"Китайцы вырубают леса на Дальнем Востоке" – в них ли корень проблемы?

Помимо нефти и газа, одно из наших главных богатств — это леса. По площади лесов Россия первая во всём мире и значительная часть леса приходится на Дальний Восток. На 2015 год на Дальнем Востоке было сосредоточено 43% земель лесного фонда РФ и 25% всех российских запасов древесины. Но с каждым годом их становятся меньше. И множество людей винят в этом китайских лесозакупщиков.

Различные статьи из серии «Китай вырубает Россию», «китайцы массово вырубают леса Дальнего, видео, фото с онлайн-карты — этого всего сейчас навалом в интернете. И сказать, что люди просто сеют панику и накаляют обстановку, нельзя. Проблема существует, и она достаточно серьёзная. В основном дальневосточная ценная древесина идёт не на отечественный рынок, а на экспорт в Китай. И предприниматели из Азии даже реализуют ряд проектов на Дальнем Востоке. Так что же получается? Предприниматели Поднебесной активно вкладывают деньги в различные проекты, благодаря которым китайский рынок насыщается древесиной. Почему же они не работают в своих лесах? Возникает очень много вопросов.

Фото: globalpowerinmotion.com
Фото: globalpowerinmotion.com

Китайское прикрытие

На самом деле, некоторые эксперты считают, что тут не всё так однозначно.
Да, Китай действительно является главной движущей силой освоения дальневосточных лесов. Предприниматели из Поднебесной являются соинвесторами или, скажем так, кураторами некоторых проектов. Например, инвестором Амурского целлюлозного завода в Хабаровском крае станет китайская компания «China Paper Corporation». Также в ноябре 2017 года на своём официальном сайте министерство РФ по развитию Дальнего Востока сообщало, что планируется создание российско-китайской лесной биржи.


Но, по большому счёту, основные объёмы древесины для производства и экспорта лесной продукции в Китай заготавливаются не китайцами, а российскими предприятиями. Например, такие отечественные компании как УК «РФП Групп», «Аркаим» и «Сулук» занимаются именно экспортом древесины в Китай.


«Главная проблема даже не в экспорте и не в китайцах. То, что экспансия китайцев есть – это безусловно. Но пока основные заготовители это всё-таки российские или условно российские предприятия (это могут быть кипрские и какие угодно предприятия, которые именно работают в России). И китайцами прикрываются и используют их как способ отвлечь внимание от ещё более острых проблем российского леса. Мол, с лесом трудно что-то сделать правильно, так давайте спихнём это на китайцев.


Проблема в том, что у нас есть пользование лесом, но нет нормального лесного хозяйства и нормальной охраны лесов от пожаров и лесонарушений. По сути, это такая дикая бесхозная территория, которую используют хаотичными образом. И государству нужно сейчас, во-первых, вкладывать силы в охрану лесов, чтобы эта территория перестала быть бесхозной и, во-вторых заняться лесовыращиванием.

Потому что если продолжать как сейчас добывать дикую древесину, то эти леса рано или поздно кончатся. Причём достаточно быстро, в обозримом будущем. Единственный вариант, это на уже вырубленных или сгоревших площадях, где есть дороги, инфраструктура и достаточное количество людей, начать выращивать лес. И здесь должны быть вложения со стороны государства, и законодательное обеспечение, и система подготовки кадров», – отмечает руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко.

Идите в свои леса

И вопрос, почему они не рубят свой собственный лес тоже нельзя назвать правильным.
Да, действительно в Китае действуют весьма жёсткие ограничения на промышленную заготовку древесины в диких лесах. Как пишет портал «Жэньминь Жибао на русском языке», согласно официальной статистике, за период после образования Нового Китая в 1949 году в крупных государственных лесхозах заготовили более 600 млн кубометров древесины. Такая чрезмерная вырубка серьёзно истощила леса Поднебесной.


Китайцы ощутили проблему и всерьёз принялись её решать. Как в случае с политикой «одна семья – один ребёнок», когда власти Китая штрафовали семьи за рождение второго ребёнка, в Поднебесной с 1998 года ввели суровую программу по защите естественных лесов. А с 1 апреля 2014 года в горах Большой и Малый Хинган в Северо-Восточном Китае ввели полный запрет на коммерческую рубку естественного леса. В КНР действуют жёсткие ограничения на промышленную заготовку древесины в диких лесах, и быстро развивается сеть особо охраняемых природных территорий.


Однако несмотря на суровые запреты Китай заготавливает древесины больше, чем Россия.
«У них объём заготовки более чем в 1,5 раза превышает российский. Они рубят более 300 миллионов кубов в год, а Россия 200 миллионов с небольшим. У них запрещена рубка в диких горных лесах, это да. Но происходит очень интенсивное лесовыращивание. Они очень мощно развивают своё лесное хозяйство, вкладывают в это большие

государственные средства, дополнительно привлекают очень много частных инвесторов. Поэтому интенсивность заготовки древесины в Китае она гораздо выше, чем в России.
Россия для китайцев — это временный источник относительно дешёвой ценной древесины.

То есть они наращиваю объёмы лесного хозяйства настолько мощно, что наше лесное хозяйство по производительной способности в десятки раз отстаёт от них. Даже в лучшие времена оно было во много раз меньше, чем у китайцев сейчас. Они обращаются со своим лесом, как со своей ценностью, а у нас обращаются со своим лесом как с какой-то бросовой вещью, которую можно вырубить, продать и на этом заработать. Разница в отношении», — комментирует Алексей Ярошенко.


Поднебесная ведёт более интенсивное лесное хозяйство и ответственнее подходит к вопросам лесовосстановления. Площадь лесов этой страны с 134 миллионов гектаров в 1992 году увеличилась до 195 миллионов гектаров в 2012 году. А 16 января 2018 года агентство Reuters с отсылкой на главу китайского государственного управления лесного хозяйства Чжана Цзяньлуна, отметило, что общая площадь лесов страны в 2018 году составила 208 миллионов гектаров.

Вытекающие проблемы

Многие могут сказать: экспорт дальневосточной древесины даёт стране деньги, что ещё нужно? С одной стороны, да, но из этого вытекает ряд неприятных моментов.
Не развивается внутрирегиональный рынок, и многое теряет в принципе отечественный рынок. Многим крупным предприятиям в других регионах выгоднее купить древесину за рубежом ,и это тогда, когда невероятные объёмы леса направляют в Китай.


Значительные производственные мощности Дальнего Востока направлены на добычу, в основном, кругляка, и отправку его за рубеж, особенно в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. А как же развитие отечественного рынка?


Допустим, найдётся предприниматель, который захочет заготавливать и обрабатывать древесину для российского рынка. Перед ним встанут определённые сложности.


Первая проблема — слабая востребованность древесины на внутреннем дальневосточном рынке. Покупательская способность там невысокая, слабо развитая индустрия строительства индивидуальных домов и мебельная промышленность. В том числе и поэтому Дальний Восток в сравнении с другими регионами России находится в неравных условиях для реализации лесной продукции на отечественном рынке.


Можно было бы направлять дальневосточную древесину в центральные регионы страны, где выше спрос и больше специализированных предприятий. Но тут встаёт вторая проблема — слабая инфраструктура. Выгодная и удобная транспортировка древесины в центральные регионы практически невозможна из-за отсутствия дорог, невероятно высоких железнодорожных тарифов и высокой стоимости заготовки.


Часто эксперты отмечают ещё такие затрудняющие деятельность моменты, как недостаточные объёмы инвестиций и отсутствие целенаправленной инвестиционной политики. Без поддержки многие предприятия не смогут вести эффективную деятельность. Устаревшее законодательство, которое нормально не регулирует лесоустроительные работы. И недостаток, а также низкая квалификация рабочей силы.

Зависимость от китайского импорта

Многие специалисты по лесной экономике отмечают, что в регионе очень мало деревоперерабатывающих предприятий, которые также могли бы продавать фанеру и другие продукты переработки. Из-за неразвитости в регионе перерабатывающих отраслей производители особо не могут предложить внешнему рынку иные конкурентоспособные лесные товары.


Как отмечает в своей научной статье «Лесной комплекс Дальнего Востока: реалии и возможности российско-китайского взаимодействия» доктор экономических наук Института экономических исследований ДВО РАН города Хабаровска Наталья Антонова, такое положение объективно является неустойчивым. Производитель несвободен в выборе, если он не сам создаёт спрос. Объём спроса на лесных рынках Северо-Восточной Азии контролируется этими странами-импортёрами, соответственно, они могут контролировать и объём предложения, привлекая лесоэкспортёров из разных стран. Тем более, как отмечают эксперты, Россию начинают активно вытеснять с китайского рынка Новая Зеландия и США.


То есть, если на китайском рынке произойдёт спад спроса, то у дальневосточной лесной промышленности настанут тяжёлые времена.


Подобная ситуация уже была в 2012 году. И тогда, несмотря на это, Дальний Восток продолжал торговать кругляком (даже в убыток), чтобы не терять ниши, и ждал повышения цен и спроса. Что всё же произошло в первой половине 2013 года.


Как отметила в своей статье Наталья Антонова, есть предположения, что доля российской древесины на китайском рынке будет снижаться и дальше.

Фото: ok.ru/nightredstone
Фото: ok.ru/nightredstone

Расцвет беспредела

Следующая проблема, из-за которой позиция лесной промышленности ДФО далека от совершенства, это незаконные вырубки. Ведь часто втихую рубить лес и продавать его за рубеж намного выгоднее, чем заготавливать и перерабатывать его законно. Представители властных структур не отрицают, что сущесвуют бригады «чёрных лесорубов». Ещё в 2015 году активно говорили об этой проблеме.

Громким тогда стало заявление секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева на межведомственном совещании во Владивостоке в августе 2016 года, которое осветило издание «ПримаМедиа». Секретарь Совбеза привёл данные, что более 70% всех средств, обращающихся в лесопромышленном комплексе Дальнего Востока, проходят через теневые схемы. Также Николай Патрушев отметил, что необходимо провести работу по выявлению преступных групп и их коррупционных связей в органах госвласти.


Также стоит упомянуть «чёрных рантье». Местные организации арендуют участки леса, чтобы потом сдать его субарендаторам. Они уже в свою очередь начинают рубить деревья, чтобы опять-таки отправить кругляк в Китай.
Известно и о том, что иногда нарушители закона применяют такие методы, как например, «организация» низового пожара, чтобы потом получить разрешение на санитарную рубку. И, прикрываясь ею, заготовить вполне качественную древесину.
А часто бывает так, что лесозаготовительные компании очень перебарщивают с рубками на вполне законных основаниях.


«По той информации, что у меня есть, ситуация с «чёрными лесорубами» не меняется в последние годы. И, на мой взгляд, это тоже в какой-то степени проблема-обманка. Конечно, проблема есть, но она второго плана, потому как основной вред лесам наносят не незаконные рубки, а безхозяйственные рубки, которые к тому же сопровождаются всеми необходимыми документами. И после этих рубок, зачастую, ничего не происходит, то есть лес один раз срубили и территорию забросили. Вот это, на мой взгляд, приносит самый большой вред дальневосточным лесам», — добавил Алексей Ярошенко.


Более того, есть данные, согласно которым до 80% древесины вырубается в России незаконно. И значительная часть этих вырубок приходится на Дальний Восток. Исследование, под названием «Ликвидируя леса: паркет, организованная преступность и последние в мире сибирские тигры» провело американское «Агентство экологических расследований» (EIA). О докладе этой организации писали многие российские интернет-издания, например, такие порталы как «Интерфакс», «Финмаркет», «Коррупции бой» и даже сайт КПРФ.


Согласно данным, опубликованным в этом сообщении, лес с Дальнего Востока нелегально переправляется в Китай. А предприниматели поднебесной уже легализуют его в США, Японии и странах Европы.


Эту информацию специалисты получили после нескольких лет исследований и тайных закупок и встреч. Сотрудники агентства под видом покупателей древесины ездили в Россию и Китай и посещали лесопилки и склады в приграничных городах Поднебесной. После чего и сделали такой шокирующий и грустный вывод: каждый год до 80% экспортируемых твердолиственных деревьев вырубается нелегально.

А уже на перепродаже дальневосточных лесоматериалов Поднебесная зарабатывает огромные деньги. В 2012 году страна продала за границу лесоматериалов, готовой мебели и паркета на 20 миллиардов долларов. Что самое интересное, самым большим рынком сбыта стали США, на которые пришлось 33% экспорта. А вот в родные пенаты дальневосточный лес, по сути, не возвращается.


Принимая во внимания все вышеперечисленные данные, можно сказать, что ежегодные крупные вырубки и мошеннические схемы не только отрицательно сказываются на отечественной экономике, но и ведут к другой серьёзной проблеме.

Ухудшение экологии

Мы упомянули низовые пожары, которые, бывает, появляются не по естественным причинам и даже не из-за неосторожности, а из-за того, что кто-то хочет, приложив минимум усилий, получить большую прибыль. А ведь проблема пожаров на Дальнем Востоке тоже стоит достаточно остро.


Согласно сведениям о лесопожарной обстановке на территории субъектов РФ на 22.12.2017, размещённых на сайте «Авиалесохраны», в Дальневосточном федеральном округе за 2017 год площадь лесных пожаров составила 2 273 520 гектаров. А всего, согласно сведениям «Авиалесохраны», в России огнём пройдено около 4,8 миллионов гектаров. То есть практически половина пожаров пришлась на Дальний Восток.


Поджигаем лес, чтобы сбывать в Китай, рубим лес, чтобы сбывать в Китай. Но если не наладить в регионе систему лесовосстановления, то скоро нечего будет продавать. Мы потеряем огромные лесные территории, угробив не только экологию, но и рынок. Того и гляди, придётся, напротив, покупать древесину у Поднебесной, которая к этому времени восстановит свои леса. И останется только жалеть, что в своё время не позаботились о собственном рынке.

Фото: псбр.рф
Фото: псбр.рф

Не винить, а решать

С одной стороны, можно сваливать все грехи на Китай, но с другой, в какой-то момент возникает вопрос. Если на Дальнем Востоке плохой спрос на собственную древесину, транспортировать её в Центральную Россию дорого, потому что нет дорог и инфраструктуры — то что тогда делать с этой древесиной?


От продажи древесины в Китай мы всё-таки получаем деньги, часть которых хотя бы идёт на развитие экономики. Но если рубить бесконтрольно, как говорили выше, можно потерять лес вообще. Что же тогда, попытаться максимально перекрыть экспорт древесины в Китай или не рубить вообще?


Что будет с экономикой региона, сможет ли она обойтись без продажи леса?


«Дальневосточный регион может существовать без экспорта древесины, он не так уж много ему приносит. Весь вопрос, нужно ли это. Я думаю, что если сразу принять какое-то резкое ограничение и резкую отмену экспорта, то это может привести к очень серьёзным социальным последствиям, именно на местном уровне.

На уровне предприятий особенно, у людей нет альтернативной работы. Поэтому здесь очень резкие движения не нужны. Но постепенный отказ от экспорта необработанной древесины он, конечно, на мой взгляд, будет правильным», — подчёркивает Алексей Ярошенко.


Сотрудники специализированных учебных заведений отмечают, что совсем не рубить лес нельзя, это может приводить к ухудшению состояния и лесным пожарам. Главное – избегать сплошной вырубки леса.


«Если правильно и рационально использовать древесину, то мы должны её использовать. Иначе лес станет сухостоем и повысится пожароопасность. Конечно, не вырубать полностью, просто надо соблюдать технологию. Как, условно, в случае, с морковкой, когда делают пикировку. Примерно таким же образом стоит и деревья должны срубать. Ни в коем случае не использовать сплошной метод вырубания лесов, это настоящая «экологическая травма».

А если постепенно, потихонечку, и с соблюдением технологий, то качество леса будет только лучше. И пожаров столько не будет, потому что не будет столько сухостоя. Когда лес слишком плотный, деревьям тесно, и они погибают», — пояснила кандидат технических наук, заведующая кафедрой «Природообустройство» Якутской государственной сельскохозяйственной академии Мария Владимировна Слепцова.


Допустим, дальневосточный лес будут умеренно рубить и сокращать экспорт в Китай. Но тогда насколько будет рентабельна поставка леса в другие регионы России?


«Я думаю, что не насколько. Безусловно, лесные ресурсы в европейских регионах России больше подходят для развития эффективного лесного хозяйства, чем лесные территории Дальнего Востока и Сибири. Это огромные площади, но львиная доля этих площадей приходится на мерзлотные районы, где эффективное лесовыращивание невозможно.

То есть там можно один раз заготовить то, что росло веками, но потом эта территория будет заброшена уже на следующие века, когда там что-то вырастет. В реальности площади, где можно вести эффективное лесное хозяйство на Дальнем Востоке и в Сибири, не так уж и велики.

Поэтому нельзя говорить, что лесные запасы Дальнего Востока и Сибири очень велики. Примерно на трёх четвертях площадей этих лесов из-за экстремальных почвенных условий мерзлоты лесопользование будет одноразовым, это экологически очень опасно. Поэтому брать много от лесов Дальнего Востока и Сибири нельзя. В них надо больше вкладывать», — уточнил Алексей Ярошенко.


Тот момент, что леса Дальнего Востока необходимо восстанавливать отмечают не только природоохранные организации. Это подчёркивают в статье на своём сайте специалисты Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования.


В статье прямо указано, что одна из проблем лесной отрасли на Дальнем Востоке – низкие объёмы лесовосстановления (в 2015 году — 111,2 тыс. га, что стало самым низким показателем, начиная с 2005 года, когда было восстановлено 225,4 тыс. га). В 2018 году заканчиваются сроки действия лесных планов, принятых 10 лет назад, поэтому, многие лесопользователи стараются взять со своих лесных участков по максимуму, поэтому вспоминать о лесовосстановлении просто нет времени.


Начальник отдела «Приморская лесосеменная станция» филиала ФБУ «Рослесозащита» Александр Олифиренко отметил для сайта центра экономики леса и природопользования, что сегодня наращиваются темпы заготовки древесины, и в итоге идёт обеднение лесов, уменьшение гослесфонда, сокращается число перспективных молодняков.

«Между тем, лесное хозяйство построено на балансе выбытия насаждений и прибытия. Особенно непростая ситуация, исходя из результатов проверок, в Приморском крае, где лес восстанавливается с нарушениями или вообще загублен.

Нам есть, с чем сравнивать, мы работаем не только в Приморском крае, но и в Сахалинской области. Там много лесов, посаженных ещё японцами, – лиственница и кедр выглядят замечательно. Есть лес, посаженный в советские времена, он тоже выглядит хорошо».

Что ещё можно сделать

Итак, по большому счёту, ситуация получается такая: нужно постепенно снижать экспорт необработанной древесины в Китай, чтобы избавиться от зависимости и в принципе сохранить лесные ресурсы. Но, чтобы экономика региона развивалась, необходимо развивать деревообработку, производить конкурирующую продукцию и подготавливать кадры, коих немного в регионе. К развитию отрасли в регионе может привести и снижение дорожных тарифов на перевозку древесины.


Важно внедрение современных технологий лесозаготовок и деревообработки. Производство продукции с высокой добавленной стоимостью должно вывести ЛПК Дальнего Востока из преимущественно сырьевого сектора экономики в высокотехнологичный.


И вообще, необходима господдержка предприятий и желательно так, чтобы было выгодно работать и на своём рынке тоже. Из чего следует потребность в совершенствовании и укреплении правовой базы. Стоит кроме всего прочего ввести строгий контроль за заготовками и использованием низкокачественной древесины, разработать систему обеспечения достоверной информацией органов государственной власти об объёмах заготовок и источниках происхождения древесины, в том числе отправляемой на экспорт.

Разработка системы сертификации тоже может помочь сократить объёмы нелегального оборота древесины.


Также, стоит развивать лесное хозяйство и лесовосстановление в регионе. Для этого стоит уточнить текущее состояние и качество лесов, провести их оценку и инвентаризацию. Как отмечают специалисты, снизить темпы сплошных рубок. Применять необходимые рубки ухода в средневозрастных лесах и молодняках.


На сайте Минпромторга отметили, что работа над развитием ЛПК Дальнего Востока ведётся. Пресс-центр министерства сообщает, что в 2017 году снизился объём экспортных поставок круглого леса на 7,3% и увеличился объём поставок пиломатериалов – на 14,4%, шпона — на 15% из Дальневосточного федерального округа.

Также наблюдается рост объёмов производства продукции глубокой переработки древесины, например, пиломатериалов и топливных гранул. В то же время, в регионе стимулируется развитие строительства из дерева.


Также на Дальнем Востоке создан беспрецедентный режим поддержки инвесторов по всем направлениям. Объём инвестиций в лесной комплекс Дальнего Востока за последние годы составил более 39 миллиардов рублей, в перспективе – ещё до 20 млрд рублей. Благодаря инвестициям, привлечённым в регион, за последние годы значительно увеличился объём производства отдельных видов продукции.

Текст: Мария Бобова