Иван Грозный без исторических измышлений. Возмужание: 1545-1548 гг.

Мы продолжаем серию публикаций, приуроченных к празднованию Дня рождения первого русского царя в Музее-заповеднике «Александровская слобода» 25 августа.

Первый поход на Казань в апреле 1545 г.

Начало Казанской войны царя и великого князя Ивана Васильевича.

Той же весной в апреле (1545 г.) послал князь великий в большом полку воевод своих, князя Семена Ивановича Пункова с товарищами, в передовом полку – Иван Васильевич Шереметев, а в сторожевом полку – князь Давид Палецкий, к Казани небольшим набегом в стругах.

Венчание на царство 16 января 1547 г.

О венчании великого князя Ивана Васильевича всея Руси на царство

И в ту зиму (месяца) января в 16 день (1547 г), на (память) поклонения честным веригам святого апостола Петра, вышел великий князь Иван Васильевич всея Руси в свою Столовую брусяную избу и призвал к себе в избу своих бояр, а воеводам и княжатам, и всем своим чиновникам велел собраться перед Столовой избой в сенях в золотом парадном платье.

А послал перед этим к митрополиту и велел в церкви так совершить: поставить посреди церкви украшенный аналой с паволокою, глде положить на золотом блюде святой и животворящий крест и святые бармы, и царскую шапку, и велел устроить себе царское место посреди церкви, где бы ему на царство и великое княжение сесть.

И поставили посреди церкви место великому князю, на каком святителей ставят, и на нем два стула, украшенных золотыми шелковыми тканями и с саженными подушками, а в его подножии постелили бархаты и камки.

И по благословению митрополита Макария великий князь Иван Васильевич всея Руси взял своими руками святой и животворящий крест и свой царский тот сан на золотом блюде и, покрыв золотою паволокою с крестом, усаженным бисером и многоценными камнями, подал своему духовному отцу протопопу Благовещенскому Федору; тот же взял блюдо со страхом и трепетом и водрузил себе на голову.

И отпустил его со святым животворящим крестом и со святыми бармами, и с царским венцом в соборную церковь Успения Пречистой Богородицы, а с ним послал своего конюшего князя Михаила Васильевича Глинского и своих казначеев, Ивана Ивановича Третьякова и Федора Ивановича Сукина, и двух дьяков Якова и Василия Григорьевых, детей Захарьиных.

И после того спустя полчаса вышел великий князь из Столовой брусяной избы и пошел по царскому своему чину к Успенской соборной церкви; а перед ним шел его духовник Благовещенский протопоп с крестом и святой водой и кропил крестообразно до соборной церкви; а за великим князем шел его брат князь Юрий Васильевич, и бояре, и княжата, и боярские дети.

Венчание с Анастасией Романовной 3 февраля 1547 г.

Свадьба великого князя

В ту же зиму благоверный царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси решил жениться и выбрал себе в невесты дочь своего окольничего Романа Юрьевича Анастасию.

И женился русский царь и великий государь месяца февраля в 3 (день), в четверг на Всеедной неделе, и венчал их в соборной церкви Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии Честного и Славного Ее успения митрополит всея Руси Макарий в царствующем городе Москве; и была большая радость о браке государя.

О великом пожаре в Москве в июне 1547 г.

О великом пожаре

В том же месяце (июне) в 21 (день), во вторник, в десятом часу дня, на третьей неделе Петрова поста, загорелся храм Воздвижения честного креста за рекой Неглинной на Арбатской улице на Острове. И была сильная буря, и распространился огонь, как молния, и сильный пожар, промчался в один час огонь от Занеглимения до Всполия Неглимною, и Черторие выгорело до Семчинского сельца, возле реки Москвы, и до церкви святого Феодора на Арбатской улице.

И началась сильная буря в городе, и загорелся в городе верх у соборной церкви Пречистой (Богородицы), и кровля на палатах царя и великого князя, и деревянные избы и палаты, украшенные золотом, и Казенный двор с царской казной, а на царском дворе у царской казны златоверхая церковь Благовещения (Пресвятой Богородицы), где находился деисус письма Андрей Рублева, золотом обложенный, и многоценные иконы, украшенные золотом и бисером, греческого письма, собранные его прародителями за много лет; и казна великого князя погорела, и вся Оружейная палата сгорела с воинским оружием, и вся Постельная палата с казною выгорела; и в погребах на царском дворе под палатами выгорело все деревянное, и царская конюшня. И по многим каменным церквам выгорели иконы и церковные сосуды, и имущество многое людское, и двор митрополичий.

Божьим заступлением и молитвами святых чудотворцев Петра, Ионы в соборной церкви Пречистой Богоматери Честного и Славного Ее Успения деисус и все церковные сосуды были сохранены.

А митрополита Макария едва вызволили из церкви, почти задохнувшегося от дыма; и пошел митрополит из церкви (и нес на себе икону Пречистой Богородицы письма чудотворца Петра, а протопоп гурий нес за ним правила), и с ним шел Кекса Татищев, ясельничий князя Владимира, и священник соборный Пречистенский же Иван Жижелев, и те оба сгорели на площади, а митрополит ушел к городской стене в тайник к реке Москве, и протопоп вместе с ним. И там был ему дымный дух тяжек и жар силен, и изнемог от жара и дымного духа, начали его из тайника спускать, обвязав веревкой на взруб к реке Москве; и порвалась веревка, и разбился митрополит, и едва отдышался, (а протопоп Гурий пробыл тут в тайнике).

И привезли митрополита в его же монастырь на Новое еле живогою а в городе все дворы и палаты горели, и Чудовский монастырь весь выгорел, одни мощи святого великого чудотворца Алексия Божьим милосердием были сохранены.

А старцев сгорело по погребам и по палатам 18 человек, а слуг – 8 человек; и монастырский запас весь сгорел.

И Вознесенский монастярь также весь сгорел, 10 стариц в нем сгорело, и церковь Вознесения выгорела, иконы и церковные сосуды, и многие люди, только один образ Пречистой (Богородицы) протопоп вынес. И все дворы в городе погорели, и на стене кровля, и пушечный порох, что был на стене, и в тех местах разорвались городские стены.

А в другом городе все лавки с имуществом погорели, и все дворы в городе; только 2 церкви Бог сохранил – Рождества Христова на Рве и Рождеств Пречистой (Богородицы), и на Никольском перекрестке около 10 лавок.

А во многих каменных церквах иконы и церковные сосуды выгорели.

А за городом – Большой посад возле реки Неглинной, Пушечный двор, храм святых праведных богоотец Иоакиам и Анны, и Рождественская улица, и Рождественский монастырь, и (церковь) святого Сергия до Никольского Драчевского монастыря; а по Сретенской улице – до церкви святого Стефана; а по Ильинской улице – до церкви святого Фрола в Мясниках, а Покровскою улицей – до церкви святого Василия; а Варваровскую улицей – до церкви Всех святых и святой Пятницы, и Рождества Пречистой (Богородицы), и Николы Подкопаевского, и святого Фрола у конюшни, и конюшня великого князя, и до Воронцовского двора, и до церкви святого Ильи под Сосенками; а великою улицей возле реки Молсквы – и церкви Николы в Кошелеве и святого Андрея, и Воздвижения Честного Креста у реки Москвы, и Козьмы и Дамиана, и все Кулишки, а возле Яузы – до Воронцовского сада, и до конюшен дворы выгорели, до Смолиной улицы, и всякие сады выгорели, и в огородах всякие овощи и травы.

А от города за рвом на площадке от церкви Преображения Господня не горели дворы до церкви Всех святах, по Варваровской улеце – до Кулишек; а позади тех дворов погорели все дворы и церковь вериг святого Петра и святого Симеона, И козьмы и Дамиана, и за церковью святого Владимира до церкви святого Ильи и до Воронцовского сада. А в третьем часу ночи прекратилось огненное пламы. Это произошло по нашим грехам, в наказание нам от Бога было послано, за умножение наших согрешений не пощадил Бог такое множество святых церквей и святых Своих икон; Божьим гневом было это огненное пламя.

В один час многое множество народу сгорело, 1700 человек мужского пола и женского, и младенцев, сгорело множество народа на Тверской улице и по Дмитровке, и на Большом посаде, по Ильинской улице, в Садах. Это все навел на нас Бог за наши грехи, за многие согрешения и беззакония, Бог же праведным Своим судом приводит нас на покаяние, кого – пожаром, кого – голодом, кого – приходом ратным, кого – мором. Прежние памятные книги времени пишут: такого пожара не бывало в Москве с тех пор, как Москва стала именоваться, великими князьями была славна и честна в их государстве; прежде этого Москва не так была населена, как ныне, народом умножилась в годы благоверного царя и великого князя Ивана Васильевича, всея Руси самодержца.

О московском мятеже 21 июня 1547 года

А после пожара находился царь и великий князь в своем селе Воробьеве со своей царицей великой княгиней Анастасией, со своим братом князем Юрием и с боярами; а церкви и палаты на своем дворе повелел отстраивать, те, что от огня распались, и деревянные хоромы ставить.

Об убийстве князя Юрия Глинского

В том же месяце в 26 день в воскресенье, на пятый день после пожара, простолюдины города Москвы от великой скорби из-за пожара взбунтовались словно безумные, пришли в град и на площади забили камнями царева великого князя боярина князя Юрия Васильевича Глинского и детей боярских многих побили.

Приписка: И после пожара на 2 день приехал царь и великий князь навещать митрополита Макария в Новое, и с ним были бояре, и вражьим наветом начали говорить, что волшебством человеческие сердца вынимали и в воде мочили, и той водою кропили, и оттого вся Москва погорела. Начали же эти слова произносить духовник царя и великого князя протопоп Благовещенский Федор и боярин князь Федор Скопин-Шуйский, и Иван Петров Федоров. И царь и великий князь велел боярам произвести розыск. Бояре приехали к соборной церкви Успения Богородицы на площадь и собрали черных людей, и начали вопрошать: кто поджег Москву? Они же начали говорить, что княгиня Анна Глинская со своими детьми и людьми волхвовала: вынимала человеческие сердца и клала их в воду, и с той водой ездила по Москве и кропила, и оттого Москва выгорела. И говорили черные люди, что в ту пору Глинские у государя находятся в приближении и жаловании, а от их людей черным людям творится насилие и грабеж, они же от того не унимались. А князь Михаил Глинский находился тогда с матерью на государском жалованье в Ржеве; и князь Юрий Глинский тогда приехал, и как услышал такие речи о матери и о себе, пошел в церковь Пречистой (Богородицы). Бояре же по своей неприязни к Глинским натравили чернь на него; те же схватили князя Юрия в церкви и убили его в церкви, выволокли передними дверями на площадь и за город и положили перед тем колом, на котором казнят. Были же на совете этом протопоп Благовещенский Федор Бармин, князь Федор Шуйский, князь Юрий Темкин, Иван Петров Федоров, Григорий Юрьевич Захарьин, Федор Нагой и многие другие.

А людей князя Юрия бесчисленно побили и имущество князя разграбили, крича в своем безумии, что вашим зажиганием наши дворы и имущество погорело.

Приписка: … а твоя мать княгиня Анна сорокою летала и зажигала». Много же и незнакомых боярских детей из Северской земли побили, называя их людьми Глинского. А после того убийства на 3 день приходили многие черные люди все скопом к государю в Воробьево, говоря нелепое, что будто государь прячет у себя княгиню Анну и князя Михаила, и чтобы он их выдал им.

Царь же и великий князь повелел тех людей схватить и казнить; они же разбежались по другим городам, зная свою вину, которую безумием своим сотворили.

О поездке в Александровскую слободу в сентябре 1548 г.

В 7057 (1548) году (месяца) сентября в 14 (день) в пятницу, на праздник Воздвижения Честного креста, пошла пешей благоверная царица великая княгиня Анастасия к Живоначальной Троице в Сергиев монастырь молиться; а царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси поехал из Москвы к Живоначальной же Троице в том же месяце в 22 (день) в субботу; а от Троицы царь и великий князь поехал в объезд на свою царскую охоту со своею царицей и великой княгиней Анастасией в Слободу и Дмитров, и в Звенигород, и Можайск; а в Москву вернулся октября в 28 (день), в воскресенье.

В историю Россию вписано немало славных имен. А День рождения отмечается только первому русскому царю! 25 августа. В музее-заповеднике "Александровская слобода"! Присоединяйтесь!