Цифровая революция.

27.01.2018

Я много думал о том, в чём заключается вторая цифровая революция. Давайте определимся с понятиями. Мне кажется, что логично называть первой цифровой революцией не изобретение двоичного кода и интернета, а его массовое использование.
Вторая цифровая революция произошла, по моим ощущениям, в 2012 году, когда население Земли было в буквальном смысле клонировано посредством социальных сетей.
Оставаясь вполне себе в физическом теле, фокус нашего внимания сместился в соцсети: если вы не выложили фотографию афиши в Instagram, кажется, что вы и не были в театре. Почему реальность стала требовать подтверждения — тема отдельного исследования. Но очевидно, что вес событию придает его цифровой аналог, наша проекция на экран гаджета. Не только наша память, но и наши чувства в буквальном смысле переместились на внешний носитель.
Вроде бы я должен продолжить свои рассуждения в духе культового фильма «Матрица», но это не так. Единственный вопрос, который меня волнует: Если мы не там и не здесь, то где мы? Некоторые шутят: в чистилище.
Да, мы грустим по определённости, каждый день выбирая между «пан или пропал». Но, помилуйте, дуалистическое сознание не может определять сложный многомерный мир! И не наша вина, что в школе нам не дали ничего, кроме линейки.
Говорят, что двух одинаковых глаз нет. Да и, положа руку на сердце, мы не знаем и никогда не узнаем, какого монстра видит другой человек, глядя на ту же кошку в темной комнате. К чему я клоню? К тому, что реальность сугубо субъективна. У меня нет намерения знакомить вас с идеями философского течения субъективизма от Беркли и Канта до Ясперса и Шрёдингера (его квантовая «неопределенность» повлияла на субъективизм больше философии).
Остановлюсь на одной идее и попробую её проиллюстрировать теми ограниченными вербальными средствами, которые находятся в моем распоряжении.
Социальные сети — это окно мозга в мир. Вы едете в поезде под названием время, за окном проносится жизнь, но и вы проноситесь мимо. Это как рука, рисующая руку, которая рисует другую руку.
Замечали ли вы, как быстро улетучиваются впечатления, если вы не успеваете их фиксировать? Их как будто и не было. Требуется волевой акт, акт творчества, чтобы уловить мысли, перенести на материальный носитель. Куда уходят незафиксированные мысли, «в какие города»? Возвращаются в мир идей? Исчезают до следующей встречи? Мы не знаем, и у нас пока нет никаких шансов это узнать.
Возникает вопрос: кто всем этим управляет? Сколько бы вы ни выстраивали кадр, ни готовили композицию, всегда есть вероятность, что в него залетит птичка. Эта случайность сделает шедевром нечто абсолютно обыденное. Вопрос только в том, насколько это случайно.
Однако для любого содержания где-то есть ёмкость. Например, математики, которые в случайности не верят, поместили комплексные числа в другое измерение. Подход здравый: если измерения нет, следует придумать новую метрику.
Когда-то основоположник кибернетики Норберт Винер создал модель поведения лётчиков, чтобы спрогнозировать траекторию их полёта. «Человек-машина» не является симбиозом человека и машины. Как и комплексные числа не являются новой координатой на векторе. Иначе их легко было бы перепутать с обычными координатами. Моя мысль очень проста и вместе с тем пугающа:
Ваша личность + соцсеть — это не виртуальная проекция вашей личности в соцсети, это абсолютно новое образование, название которому ещё не придумано.
Важно: реципиент или наблюдатель априори включен в эту виртуальную личность, иначе она не может актуализироваться. Что превращает социальные сети в контейнер или хард для помещения софта личности? Пока у меня нет идеальных аналогий. Но я ищу их и близок к разгадке как никогда.
Почти 150 лет назад импрессионисты взбунтовались против реальности. Они осмелились сказать, что видят её иначе. Каждый мазок на картине Моне был по сути пикселем. Нейробиолог и лингвист Татьяна Черниговская в своих научно-популярных лекциях не устает повторять: «Искусство — не десерт... Импрессионисты пишут настоящее время, которого нет».
В 1874 году импрессионизм оформился как новое направление в искусстве. В чём была его революционность? В попытке остановить мгновение. Запечатлеть не реальность, а своё впечатление, простите за тавтологию.
Возможно, это сравнение слишком высокопарно, но я попробую доказать, что каждый ваш акт творчества в соцсетях по содержанию близок к искусству. Перефразируя Бродского, я бы сказал, что искусство — такая же видовая привилегия человека, как и поэзия.
Социальные сети — это новый вид искусства самовыражения. Но не настолько новый, чтобы отличаться от любого другого акта творчества человека.
Чтобы нарисовать или написать хоть что-то, нужно:
Осознать важность и значительность этого чего-то. Иначе зачем нам фотографировать выступление Вуйчича, к примеру, если тысячи профессиональных фотографов уже через две минуты выложат в своих официальных изданиях профессиональные снимки? Или зачем копировать реальность в живописи?
Индивидуализировать мультимедийное сообщение «я-концепцией». Ощущения от первого лица неповторимы.
Разотождествиться, диссоциироваться с собой. Войти в другое пространство для непосредственного его преображения, т. е. акта творчества, добавив в сложный мир новое измерение (для простоты восприятия читай «впечатление»).
Именно этим мы занимаемся ежедневно в соцсетях — пытаемся поймать и передать доступными нам способами то, что происходит здесь и сейчас.