«Уж лучше бы во время прорыва в Дубровке погибнуть» - мелькнула мысль. А танк продолжал погружаться в воду

30.03.2018

Чтоб проверить исправность танка после ремонтных работ, перед отправкой на передовую, его испытывали прямо на ходу. Ранее это выполнялось рабочими, но из-за нехватки времени они не успевали сделать полноценную обкатку. В итоге, это легло на плечи наших экипажей. Я сам, ни раз, выполнял данную работу.

Однажды, 25 марта 1943 года, при испытании мною танка БТ-7 случилось весьма неприятное происшествие. Танк потерял управление прямо на мосту реки Невы. Несмотря на умеренную скорость, из-за сильного гололёда, танк потащился в правую сторону. Было слишком рано, солнце еще не взошло. Кроме трёх девушек из здешней обороны, никого в окрестностях не было. В руках они держали прочные верёвки, удерживающие аэростат.

Из-за всех сил я старался затормозить, но ничего не вышло. Танк разрушил перила на мосту и, перевернувшись, упал прямо в реку. Раздался удар за ударом. Пропал свет. Я попытался встать на ноги, как вдруг почувствовал лежащего на мне старшину. Стоны М. П. Репина разносились по всему танку.

- Репин, ты жив? – спросил я, почти кричащим голосом.

- Жив, жив…Шею едва не сломал – ответил старшина.

Пока мы пытались расшевелиться, вода стремительно просачивалась во всевозможные щели. Мысли о том, что мы можем погибнуть, постоянно лезли в голову. Да еще и так глупо! «Уж лучше бы во время прорыва в Дубровке погибнуть» - мелькнула мысль. Командование стремилось увеличить плацдарм и выйти к железнодорожному узлу Мга. Это планировалось на ближайшие дни. И провалившийся в реку танк, как раз и испытывался для предстоящего прорыва. А тут такое случилось…

Ледяная вода стремительно заполоняла боевое отделение. Дышать становилось всё сложнее. Вот уже по пояс набралось, а деваться некуда. Вместе с Репиным начали пытаться добраться до аварийного люка, который был нашим последним и единственным шансом выжить.

Приложив немаленькие усилия, мне удалось его открыть. Сопротивляясь сильнейшему потоку холодной воды, я вылез из танка. Сделав первый вдох свежего воздуха, я тут же пошёл обратно под лёд. Размахивая руками и ногами, мне кое-как удалось остаться на поверхности и ухватиться за полынью. Тут на меня падает куртка, привязанная к верёвке.

С моста слышно крики:

- Держись за верёвку! Держись!

Рядом вылез Репин. Спасающие нас люди, бросили на лёд несколько деревянных досок, и таким образом сумели до нас добраться. Меня и Репина вытащили из воды и куда-то понесли. Оказались мы в очень тёплой комнате, и молодая врач прослушала наш пульс. Потом наши тела растерли согревающим средством и накрыли теплым пледом.