Лесозаготовка есть – переработки отходов нет

7 млн кубометров отходов лесопереработки образуется в Красноярском крае ежегодно. Такие цифры озвучил министр промышленности, энергетики и ЖКХ региона Анатолий Цыкалов, выступая на круглом столе в рамках Сибирского экономического форума. Величина эта приблизительная — едва ли можно говорить о точном учёте субстанции, которая, как правило, воспринимается как мусор. Специалисты отрасли, равно как и представители власти уже не раз говорили о необходимости более рационального отношения к лесным ресурсам. Данные аналитики и несколько успешных проектов демонстрируют, что упомянутый «мусор» является прекрасным сырьём для производства биотоплива. Жаль, что проектов таких действительно лишь несколько.

Дело не только в упущенных финансовых возможностях. Лесоперарабатывающие производства захламляются отходами, причём заваливают не только собственную территорию, но и близлежащие — ведь объём отходов может достигать 50% от общего объёма перерабатываемого круглого леса. А ведь это реальная угроза пожара. Возможность изменения ситуации видится в принятии комплексных мер: создании производств по переработки отходов лесопиления и их поддержке на законодательном уровне.

Отходы превращаются…

Современные технологии позволяют привлекать к делу производства биотоплива любые отходы деревообработки: опил, стружку, древесную пыль, щепу, горбыль, срезку, тонкомерную древесину. Что касается пород древесины, то здесь тоже возможно разнообразие: из ели, сосны, пихты, кедра, лиственницы, например, производят пеллеты, брикеты, евродрова, а из крупнокусковых отходов берёзы и дуба — качественный уголь. Можно пустить в дело даже «лежалые» отходы, которых, как уже упоминалось, накопилось с избытком. Для этого, правда, потребуется более тщательная подготовка сырья: отсев, измельчение, отделение посторонних включений и примесей, что более затратно и требует дополнительных узлов производственной линии. Практика показывает, что на производство 1 тонны биотоплива (пеллетов, брикетов) требуется 5-8 м3 опила насыпной плотности — в зависимости от породы древесины.

Между желаемым и действительным

Получается, что решение есть, сырьё есть, только вот переработки практически нет. В лесной отрасли эта тема сопряжена с теми же трудностями, с какими сталкиваются все российские переработчики. Первая сложность — сбор отходов, который в настоящий момент не налажен. На сегодняшний день большинство предприятий, производящих биотопливо, используют отходы собственных производств, либо организовывают самостоятельный сбор отходов от близлежащих предприятий.

В идеале, сбор должен быть централизованным, но для этого необходимы площадки временного накопления и сортировки, где поступающие отходы будут разделяться по видам и подготавливаться для перевозки на производственный участок. На этих же площадках нужно организовывать участки первичного измельчения крупнокусковых отходов (горбыля, срезки, тонкомера) в щепу, опил. Такую задачу без создания соответствующих нормативных документов решить просто нереально.

Сегодня, когда на всех уровнях громко заговорили о необходимости решения экологических проблем, вопрос переработки отходов обработки древесины начал обсуждаться. В частности, ведутся разговоры о необходимости обязать лесозаготовителей и деревообработчиков своими силами перерабатывать отходы собственных производств. Вроде бы идея правильная, но хороша она только на бумаге.

Судите сами: как может предприятие, для которого переработка отходов и производство биотоплива не являются профильным направлением, решать эту задачу? Ведь оно работает с другой технологией, другим оборудованием и другими рынками сбыта. Такой подход, возможно, реален для крупных предприятий — холдингов, кластеров, корпораций. Но что делать с отходами большого числа частных «лесопилок», которые в суммарном объёме производят их больше, чем одно крупное предприятие, и наносят экологический урон целым регионам края?

Каждому своё

Более логичной видится система, где каждый занимается своим делом. В этой связи имеет смысл создавать условия, при которых будут появляться предприятия по переработке отходов лесопиления.

Лучший аргумент в таких случаях — это опыт. Опыт красноярской компании «СибЛесКарбо» в данном случае показателен. Предприятие как раз и специализируется на производстве биотоплива (в настоящий момент это пеллеты, хотя есть у компании планы по расширению номенклатуры) путём переработки древесных отходов. Компания уже реализовала несколько проектов в городах Красноярского края и в пригороде краевого центра — совместно с лесопереработчиками.

А вот с Красноярском сотрудничество так и не сложилось — несмотря на острую экологическую обстановку и заявления властей о необходимости переработки и утилизации отходов. Компания столкнулась с отсутствием поддержки чиновников, завышенными ценами на сырьё (опил, горбыль) у лесопереработчиков, завышенными ценами на объекты недвижимости для размещения производственных линий, высокими тарифами на электроэнергию и прочими препонами.

Всё это делало производство экономически невыгодным. В связи с этим руководство и пересмотрело стратегию развития, сосредоточив силы на открытие производственных участков в регионах края. Примечательно, что такая ситуация складывается на фоне незатихающих разговоров об экологических проблемах города бесконечном поиске пути их решения.

Впрочем, есть в этой истории и более оптимистичные и, надо сказать, неожиданные повороты. «СибЛесКарбо» удалось наладить производство биотоплива совместно с ГУФСИН России по Красноярскому края. Два года назад компания запустила линию по производству пеллет мощностью 600 т/мес. Сюжет, согласитесь, нетривиальный, а формирование его решил случай.
Впрочем, есть в этой истории и более оптимистичные и, надо сказать, неожиданные повороты. «СибЛесКарбо» удалось наладить производство биотоплива совместно с ГУФСИН России по Красноярскому края. Два года назад компания запустила линию по производству пеллет мощностью 600 т/мес. Сюжет, согласитесь, нетривиальный, а формирование его решил случай.

Компания планировала увеличение производственных мощностей, рассматривала потенциальные участки с достаточной сырьевой базой в городах и районах края для строительства пеллетной линии мощностью не менее 2 т/час. Для решения этой задачи руководство проводило встречи с директорами предприятий и чиновниками, и предложение поступило от ГУФСИН. Юристы выступили с идеей организовать производственный участок на территории лесобиржи одного из объединений исправительных учреждений. Стоит ли удивляться, ведь лесозаготовка и выпуск пиломатериалов всегда было «визитной карточкой» системы исполнения наказаний. Так в Богучанском районе края и появилось пеллетное производство.

В системе

Но это, конечно, точечное решение проблемы, а в масштабе региона или страны необходимо создание системы — отрасли переработки древесных отходов. Нужны площадки временного накопления и сортировки вблизи специализированных предприятий, на которые легально смогут привозить свои отходы лесообработчики, нужна поддержка властей разных уровней.

Скажем, существенным подспорьем могли бы стать проекты местных административных образований по переводу муниципальных объектов и котельных на биотопливо. Во многих европейских странах правительство стимулирует создание предприятий по переработке отходов и производству биотоплива. Например, в Китае данное направление поддерживается государством в виде беспроцентных кредитов.

Важно, что компании, которые уже производят или планируют производить биотопливо (пеллеты, брикеты) в ближайшие 10 лет, не должны себя позиционировать не как конкуренты, а как единомышленники. Это позволит создать некую единую «чашу» с огромным потенциалом, что, в свою очередь, позволит выходить с производимой продукцией уже на экспортные рынки сбыта.

Текст: Александр Грубер, Анна Кучумова