. Вон еще какие холода. Может, снова лапником накрыть? Так жалко, макушки ваши уже поднялись над землей.

Ладно, вот что я сделаю

Мальчишка пошел в сторону дачного домика.

– Вот, я остатки чая со снегом смешал, сейчас вас теплой водой полью и вам сразу станет теплее.

Мальчишка аккуратно поливал цветы из своей любимой чашки и приговаривал:

– Не переживай, бабуся, не пропаду я. Тем более, что ты оставила мне вон какое наследство. Уговорю маму этот домик не продавать. Сам всё тут выращивать буду. На еду выращу. Спасибо тебе, бабуля, за подсказку. Я не знал, как этот домик сохранить. А если я матери пообещаю, что за огородом ухаживать буду, что овощей и на зиму и для продажи хватит, то отстанет она от меня, а я здесь с тобой все лето буду.

Наступал вечер. А мальчишка всё говорил и говорил. Рассказывал подснежником о том, что он посадит на даче весной, как будет заботиться о бабушкиных цветах, как переживет это лето один. Без бабушки.

Хотя почему без бабушки? А с кем он тогда сейчас говорит? Конечно, с ней. Пусть и в облике этих белых цветов, что неожиданно встретили его на промерзшем участке.

Мальчишка закончил свой монолог, поклонился цветам, потом опустился на колени и прикоснулся к лепесткам губами.

– Я пошел, бабуля. Я вернусь. Я всё понял. Ты со мной. Мне нечего бояться.

Хруп-хруп, скрипел снег. Это уходил мальчик. Хотя почему мальчик? Это уходил мужчина, который знал, что делать и как жить дальше. Он шел и думал: «Спасибо тебе, бабуля, за подснежники. Спасибо за цветы. Я все понял. Я очень тебя люблю. Я справлюсь. Ты со мной. Мне нечего бояться.

И притих ветер. И отступила зима. Ведь единственное, что ей неподвластно – это любовь.

А любовь уже проступала белыми подснежниками и первыми крокусами повсеместно. И никакая сила уже не могла их остановить. Весна вступала в свои права, потому что так требовала любовь.

Над любовью же никакие законы не властны.

Приятного Вам чтения!