Мой страх это часть меня.

27.01.2018

Проснувшись от тихого шепота, увидеть, откуда он идет мне мешал мрак, который объял всю комнату. Через некоторое время шепот начал исходить абсолютно из каждого угла. Но потом темнота вокруг начала рассеиваться от пульсирующих вен в моих глазах. Они росли красными, будто корнями, растущими в земле, а с каждой новой веткой все сильнее и сильнее пульсировали. Вскоре, вдали комнаты появился огонек от обычной накаливающейся лампы, перед ней, завеса темноты отступила, и я увидел, что таинственный шепот идет от маленькой куклы, стоящей в углу прогнившего стола, которому не оставила и шанса, уничтожающая его плесень. Лампы набирала яркости, и уже вскоре, как только янтарный свет залил уже всю комнату, шепот прекратился. Я уже находился в гробовой тишине. Передо мной стояла кукла, а находился я в своей комнате. Все было обыденно.
Только вот пульсирование в моих налитых кровью глазах выбивалось из этой обычной картины. И тут все мое внимание падает на куклу. Она стояла ко мне спиной и тряслась. В её конвульсиях я не понимал, то она оборачивается, то просто пытается из-за плеча разглядеть меня, но так, что бы я этого не понял. Я попытался встать, но мои ноги наполнились свинцом и, будучи парализованным, пытался ползти к краю кровати. Окончательно парализовало мое движение, и напрочь отрезало все попытки покинуть эту адскую комнаты то, что пол был покрыт непроглядной темнотой, да настолько плотной, что отвергал весь свет, что столь ярко растекался от той самой куклы, смотреть на которую я категорически не хотел. Я попытался кричать, но видимо паралич добрался и до языка, или же я погрузился в абсолютный вакуум, где мой звук слышен только у меня в голове, вытесняя давящий на психику шепот этой куклы. Через мгновение, что-то упало со стола, покатилось на край, что меня удивило, ведь я это слышал так же отчетливо, как и шепот, который уже будто царапал стенки моего черепа изнутри своим режущим слух свистом, по окончанию слов. Я все ждал, когда же неизвестный объект уже упадет на пол, но спустя время я понял, что он уже давно упал, упал в самую пучину темноты и возможно из-за этого я и не услышал никакого звука падения. Мое любопытство взяло вверх, и я оторвал свой взгляд от тьмы вокруг меня и медленно, будто ожидая, что эта кукла уже шепчет рядом с моим ухом, повернул голову. Она так же стояла и тряслась в углу стола, но я заметил небольшое различие... Кукла уже не просто тряслась, она медленно, как будто издеваюсь надо мной, разворачивала свою маленькую, пластмассовую голову в мою сторону. В этот момент я ощутил первобытный страх перед неизвестным. Я не знал, что будет дальше, я не мог ни кричать, ни ходить, я мог только наблюдать за всем этим кошмаром, что происходит. Ожидать долго не пришлось, через буквально несколько секунд, я, сидя на кровати, к которой с каждым разом все ближе и ближе подбиралась тьма, уже в глаза смотрел этой кукле. Они были прекрасны, ярко-красные глаза, так и манили меня к себе, но единственное, что мне оставалось, это забыть обо всем вокруг, и просто радоваться, что в последние минуты моей жизни, я лицезрел нечто прекрасное, изумительное. Тьма подбиралась все ближе, и уже я ощущал весь холод, который она несла с собой, но мне было все равно. Я был счастлив. На секунду, мое изумление прервала скупая слеза, которую пустила эта кукла, оставляя за собой кровавый след. Глаза резко закрылись, мир погрузился во тьму, свет погас, забрав и мое счастье, оставив меня наедине с холодом. Моим, душевным холодом. Я проснулся. Смешанные эмоции переполняли меня. Страх или радость… Испытанные чувства были настоящие, искренние, пусть и во сне. Именно этого мне не хватало в моей бессмысленной жизни. В такие моменты в голову закрадываются мысли о чем-то паранормальном. Пролежал неподвижно еще час мои размышления достигли своего апогея и единственный вывод, к которому я прихожу каждую ночь после очередного кошмара, остался неизменным. Поднявшись с кровати, мой взгляд упал на куклу. Каждый раз перед сном я отворачиваю её к окну и каждый раз, проснувшись, она пристально, с презрением сверлила меня своими стеклянными глазами. Я уже привык просыпаться в страхе. Но страх был не перед куклой, и уж точно я не боялся того, что живет во тьме. Люди вокруг забыли о настоящем зле, вросшее в наше сознание. Кукла никогда и никого не убьет, а все это запугивание, лишь часть моего больного воображение. Всего этого нет, это нереально, а вот я реален. Подойдя к письменному столу и подкурив едкую сигарету, с первой затяжкой я открыл шкаф. Яд, попавший в мои легкие, словно сковал их, зажал в тиски. Выдох. Со второй затяжкой я достал кольт сорок четвертого калибра, старый, но работал как часы. Он был заряжен. Очередной выдох. Но на этот раз я не торопился, получал эстетическое удовольствие от клубов сигаретного дыма, не торопясь вываливающихся из моего рта. Небольшое головокружение, мимолетная эйфория, затянув сигарету третий раз, я убрал кольт за спину, прижав его ремнем. Поправив рубашку и затушив сигарету, я направился в сторону выхода, параллельно выдыхая дым. Очередной раз я убедился, что не кукла убивает, не темнота. Убивает человек.