Экспорт и импорт лесопродукции. Общие тенденции и перспективы

30.03.2018

Изменения, произошедшие за последние несколько лет в экономике страны, не могли не отразиться на лесопромышленном комплексе. Очевидно, что падение внутреннего платежеспособного спроса заставило производителей лесопродукции искать новые рынки сбыта, прежде всего, за рубежом. Дополнительным стимулом к экспорту продукции стала девальвация рубля. С другой стороны, падение рубля ограничило импорт лесопродукции в Россию, и многие иностранные лесопродукты, которые ранее были широко распространены на нашем рынке, стали исчезать.

Безусловно, экспортно-импортные отношения изменились по-разному, в зависимости от отрасли, вида продукции, рынка и других параметров. Рассмотрим основные виды лесопромышленных товаров и то, как изменился экспорт и импорт лесопродукции за последние годы. Для наглядности, в качестве сравнительной базы анализу подлежит период с 2010 года. Это позволит лучше разглядеть изменения, которые произошли на рынках лесных товаров, на фоне макроэкономических изменений 2014 года.

Состояние внешних рынков лесопродукции последние годы характеризуется слабым ростом или стагнацией, в отдельных случаях, как на некоторых рынках целлюлозно-бумажной продукции, наблюдается падение объёмов производства и потребления продукции.

Экспорт и импорт круглых лесоматериалов

Экспортно-импортная деятельность в сегменте круглого сырья уже более 9 лет не приносит особых новостей. После запрета экспорта круглого леса в 2008 году, этот сегмент характеризуется стабильными значениями на уровне 22-25 млн м3 древесины в год. Основными потребителями выступает Китай при поставках из Иркутской области и Финляндия при поставках из республики Карелия. Несмотря на государственное ограничение экспорта необработанного сырья, Российская Федерация является крупнейшим экспортёром этого вида продукции в мире.

Экспорт и импорт хвойных пиломатериалов

Введение ограничений на экспорт круглого леса, в первую очередь, отразилось на отраслях лесоперерабатывающей промышленности, связанных с первичной переработкой круглого леса. Часть пиловочника, который ранее экспортировали в виде сырья, теперь перерабатывают в пиломатериалы.

Экспорт хвойных пиломатериалов стабильно растёт последние годы, при этом, события 2014 года слабо повлияли на общую динамику роста экспорта. Объём экспорта увеличился на 37% за последние 7 лет, планомерно увеличиваясь на 5% в год. Это довольно существенные значения, с учётом того, что Россия является крупнейшим производителем хвойных пиломатериалов в мире.

Анализ вновь вводимых мощностей показывает, что стоит ожидать дальнейшего увеличения объёмов производства и экспорта без снижения темпов прироста в среднесрочной перспективе. Основные экспортоориентированные лесопильные мощности расположены в Архангельской и Иркутской областях, Красноярском крае, республиках Карелия и Коми. Причём местонахождение производства не всегда говорит об основном рынке сбыта.

Так, некоторые лесопильные предприятия в Красноярском крае продают продукцию на европейский рынок, а из республики Карелия отгружают продукцию потребителям в Японии. Тем не менее, географическая дифференциация всё более усиливается с момента экономического подъёма азиатских стран. Поэтому российские лесопильные предприятия, расположенные в азиатском регионе, всё больше ориентируются на близлежащие рынки, прежде всего Китай, Японию и Южную Корею, несмотря на то, что европейский рынок является премиальным с ценовой точки зрения.

Экономический рост в азиатском регионе привёл к росту спроса на пиломатериалы и увеличению цен на них, а с учётом короткого транспортного плеча, поставка в азиатские страны из восточных регионов страны становится всё более привлекательной.

Отмечу, что увеличение производства и экспорта хвойных пиломатериалов тянет за собой рост производства и экспорта профилированного погонажа и древесных топливных гранул. Это обусловлено стремлением производителей дифференцировать рынки и получить дополнительную прибыль за счёт большей добавочной стоимости.

Основными импортёрами хвойных пиломатериалов (Рисунок 2) выступают Китай (6 703 тыс. м3, 2016), Узбекистан (2 236 тыс. м3, 2016), Египет (1 236 тыс. м3, 2016), Япония (1 003 тыс. м3, 2016), Великобритания (877 тыс. м3, 2016), Германия (638 тыс. м3, 2016), Турция (471 тыс. м3, 2016), Южная Корея (467 тыс. м3, 2016), Иран (433 тыс. м3, 2016), Таджикистан (402 тыс. м3, 2016).

Примечательно, что среди крупнейших импортёров российских пиломатериалов страны ближнего зарубежья: Узбекистан и Таджикистан. Эти две страны также активно покупают и другую продукцию российской лесопереработки. Интенсивное потребление российских пиломатериалов связано со следующими факторами:
• в этих странах нет коммерческой альтернативы российской пилопродукции;
• суммарное население Узбекистана и Таджикистана превышает 80 млн человек;
• технические требования к пилопродукции в странах Средней Азии ниже, чем в странах дальнего зарубежья.

Таким образом, рынок Средней Азии является очень ёмким и, в то же время, не очень требовательным к качеству продукции. Продавать пилопродукцию в регион Средней Азии могут небольшие лесопильные предприятия, ориентированные на производство продукции по ГОСТ 8486-86 «Пиломатериалы хвойных пород» для внутреннего рынка. Это позволяет им стать экспортёрами, расширить рынок сбыта и возместить НДС от экспорта.

Импорт хвойной пилопродукции в Российскую Федерацию незначителен и составляет порядка 25 000 м3 в год (Рисунок 1). Основной объём связан с импортом из Беларуси и Украины в пограничные регионы.

Экспорт и импорт фанеры

Российская фанера всегда была продуктом, ориентированным на экспорт, который высоко ценится на внешних рынках за свои отличные физико-механические характеристики. Традиционно, около 60-70% производимой в стране фанеры экспортировали за рубеж. Ситуация изменилась за последние 10 лет назад, и это соотношение изменилось в пользу внутреннего потребления. Однако девальвация рубля в 2014 году стимулировала производителей фанеры нарастить экспорт продукции (Рисунок 3). Все эти процессы происходили на фоне постоянного наращивания производственных мощностей.

Кроме того, часть фанеры на внутреннем рынке заместили произведёнными на недавно запущенных в эксплуатацию российских предприятиях плитами OSB, что усиливает внутреннюю конкуренцию. Логичным выходом для многих производителей фанеры стало увеличение объёмов экспорта.

Основными покупателями российской фанеры (Рисунок 4) выступают такие страны, как США (221 тыс. м3, 2016), Египет (214 тыс. м3, 2016), Германия (162 тыс. м3, 2016), Турция (87 тыс. м3, 2016), Латвия (85 тыс. м3, 2016), Польша (79 тыс. м3, 2016), Италия (77 тыс. м3, 2016).

Импорт фанеры в Россию, в основном, приходится на китайскую продукцию, которая характеризуется худшими техническими показателями, однако весьма доступна по цене. Девальвация рубля ограничила импорт этой продукции, так как её покупка стала нерентабельна по сравнению с более качественными российскими аналогами.

Экспорт и импорт древесно-стружечных и ориентировано-стружечных плит

Наименее ориентированными на экспорт являются древесно-стружечные плиты (ДСтП) и стружечноориентированные плиты (OSB), что связано с дефицитом этой продукции на российском рынке. При этом внутренний рынок плит ДСтП пришёл к точке насыщения в 2012-2014 гг., а внутренний рынок плит OSB до сих пор дефицитен.

Основная проблема связана с рынком ДСтП, который достиг максимального насыщения и столкнулся с резким падением внутреннего спроса в 2014 году. Для того чтобы удержать достигнутый объём производства, необходимо было перенаправить производимую продукцию на внешние рынки.

Однако экспортный потенциал этой продукции очень ограничен, так как основные внешние рынки также сильно перенасыщены, особенно рынки стран ЕС, Северной Америки и Китая. Такая ситуация потребовала от российских производителей ДСтП срочно найти новые рынки сбыта, что и было сделано, в основном, благодаря увеличению продаж в республиках центральной Азии (Рисунок 6).

Как видно на Рисунке 5, экспорт российского ДСтП вырос более чем в два раза за последние 7 лет. Основной всплеск экспорта пришёлся на 2014 год. В то же время, импорт рос до 2014 года, а затем резко сократился. Рост экспорта, как и падение импорта, связано с острым падением внутреннего платёжеспособного спроса, на сокращение импорта также повлияло падение курса рубля.

Экспорт древесно-стружечных плит, в основном, пришёлся на страны центральной Азии. Как уже говорилось, из-за перенасыщенности рынка этой продукции на всех развитых рынках продажи её затруднены. Центральная Азия и Азербайджан выступают демпфером, позволяющим российским производителям ДСтП плавно перераспределить объёмы, ранее предназначенные для российского рынка.

В продолжение анализа экспорта и импорта древесных плит логично рассмотреть такой вид древесной инженерной плиты, как OSB. Данная продукция не является традиционной для российского рынка, однако получила заслуженное признание со стороны российских потребителей. Первоначально эту плиту ввозили из-за границы — стран ЕС, США, Канады и Китая. Но с развитием российского производства объём импорта постепенно сокращался. Тем не менее, внутренний рынок остаётся дефицитным, стоит ожидать, что с полным вводом в эксплуатацию всех построенных в России мощностей дефицит плит OSB на рынке сократится.

На рисунке 7 видно, что пиком импорта плит OSB в Россию был 2013 год, в дальнейшем объём импорта OSB неуклонно сокращался и достиг своего минимального значения за последние 7 лет в 2016 году. Объём экспорта плит OSB незначителен и составляет более 45 000 м3, основное направление экспорта, как и в случае плит ДСтП, направлено на центральную Азию (Рисунок 8).

Экспорт и импорт сульфатной небелёной целлюлозы

Российская целлюлозно-бумажная промышленность демонстрирует уверенный рост экспорта белёной целлюлозы, что является продукцией с более высокой добавленной стоимостью, чем небелёная целлюлоза. При этом объёмы экспорта небеленой целлюлозы остаются практически без изменений. Рост экспорта связан с реконструкцией ЦБК и вводом новых мощностей, а также стимулирующим воздействием девальвации рубля. Надо отметить, что мировой рынок целлюлозно-бумажной продукции находится в кризисном состоянии и стагнирует уже много лет. На этом фоне рост российского экспорта целлюлозно-бумажной продукции выглядит впечатляющим (Рисунок 9).

Основное направление экспорта приходится на Китай, что связано с окончанием реализации инвестиционных проектов группы «Илим» на своих производствах в Иркутской области, которые ориентированы на китайский рынок.

Экспорт и импорт бумаг

Общая динамика рынка отразилась также на рынке бумаг и упаковочных картонов. Так экспорт упаковочных бумаг и картона уверено растёт последние годы, что подогревается ростом мирового спроса на эту группу продуктов. В то же время экспорт писчей и печатной бумаги вырос в 2014 году и остался на том же уровне. Стоит отметить, что мировой рынок по этому продуктовому направлению находится в затяжном кризисе, и указанный рост экспорта связан с девальвацией рубля, что позволило российским экспортерам предложить более конкурентную цену и увеличить свою долю на рынке.

Общие выводы

Как видно из представленного выше анализа, экспортно-импортная динамика переживает схожие тенденции во всех отраслях лесной промышленности, что, прежде всего, выражается в:
— сокращении объёмов импорта лесопродукции иностранного производства;
— увеличении экспорта российской продукции на внешние рынки;
— росте инвестиций в ориентированные на внешние рынки перерабатывающие производства;
— сокращении доли продаж на внутреннем рынке из-за падения платежеспособного спроса.

Текущий этап является переходным. В настоящее время большинство предприятий лесоперерабатывающей промышленности ищут возможности усиления своих позиции на внешних рынках. Это включает наращивание производственных мощностей, поиск новых рынков сбыта, вывод новых продуктов. Данный процесс предполагает серьёзные инвестиции, которые лесопромышленные предприятия получают, несмотря на западные санкции в финансовом секторе.

Внутренний рынок для экспортёров лесопродукции малопривлекателен. Если макроэкономическое окружение изменится, то промышленность будет перестраиваться под другую реальность, но это будет совсем другой историей.

Текст: Виталий Липский, генеральный директор Национального лесного агентства развития и инвестиций