Шпиц и кане корсо. Укрощение строптивых.

И стал у нас маленький японский шпиц вовсю хозяйничать в доме.

Утро начиналось с того, что в комнату к корсам с топотом и рычанием вламывался белый вихрь и с криком "Банзай!" принимался устанавливать свои порядки. Корсо были обруганы, запуганы, обгрызаны и лишены все подвернувшихся ништяков.

Сначала в изящном прыжке Мотя впивалась в брылю Торы. И повисала на них мертвой хваткой - бульдоги отдыхают, куда им до Мотеньки! Тора не планировала прокалывать себе в губах туннели. Поэтому, чтобы не обзавестись ими совершенно случайно (все-таки губы у корсо не очень толстые, а японский шпиц даже в щенячестве весит больше пушинки), Торка быстро падала на пол. А там, говорит, пусть себе обжевывает меня сколько хочет, это я потерплю. Главное, под тяжестью этой наглюшки губы не порвутся.

Потом Мотя принималась за укрощение Лёли. Той, для разнообразия, предлагалось прокомпостировать уши - так моднее.

Лёля, естественно, тоже падала, в целях избежания лишних дырок в шкуре.

А радостная Мотя кусала рыжую еще десяток-другой раз, для закрепления эффекта.

После чего исполняла победный танец

И бежала отнимать у корсов их игрушку

Лёля просто отходила в сторону, бормоча: "Чем бы дитя не тешилось, лишь бы водку на проезжей части не распивало".

А Мотя с удвоенной энергией продолжала тянуть игрушку у Торы. Тора, небрежно придерживая игрушку одним зубом и аккуратно перебирая лапами (чтобы, Боже избави, случайно не задеть эту безобразницу) , топала за мелкой и бубнила что-то вроде: "Ух ты, какая сильная! Ну ты даешь! Просто суперслониха! Меня на раз перетянула! Вот монстриха-то!". И лыбилась при этом во всю пасть. А Мотя, понятно, была очень довольна собой и своим умением победить любую, даже такую огромную и страшную, собаку. Она-то всяко страшнее, даже если ростом и не вышла. Вон как ловко всех раскидывает одной левой задней!

Такая мини-модель конфликта "Япония против Италии" получилась. Понятно, кстати, что у итальянцев как-то шансы не самые хорошие. Японцы хоть и мелкие, хоть и мало их, но уж очень они воинственные и безбашенные. Как крикнут свой фирменный клич "Банзай!", так всем сразу и наступит кирдык. Честно-честно, не вру - у нас такая ситуация каждое утро случается.

Вот только Мотенька не понимала, что ей, маленькой, приходится доказывать и окружающим, и в первую очередь самой себе, что она - большая и грозная собака. Ну чисто собака Баскервилей. А кане корсо доказывать ничего никому не надо. Они в своих возможностях более чем уверены. И поэтому могут себе позволить снисходительно относиться к разным белым соплюшкам, с высоты своего величия.

А на самом деле Мотя вообще неизвестно к кому ближе - к собакам или к кошкам.

То, что она вместо лая издает что-то, гораздо больше похожее на мяуканье, стало ясно в первый же день. Нет, более-менее правдоподобно лаять она потом научилась. У Торы, ага. И не за один урок. Но даже сейчас, через несколько лет, чуть что, срывается на кошачьи интонации.

Опять же умывается Мотя языком. И лапой морду моет после еды. Как-то не совсем собачья манера.

Мотя умывается. Коты научили.
Мотя умывается. Коты научили.
Старательно трет мордочку
Старательно трет мордочку

И коты ее совсем не боятся, как она не пытается доказать им, что она самая что ни на есть взаправдашняя собака. Не верят, и все. Только смеются оскорбительно. Хоть бы для приличия сделали вид, что они ее испугались, так нет! Ты, говорят, нашей породы, кошачьей. Хорош выпендриваться, пойдем лучше на мышей охотиться.

Как-то мы были в деревне. И там нам навстречу вышли такие гопнички кошачьего рода. Увидели Мотю и обрадовались:

- О! Наша мамаша! Слышь, мать, молоко есть? А если найде-о-ум?

Хотя на остальных собак вполне себе шипели, выгибали спины, а если не помогало, спасались бегством, как и положено добропорядочным представителям кошачьего племени.

А Моте так и не удалось их убедить, что она не их мама. Не поверили, сказали, нечего врать. Пришлось Моте от них улепетывать, пока и в самом деле не подоили.

Так вот и живет у нас существо неопределенного вида. На аджилити, правда, с собаками ходит заниматься. Выставки тоже собачьи посещает в качестве экспоната. Но у нее же в документах написано, что она собака. Вот и приходится соответствовать написанному. У нас это зачастую проще, чем доказать, что в официальные бумаги ошибка закралась.

Первая часть здесь

Вторая часть здесь

Если понравилось, пожалуйста, подписывайтесь на канал, ставьте лайк!

Примечание: в хозяйстве имеются четверо детей, муж, я, три кане корсо, один японский шпиц и некоторое число котов (два присутствуют постоянно, ну и еще понаехавших когда сколько).