Арт-субъект №3. Лучшее

29 апреля во Владимире закрылся фестиваль актуального искусства «Арт-субъект». Художники, писатели, режиссеры из Санкт-Петербурга, Москвы, Екатеринбурга и других городов в течение недели представляли свое творчество в здании бывшей Владимирской фабрики музыкальных инструментов. По просьбе «Четырех строчек» соорганизатор фестиваля Варвара Кузьмина выбрала самые запоминающиеся работы третьего в истории «Арт-субъекта».

Наталья Кузьмина, Владимир. Пылесборник памяти

«Пылесборник памяти» — это эксперимент с художественным языком, работа непосредственно с памятью.

Место, где мы находимся, не всегда было фабрикой музыкальных инструментов. Здесь был и свечной завод, и производство каких-то дверей, и черт знает что еще. В итоге это все превратилось в пыль, остались только воспоминания. И Наташа, до того, как мы открыли «Арт-субъект», изучала эту пыль, тщательно документировала, как она ведет себя на разных поверхностях — полу, стеклах, подоконниках, — а затем воссоздавала бытование этой пыли на холстах.

А главный элемент инсталляции — очертания, пожалуй, самого известного продукта фабрики, пианино «Владимир». Частью проекта стали реальные трубы пылесборника, которые проходили через все цеха. Работа Наташи — символ того, что все так или иначе превращается в пыль.

Наталия Балута, Москва. Рубеж 1941

Во время Великой Отечественной войны в районе Зеленограда велись ожесточенные бои, там проходила линия обороны советских войск во время битвы за Москву. Вся территория города буквально усыпана огромным количеством братских могил. «Рубеж 1941» — это пространство, на котором отмечены места массовых захоронений солдатов и примерная граница боевых действий.

Своим проектом Наталия Балута хочет вернуть память местам, где похоронены герои войны. На фото изображены братские могилы в наши дни; художник зафиксировала, как они стали чем-то повседневным. Где-то возникают супермаркеты, на задворках которых остается памятный знак, где-то люди вообще катаются по братской могиле с горки.

У работы Наталии много составляющих: это и объекты, и фотографии, и даже художественные акции. Несколько лет назад были идентифицированы останки более 200 бойцов, но местные власти их почему-то никак не увековечили. Тогда художник свой рукой записала имена погибших на тетрадных листочках и вморозила их в ледяные таблички, которые установила на одной из могил. Жителей района очень тронула эта акция. Люди ухаживали за табличками, пока не наступила весна и они не расстаяли. Наверно, это и есть общественно значимая функция искусства?..

Анастасия Богомолова, Челябинск. Под куполом (фрагмент)

Проект «Под куполом» посвящен падению челябинского метеорита. Анастасия Богомолова впервые показала его в феврале 2018 года, к пятилетию со дня этого события. На «Арт-субъекте» представлен только небольшой фрагмент — инсталляция, составленная из искореженного подвесного потолка и оконных рам, воспроизведение тех разрушений, которые принесло космическое тело. Все это сопровождается записью звуков падения метеорита и разрушений на бесконечном репите.

Анастасия — известный художник, стипендиант «Гаража» 2017-2018 годов, лауреат премии Cosmoscow (премия в области современного искусства для молодых художников — «Четыре строчки»). А еще нам повезло: «Под куполом» недавно был номинирован на премию Курехина в Санкт-Петербурге (премия в области современного искусства, вручаемая с 2009 года — «Четыре строчки»), ждем подведения итогов.

Алена Ручан, Владимир. Арт-субъекты. Идентификация

Тема фестиваля в этом году — «Обратная перспектива». Она так или иначе связана с памятью: исторической, семейной. Проект Алены Ручан как раз о таком. Алена снимала людей, которые делают «Арт-субъект». Она просила нас принести фотографию человека из семейного древа, с которым мы чувствуем максимальную связь, или который как-то повлиял на нас, благодаря которому мы стали теми, кем есть сейчас.

Каждый из участников принес разные фото: бабушки, дедушки, родителей, даже собственных детей. Алена с помощью проектора накладывала снимки на наши лица. Получилось загадочно и даже мистически: где-то нас можно узнать, где-то нет. На портретах видна та самая обратная перспектива, не только виртуальная, но и визуальная: пространство расширяется, расширяются тени... У Алены получился очень интересный проект, она отлично поработала с темой.

Кристина Сырчикова, Самара. Отчуждение

Проект «Отчуждение» как бы вступает в диалог с «Идентификацией», это не про связь с близкими, а наоборот, про ощущение разрыва. Документальный фотограф Кристина Сырчикова несколько лет подряд снимала деревню, где она родилась, где до сих пор живет большая часть ее родственников. Она пытается визуально и по-человечески установить какие-то связи, понять свое место — не среди ли родных?.

«Отчуждение» — это про сложность прорыва к счастью, про то, что в семейных отношениях не всегда все радужно, про трудность установления связи. На «Арт-субъекте» представлены лишь несколько фотографий проекта. И хотя этот фрагмент напоминает символическое семейное древо, здесь все по отдельности; после него остается какое-то одиночество.

Ольга Кочедыкова, Саратов. Собиратель мифа

Очень ироничная интерактивная работа Ольги Кочедыковой, которая нравится и взрослым, и детям. Под Саратовом есть село Лох. Доподлинно неизвестно, почему оно называется именно так. С этим названием связано много всяких историй и легенд. Ольга задумалась: а что, если Лох — это аббревиатура? И предложила всем ее расшифровать на свой вкус.

Есть несколько карточек со словами и фотографиями, сделанными в селе. Нужно выбрать три, поместить в специальные отсеки, сфотографировать и выложить в любой социальной сети с хэштегом #лохмиф. Ольга бережно собирает все сочетания, создавая, таким образом, новые мифы.

Красил Макар, Екатеринбург. Река Чусовая, восход

Проект «Река Чусовая, восход» свердловский художник под псевдонимом Красил Макар сделал специально для «Арт-субъекта». Это выполненная на современный манер традиционная уральская роспись, которая своеобразно вышла в объем.

Вообще Красил Макар интегрирует традиционные для Урала художественные элементы в городскую среду, что-то дописывает, и это как-то правильно смотрится, правильно ложится, концептуально. Например, он расписал двор приборостроительного завода на четвертой уральской индустриальной биеннале современного искусства.

Екатерина Ашиткова, Москва. Urbes: Нью-Йорк

Екатерина Ашиткова работает со сновидениями. Однажды ей приснился город с чертами одновременно Москвы и Нью-Йорка — и она сделала макет этого сомнамбулического мегаполиса, сняла видео, специально для ролика написала музыку. Впервые «Urbes» был показан в рамках коллективной выставки «Мифологика» в Екатеринбурге, где я тоже принимала участие. На «Арт-субъекте» есть возможность посмотреть и видео, и саму инсталляцию.

У Екатерины целая серия работ, в которых она воспроизводит места со странными и парадоксальными чертами из своих снов. Сейчас, к слову, она работает над инсталляцией, связанной с Венецией.

Лариса Федотова, Москва. Retina

Очень атмосферная инсталляций Ларисы Федотовой Retina — с латинского это слово переводится как сетчатка. Эта работа сделана в парке Тропарево недалеко от дома художницы. Она исследует восприятия человека, непривычный взгляд на место через какие-то личные пространства.

Тропарево — это лесопарк, он лишь отчасти освоен человеком. Свою работу Лариса снимала в течение двух с половиной лет. Как итог — видео с оригинальной музыкой, сыгранной на органе. Но не это главное. Главное то, что зритель, попадая в это пространство (темная комната, где на проекторе крутится темное видео нон-стоп, а в центре висят небольшие карманные фонарики — «Четыре строчки»), он может повторить опыт художника.

Если посветить фонариком на стены, то можно заметить слова. Это карта ассоциаций автора. Можно их как-то соотнести со своими впечатлениями. Продолжением работы являются обратные лайтбоксы — сделанные по специальной технологии скрины с видео, которые проявляются, только когда светишь на них фонариком. В общем-то это все обыденные вещи, но снятые в определенном ракурсе они становятся даже в чем-то пугающими.

От редакции. Видео — это нарезка кадров из разных уголков лесопарка, снятых в темное время суток. Единственный источник света — карманный фонарь, который выхватывает из темноты очертания обыденных предметов: пней, кострищ, мусора. Картинка внешне похожа на кадры из малобюджетных хорроров вроде «Ведьмы из Блэр».

Наталья Кузьмина, Владимир. Речь художника. Перформанс «Тонко»

Художник не обязательно выражает свои мысли маслом или через фотографии. Речь может идти через движение, через звук. Проект Натальи Кузьминой как раз про такую речь.

На протяжении последнего года во Владимире проходил перформанс «Тонко» — симбиоз танца, живописи и музыки. Несколько команд собирались в определенном месте города, которое они считали местом силы, и проживали там какое-то время. И в течение года Наташа документировала их жизнь.

На фестивале представлена выжимка из этого опыта, своеобразный отчет о том, как люди рефлексируют, что чувствуют. Здесь и фото, и аудио, и видео — и можно представить, как ты будешь повторять этот опыт (29 апреля на закрытии фестиваля «Арт-субъект» состоялся шестой перформанс «Тонко» — «Четыре строчки»).