Французские хроники (продолжение)

Начало.

Выяснилось, что жить мы будем не в Ницце, а на границе с Монако – во французской деревеньке под названием Боссолей. Поэтому решено было, сначала бегло осмотреть Ниццу, раз уж мы тут.

Сказать, что я была разочарована – ничего не сказать. Я как-то по-другому представляла себе всемирно известный курорт. Я ожидала чего-то масштабного. Оказалось, что это небольшой городок в горах. Первая линия – разнообразные отели, которые тянутся вдоль набережной. Набережная без изысков, пляжи крохотные. Как потом выяснилось – насыпные.

В отличие от нашего Кавказа, где между горами и морем есть довольно широкая равнинная полоса, и уж тем более в отличие от курортов Египта, где вся пустыня около моря – бесконечный «пляж», французские Альпы круто нисходят прямо в море. Поэтому все ровные площадки, в том числе и пляжи – дело рукотворное. Это очень радует тех, кто умеет плавать: первый шаг в море – по колено, второй – по пояс, третий – уже плывешь. Соответственно, это очень неудобно для семей с маленькими детьми.

Что меня приятно удивило – пляжи галечные. Но это не те булыжники, которые ожидают нас на черноморских курортах. Это специальная галька размером с ноготь и приятного песочного цвета. Мы умудрялись между пальцами ног приносить ее горстями, совершенно этого не замечая, и вымывали уже в душе.

На такой гальке лежать мягко, как на песке. И не прилипает к телу, как песок, не разносится ветром, не летит в глаза. Если бы она не нагревалась на солнце, то ходить по ней тоже вполне себе можно с комфортом. Очень гуманно.

Но вернемся к Ницце. Между набережной и отелями пролегает дорога, на которой и произошло ужасное событие. Эта дорога является частью междугородней трассы. Остановки на ней не предусмотрены. Поэтому мы не смогли выйти и пройти по набережной. Надо отметить, что во многих местах на ней были сооружены памятные мемориалы: лежали цветы, игрушки, свечи. Людей практически не было – после мрачного происшествия многие туристы спешно покинули Ниццу. Забегая вперед, скажу, что мы тоже лишились многих увеселительных мероприятий, которые планировали посетить и которые были отменены властями во избежание…

Набережная быстро закончилась, и мы поехали по живописной дороге вдоль моря к месту нашего дальнейшего пребывания.

==

Мы потом ездили в Ниццу – посмотреть ботанический сад, расположенный на горе. Хорошо, что мы были на машине. Пешком умаешься топать. Зато вид с горы просто потрясающий – Ницца, море, побережье. Там мы устроили небольшой перекус, для чего купили себе по шаверме, картофелю-фри и «Оранжина». Гастрономический туризм еще никто не отменял, а сравнить чем отличаются их блюда от наших было интересно. И если шаверма с картошкой особого впечатления не произвели, то «Оранжина» покорила мое сердце.

По возвращении домой я нашла этот напиток в продаже у нас в сети финских гипермаркетов «Призма».

Посетили мы из любопытства и «Макдональдс» в Монако. Ничего особенного – все как у нас.

Все познается в сравнении. Когда я впервые увидела Ниццу, мне она показалась милым, уютным городком. Но на фоне Монако Ницца предстала пыльной и какой-то устаревшей.

==

Но это все было впереди, а сейчас мы только приехали и мчались навстречу приключениям по живописнейшей дороге, петляющей на приличной высоте над уровнем моря, повторяя все изгибы берега. Виды открывались невероятные. С одной стороны – лазурь неба, переходящая в лазурь моря; с другой – бесконечная череда поселений из небольших частных домов, которые карабкались на горы до самых вершин по той стороне склона, которая смотрела на море. Я про себя назвала эти домики – ласточкины гнезда. Для меня было невероятно, как их умудрились туда «прилепить» и как вообще туда попадают люди.

И еще один момент хотелось бы отметить – на всех окнах были жалюзи. Но это не те жалюзи, к которым привыкли мы – легкие шторы на окнах внутри дома. Там жалюзи – это огромное деревянное сооружение, которое размещается снаружи, наподобие деревянных ставен в русской деревне.

Продолжение.