Контрольный выстрел

15.05.2018

Подходит к концу учебный год. Нашим девятиклассникам, у которых мы ведем занятия по профориентации, скоро будет совсем не до нас – грядут экзамены.

Целый год мы с коллегой пытались достучаться до ребят, заставить задуматься о выборе профессии, объяснить, что они уже стоят у последнего вагона. Но все было тщетно. В глазах читалось полнейшее равнодушие – мели, Емеля, твоя неделя, а у нас еще прорва времени впереди.

Тут надо немного отступить от основной темы и пояснить ситуацию в целом. Из-за отсутствия в стране государственной программы по профориентации, школы вольны выбирать – заниматься ею или нет. Поэтому многие школы, махнув рукой на знакомство с профессиями, занимают эти часы дополнительными занятиями по математике или языку. И если в детском саду детям усиленно рассказывают, что «мамы всякие нужны» и достаточно на хорошем уровне знакомят с миром окружающих профессий, то в школе зачастую наступает провал до 9 класса. В 9-м волей-неволей приходится напомнить ученикам о предстоящем выборе, так как «не сдашь экзамены, пойдешь в дворники». Но это напоминание многим школьникам как снег на голову – восемь лет ни слова про работу, про профессию, и на тебе. Зачастую и дома про это не говорят – родители по привычке уверены, что этим занимается школа, особенно на уроках труда. А школа вместе с «трудами» давным-давно искоренила и профориентацию .

Я очень преклоняюсь перед классными руководителями – энтузиастами. Именно на их чувстве долга и строится вся наша работа (работа специалистов по профориентации). Мы используем классные часы для экскурсий, профессиональных проб, уроков и конкурсов на знание профессий. Все это капля в море, но хоть так мы доносим до ребят одну простую мысль – пора задуматься о выборе будущей профессии.

Мне вот стало интересно, о чем спрашивают взрослые современных детей? Я имею в виду, что знакомые моих родителей, приходя в гости, все время задавали мне два вопроса: как учишься и кем хочешь стать? Первый вопрос, скажу честно, откровенно раздражал, а вот второй все время заставлял задуматься – а действительно, кем? И кем только не хотелось: от космонавта до дрессировщика. И хотя все это было несерьезно, но мысль о том, что придется «кем-то стать» сидела в голове крепко.

А нынешнее поколение (по нашим собственным исследованиям) не только о своем будущем не задумываются, но и о профессиях родителей знают не все. На вопрос – «Знаешь ли ты профессию своих родителей?» – только 56,4% девятиклассников отвечает «да». Но если копнуть поглубже, то есть попросить назвать эти профессии, то можно встретить подобный ответ: папа – директор, мама – домохозяйка. На всякий случай поясню, что ни «директор», ни «домохозяйка» профессиями не являются. На вопрос – «Знаешь ли ты, какие учебные заведения родители оканчивали?» – положительный ответ дают 45,2% опрошенных. А уж место работы мамы-папы могут назвать лишь единицы.

При Союзе все дети знали, кем и где трудятся их родители. Я лично и у мамы на всех ее работах перебывала, и даже у папы на аэродроме была, в тренажере, имитирующем кабину самолета, неоднократно «летала» и «разбивалась в смятку». А если не было возможности побывать на работе – совсем закрытое предприятие, то на демонстрации пройтись в колонне этого предприятия с мамой-папой было святое дело.

Вот и этот класс, про который я начала рассказ, мы старались растормошить целый учебный год. Я и на родительском собрании выступала, думала, может через родителей удастся достучаться. Все тщетно.

Я уж не знаю, по какому наитию мне пришла в голову мысль на последнее занятие пригласить актрису – молодую девушку, которая только-только начала свою профессиональную карьеру. Я подумала, что к нам ребята не особо прислушиваются, потому что «мы устарели и ничего не понимаем в современной жизни», а вот человека, который ненамного старше послушают с интересом.

Действительность превзошла все ожидания. Увидев перед собой хрупкую девушку, которая выглядит как их ровесница, класс был заинтригован. Никто не ожидал подвоха.

И тут началась «тяжелая бомбардировка». Первым «выстрелом» прозвучала фраза о том, что наша героиня с пяти лет шла к своей профессии. Тут не надо быть знатоком арифметики, чтобы подсчитать, что школьники отстают от нее уже на десять лет.Следующим «попаданием в цель» были слова о том, что последние два года в школе она целеустремленно «собирала» репертуар для вступительных экзаменов в театральный вуз. И, видимо поймав немой вопрос в глазах аудитории: «А как же подготовка к ЕГЭ – этому страшному и всепоглощающему действу?» – небрежно бросила: «А к ЕГЭ к тому времени я была уже давным-давно готова.» В тот момент я, было, подумала, что это будет «последним выстрелом» для наших учащихся. Как же я ошибалась!

Следующий фактор, который заставил задуматься – конкурс на место. Далее – стрессовая атмосфера сдачи экзамена. Убивала на повал информация о том, что выбирать могут не только талант, но и определенный типаж. Типаж это то, чем одарила нас природа, и что от нас практически не зависит. И, тем не менее, если мастеру он не приглянулся, это исключительно проблемы поступающего.

Урок пролетел незаметно. Материал был изложен интересно, с видео включениями. Раскованность, грамотно поставленная речь, определенная пластика и обаяние сыграли свою роль. Педагог, которая привела ребят и должна была убежать на совещание, сидела до последней возможной минутки, настолько увлеклась рассказом. И очень сожалела, что не смогла дослушать до конца. А я теперь не сомневаюсь, что у нашей героини есть вероятность (при желании или необходимости) сделать карьеру и в преподавании, так как хороший учитель – наполовину актер, а талантливый актер – всегда учитель.

Продержав весь класс в напряжении в течение всего занятия, наша гостья закончила урок словами: «И всегда помните, что в любом деле талант – это всего лишь 1%, а 99% – это трудолюбие». И вот эти-то слова и стали «контрольным выстрелом».

А мы для себя поняли, что подобным уроком учебный год надо не заканчивать, а начинать. Тогда «зерна» наших усилий упадут в подготовленную «почву».