Расстрел Николая II: мнения современников

Иван Владимиров. "Солдаты сжигают портрет царя", 1918 г.
Иван Владимиров. "Солдаты сжигают портрет царя", 1918 г.

Бывший царский премьер-министр В.Н. Коковцев, Петроград:

В день печатания известия я был два раза на улице, ездил в трамвае и нигде не видел малейшего проблеска жалости или сострадания. Известие читалось громко, с усмешками, издевательствами и самыми безжалостными комментариями... Какое-то бессмысленное очерствение, какая-то похвальба кровожадностью. Самые отвратительные выражения: — давно бы так, — ну-ка поцарствуй еще, -крышка Николашке, — эх брат, Романов, доплясался. Слышались кругом, от самой юной молодежи, а старшие отворачивались, безучастно молчали.

Марина Цветаева, Москва:

Стоим, ждем трамвая. Дождь. И дерзкий мальчишеский петушиный выкрик:
— Расстрел Николая Романова! Расстрел Николая Романова! Николай Романов расстрелян рабочим Белобородовым!
Смотрю на людей, тоже ждущих трамвая, и тоже (то же!) слышащих. Рабочие, рваная интеллигенция, солдаты, женщины с детьми. Ничего. Хоть бы кто! Хоть бы что! Покупают газету, проглядывают мельком, снова отводят глаза — куда? Да так, в пустоту.

В глухой тишине общественной немоты громко прозвучал лишь голос нового патриарха – Тихона:

….к скорби и к стыду нашему, дожили до такого времени, когда явное нарушение заповедей Божиих уже не только не признается грехом, но оправдывается, как нечто законное. Так, на днях совершилось ужасное дело: расстрелян бывший государь Николай Александрович <…> Но наша христианская совесть, руководясь Словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Не будем здесь оценивать и судить дела бывшего государя: беспристрастный суд над ним принадлежит истории, а он теперь предстоит пред нелицеприятным судом Божиим <…> Наша совесть примириться с этим не может и мы должны во всеуслышание заявить об этом, как христиане, как сыны Церкви.

Великая княжна Ольга Николаевна
Великая княжна Ольга Николаевна

За два месяца до расстрела дочь императора, Ольга, написала в своем дневнике:

Отец просит передать всем тем, кто Ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за Него, так как Он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь...

Понравилась статья? Ставьте "палец вверх" - это важно. Если хотите сохранить материал, чтобы прочитать потом, жмите "поделиться".