Айболит как культурный миф

Мифология – это аналог биологической эволюции в человеческой культуре. Мы привыкли считать мифами нечто древнее, застывшее, ископаемое, а между тем мифология творится на наших глазах, только этот процесс ускользает от нашего сознания, потому что человеческий век слишком краток. Мы способны ухватить происходящее как снимок, как фазу, но не способны увидеть развитие процесса в силу нашей недолговечности.

Как формировались мифологические образы древнего мира мы, на самом деле, тоже не знаем, можем лишь предположить, что в какой-то момент был некий живой персонаж, о котором сложилась устная легенда. Какие-то детали образа были настолько важными, что передавались из уст в уста и шлифовались веками. В конечном счете мы уже не знаем первоисточника, но мифологический образ живет совершенно отдельной жизнью и развивается дальше, мимикрируя, меняя имена и форму.

За современными мифами наблюдать интереснее всего. Они многое говорят об истинных потребностях нашего общества, о тех потребностях, о которых мы, может быть, и не догадываемся. Миф показывает, чего нам на самом деле больше всего не хватает или, наоборот, что нас отталкивает. Формированием мифов в наше время занята массовая культура, кинематограф и литература, в особенности детская.

Обложка книги про Айболита с иллюстрациями Анатолия Елисеева
Обложка книги про Айболита с иллюстрациями Анатолия Елисеева

Новые мифологические образы рождаются в литературных произведениях, а затем как бы отпочковываются от них и воспринимаются уже отдельно и от автора, и от книги. И самое удивительное, что рождение мифа невозможно запрограммировать и предугадать. Порой увлекательные образы остаются невостребованными коллективным бессознательным. И наоборот, незначительные штрихи, идеи, набросанные одним человеком, подхватываются другим, шлифуются, – и создается образ, легко отделимый и от произведения, и от авторов, сколько бы их ни было.

Вот например. Жил-был в начале ХХ века в Англии публицист средней руки Хью Лофтинг. Окончил политехнический институт, женился, работал инженером на железной дороге и пописывал в журналы технические статьи для взрослых. Нужда заставила его в тяжелое время сразу после Первой мировой войны написать фантастическую повесть про доктора Дулиттла – неунывающего человека, который помогает животным и умеет с ними разговаривать. Повесть его была рассчитана на подростков и взрослых. Она неплохо разошлась, и Хью Лофтинг принялся писать продолжение. За тридцать лет он написал 13 книг, и после этого вышло еще несколько «фанфиков», написанных другими людьми.

Доктор Дулиттл
Доктор Дулиттл

Первая его книжка «История доктора Дулиттла» приходит в Россию в начале 1920-х годов. Ленинградский «Детгиз» дает задание на ее перевод сразу двум авторам. Точный перевод выполняет Любовь Хавкина, и он благополучно выходит тиражом 7000 экземпляров, раскупается, но никакого ажиотажа не создает. Второй перевод-пересказ выполняет Корней Чуковский. И вот тут взрывается бомба, – и создается миф.

Чуковский с самого начала не планировал копировать первоисточник. Фамилию главного героя Дулиттл (Делай малое, Делай что можешь) он перевел как Айболит, точно так же русифицировал имена других героев. История под его пером сильно упростилась, одни эпизоды исчезли совсем, другие сжались до единственного предложения.

Вместо повести для подростков у Чуковского получилась гениальная сказка для маленьких. «Жил был доктор. Он был добрый. Звали его Айболит. И была у него злая сестра, которую звали Варвара». Вся сказка написана простыми односложными предложениями, в ней почти нет сложных синтаксических конструкций, зато много глаголов, которые задают действию темп и держат внимание ребенка.

Мультфильм «Крокодил и солнце» (художник Радна Сахалтуев)
Мультфильм «Крокодил и солнце» (художник Радна Сахалтуев)

Вполне конкретный мир викторианской Англии «Доктора Дулиттла» Чуковский превратил в некое тридевятое царство. Во главу угла он поставил не достоверность событий, а правду отношений между героями. Он очистил первоисточник от ответвлений сюжета и второстепенных персонажей, построил единый сюжет, четко разграничил друзей и врагов.

Но самое важное: он изменил образ главного героя. Если доктор Лулиттл был силачом, способным дать физический отпор, то доктор Айболит действует исключительно своей добротой, потому что он щуплый и старенький. Он по-доброму относится к зверям, и они помогают ему преодолевать все трудности.

Одаренный поэт и переводчик, обладающий тонким языковым чутьем и литературным вкусом, Чуковский глубоко переработал первоисточник и возвращался к образу главного героя всю свою творческую жизнь. Помимо прозаической книги «Доктор Айболит» он написал несколько стихотворных сказок с оригинальными сюжетами, которые знают наизусть дети нескольких поколений.

«Доктор Айболит» (художник Владимир Конашевич)
«Доктор Айболит» (художник Владимир Конашевич)

Доктор Айболит сошел с книжных страниц и занял прочное место в русском культурном пространстве. Существуют сотни ветеринарных клиник и аптек с названием «Айболит». Образ растиражирован в стенгазетах, поликлиниках, учебниках, детских познавательных книгах, в экранизациях и рекламе.

Добрый доктор Айболит обретает мифологические черты. Он по праву заслужил всенародную любовь. Потому что мы устали от сильных, бескомпромиссных героев. Потому что в нашем обществе есть потребность именно в таком человеческом типе: «Человек, наделенный добротой, немножко неуклюжий, порой беспомощный и слабый, но способный исправить все вокруг, исцелить и помирить всех». Мир тянется к ласковым ладоням Айболита, ищет у него утешения, мечтает снова стать ребенком.

В очередной раз снимаю шляпу перед Корнеем Ивановичем Чуковским, значение его творчества со временем будет только расти.