В России хотят ввести прогрессивную шкалу НДФЛ: кому и сколько платить?

09.04.2018

Думский комитет по бюджету и налогам рекомендовал к принятию законопроект о введении прогрессивной шкалы подоходного налога. До сих пор он систематически отклонял подобные инициативы. Плоская налоговая шкала, действующая в России с начала 2000-х, считалась незыблемой. Напомним, сейчас ставка составляет 13% для всех. Что предлагают?

Согласно проекту, внесенному КПРФ, люди с доходом менее 100 тысяч рублей в год (то есть получающие значительно ниже прожиточного минимума, составляющего 11 тысяч рублей в месяц) должны платить НДФЛ в размере 5%. Те, кто зарабатывает от ста тысяч до трех миллионов в год, заплатят 5 тысяч с первых 100 тысяч рублей дохода и 13% – со всего остального. При годовом доходе от трех до десяти миллионов рублей ставка налога составит 382 тысячи рублей с первых 3-х миллионов рублей и 18% – с дохода свыше этой суммы. Люди, имеющие годовой доход от десяти миллионов рублей, должны будут заплатить 1,642 миллиона рублей с первых 10-ти миллионов рублей и 25% – с остального дохода.

Некоторые критики законопроекта уже окрестили его «налоговым адом», утверждая, что прогрессивная шкала НДФЛ приведет к бегству квалифицированных специалистов за рубеж и выводу миллиардов в оффшоры. Другие комментаторы отмечают, что для большинства населения, зарабатывающего больше 8 тысяч и меньше 250 тысяч рублей в месяц, ничего не изменится. О перспективах введения прогрессивного налогообложения в России мы поговорили с экспертами.

«Шанс, что мы перейдем к прогрессивной шкале, очень высок»

Борис Кравченко, президент Конфедерации труда России, член Российской трехсторонней комиссии:

– В настоящее время работает система, при которой социальные фонды, федеральный и региональные бюджеты создают бедные, а богатые платят минимум. Плоская шкала является социально несправедливой. Что касается самих цифр, предложений о том, какие категории будут платить меньший процент с дохода, а какие – больший, то мы уверены, что малоимущие должны быть освобождены от подоходного налога полностью, как это сделано во многих странах. Например, в ряде стран ЕС среднемесячный доход, эквивалентный 500 долларам США, не облагается никакими налогами, являясь принятой в обществе чертой бедности. Таким образом, у бедных остается больше денег, и это стимулирует их к более активной трудовой деятельности. Эта планка устанавливается национальными государствами в ходе национального социального диалога.

Это реальный, осязаемый уровень доходов, являющихся низкими и позволяющими исключительно выживать. Он не должен облагаться налогом. Мы пободаемся с работодателями на этот счет. Начнем с 13 тысяч, а дальше будет видно.

Что касается остальных категорий граждан, то мы считаем, что наемные работники, зарплаты которых сегодня являются скандально низкими, даже по сравнению с соседними странами, не должны платить 13%. При существенном повышении дохода – от 200 тысяч рублей в месяц – налоговая шкала должна прогрессировать. Нам кажется, что налог на самую обеспеченную часть населения может составлять до 70%.

Однако недостаточно принять закон о прогрессивной шкале налогообложения – это было бы чисто техническое решение. Должен быть реализован целый ряд мероприятий, направленных на вывод из тени тех 20-25 миллионов наемных работников, которые заняты в неформальном секторе. Нужен комплекс законов, которые, с одной стороны, усилили бы ответственность работодателей за использование серых трудовых схем, а с другой – сама налоговая система должна стимулировать работника и работодателя не уводить социальные налоги в тень. Налоговый маневр, о котором сегодня много говорят (предложение повысить НДС в обмен на снижение взносов в социальные фонды), это разовое действие, которое предпринимается в момент кризиса. Мы имеем в виду сбалансированную, обсужденную на трехсторонних площадках, программу вывода рабочих мест из тени.

Законопроект будет обсуждаться в профильных комитетах, в том числе и в комитете по труду. Затем он поступит на согласование в Российскую трехстороннюю комиссию по регулированию социально-трудовых отношений, и у нас будет возможность его существенно скорректировать. Я не знаю, каковы шансы на принятие именно этого проекта, хотя его уже поддержал бюджетный комитет. Но, думаю, шанс на то, что мы перейдем к прогрессивной шкале налогообложения, в настоящее время очень высок.

«Хорошо, что пока это только проект»

Илья Быковников, кандидат экономических наук, заведующий кафедрой менеджмента Высшей школы государственного управления РАНХиГС:

– С точки зрения пополнения бюджета введение прогрессивной шкалы НДФЛ, конечно, целесообразно. Но нужен переходный период. Если вынести за скобки все социальное, то налоговым органам будет очень сложно администрировать новую систему. Да, есть автоматические системы контроля, но они настроены на то, что у нас – плоская шкала. Программы придется перенастроить, механизм – переделать, формы отчетности – пересмотреть. На это уйдут время, средства и усилия.

Система плоской шкалы и пропорционального обложения уже дала результаты: бюджет пополняется за счет НДФЛ. Первая реакция, которая будет после перехода от плоской шкалы – часть доходов начнут уводить в тень. Поэтому не думаю, что реформа сразу же даст значимый результат. Хорошо, что пока это только проект.

Но не думаю, что потери от введения прогрессивной шкалы будут значительными. Даже если ее введут, она будет одной из самых низких в Европе. Сомнительно, что крупный капитал будет из-за этого уходить в оффшоры.

Прецедент самой высокой ставки подоходного налога в мире – 54%. Не могу сказать, что это привело к бегству капитала, потому что речь идет об одной из стран Западной Европы. Но в нашей стране введение столь высокой ставки вряд ли будет хорошим шагом.

Мы пробовали посчитать оптимальный максимум (конечно, это условная цифра, поскольку подобного опыта в нашей стране нет и аналогов нашей страны тоже нет). Если убрать все социально-экономические неравности по территории страны, все особенности регионального регулирования, то получится, что это порядка 34% для доходов свыше 25 миллионов рублей в год.

На мой взгляд, однозначно, должен существовать необлагаемый налогом минимум. Самый сложный вопрос – кто под него должен подпадать. Я не готов назвать цифру. У нас сейчас полным ходом идет пенсионная реформа, и этот минимум надо точно состыковать с возможностями работающих пенсионеров, незащищенных слоев населения, чтобы не нарушить баланс. Список условий предоставления пенсионных и социальных выплат менялся за последние десять лет трижды. Учитывая, что администрирование всех социальных выплат – пенсий по возрасту, социальных пенсий, выплат в Фонд обязательного медицинского страхования – отдали налоговым органам, то, может быть, у них наберется база, на основе которой можно вывести оптимальный для нашей страны необлагаемый минимум.