Революция в экономической науке. Кто и за что получил Нобелевскую премию в 2019 году?

7 November 2019
Революция в экономической науке. Кто и за что получил Нобелевскую премию в 2019 году?

Почему проблема бедности по-прежнему так остро стоит в развивающихся странах? Почему государственные программы не могут ее решить? И в чем эффективность экспериментального подхода в вопросе снижения бедности в мире?

Лекция профессора РЭШ Сергея Измалкова на Лектории РЭШ была посвящена обсуждению вклада нобелевских лауреатов по экономике – Майкла Кремера, Абиджита Банерджи и Эстер Дюфло – в решение проблемы бедности. Почему? Дело в том, что бедность в развивающихся странах идет рука об руку с голодом, низким уровнем образования, низкой производительностью, высоким уровнем рождаемости и высокой смертностью. Неудивительно, что многие ученые-экономисты выбирают такую область исследований, как development economics (экономика развития). «На фоне того, что происходит в Индии, нет разницы между Россией, Америкой и Швейцарией», – отмечает Сергей Измалков.

Майкл Кремер, Абиджит Банерджи и Эстер Дюфло получили Нобелевскую премию по экономике в 2019 году за то, что предложили принципиально новый подход к проблеме бедности, основанный на трех принципах:

Научный подход к проблеме

Идея подойти к вопросу борьбы с бедностью с научной точки зрения кажется понятной, но она не была так очевидна для государств, много лет пытавшихся решить эту проблему фактически «вслепую». То, что предлагают Кремер, Банерджи и Дюфло, – это моделирование и постановка задачи (Что мы хотели бы выяснить?) и постановка метода (Как это выяснить? Что можно предложить? Какие будут последствия?). Звучит элементарно, но это не так просто, когда требуется решить столь масштабную проблему. Поэтому в данном случае лауреаты предлагают разбить проблему на части, разобраться с каждой частью, а затем построить общую картину.

Например, ученые обратили внимание на образование, как отдельный компонент проблемы бедности. Ведь оно может быть эффективным социальным лифтом для детей, позволяющим вырваться из бедности, если будет качественным. Как улучшить качество образования, в свою очередь, разбивается еще на десятки возможных вариантов, среди которых размер классов, количество учебников или компьютеров, зарплаты учителям, вакцинация, бесплатная еда и многое другое. Каждая идея проверялась экспериментально. Так, оказалось, что ни один из выше перечисленных вариантов не оказывает существенного влияния на уровень образования. А повышает качество внимательная работа с учениками, когда учителя учат именно тому, что не хватает ученикам.

2. Полевые эксперименты

Введение в практику полевых экспериментов – то есть экспериментов с реальными людьми в привычных для них условиях – произошло именно благодаря усилиям Кремера, Банерджи и Дюфло. Сейчас этот метод довольно часто используется – насколько это возможно из соображений безопасности и локального участия правительств «подопытных» стран.

Идея проста: участники эксперимента разбиваются на две группы, одна из которых контрольная (на нее не накладываются никакие инновации), а другая – целевая группа. Объекты эксперимента – люди, которые могут учиться, менять свое поведение, обсуждать то, что им предлагают, с другими, попадать под чужое влияние. Это именно то, что отличает полевые эксперименты от контролируемых клинических тестов. В качестве примера того, что учителя реагируют на стимулы, и именно так, как предсказывает теория контрактов: идея сделать зарплату учителя зависимой от результатов теста учеников не работает, поскольку тогда учителя учат только как сдавать тесты и могут ставить «липовые» пятерки, как не работает и идея штрафовать работников за пропуски – они могут научиться «отмечать» друг друга.

А еще полевой эксперимент предполагает прямое участие исследователей: сидя в своем американском или российском офисе, ученому-экономисту сложно объективно размышлять о том, что делать с бедными в Кении. Исходные данные и результаты эксперимента важно увидеть своими глазами.

3. Практическое применение результатов экспериментов

Особое внимание в исследованиях Кремера, Банерджи и Дюфло также уделено оценке практического потенциала экспериментов: насколько результаты конкретного исследования можно распространить на другие кейсы? Конечно, в таких исследованиях гарантий нет. Но их можно провести и в другой стране, городе, штате. А еще можно добавить вариаций и следить за динамикой подтверждения или опровержения результатов, чтобы понимать, какие имеют локальный характер, а какие присущи более широкой выборке.

Другой не менее важный момент: оценка издержек и пользы. Перед и во время самих экспериментов нужно рассчитывать, сколько это потребует материальных и временных ресурсов, какая будет польза, какие издержки – чтобы понять, можно ли эксперимент переносить на более широкую публику.

Таким образом, вклад Майкла Кремер, Абиджита Банерджи и Эстер Дюфло скорее не в конкретных цифрах, готовых ответах, а в методологии и практическом подходе, которые позволяет бороться с бедностью в разы осознаннее и эффективнее, чем раньше.

Больше о нобелевских лауреатах и их исследованиях – в видеозаписи лекции Сергея Измалкова на #ЛекторийРЭШ.