Денег не хватит? Эксперты предсказывают очередное повышение цен на одежду, обувь и технику

Главная причина — ослабление курса рубля. При этом аналитики расходятся в прогнозах по поводу того, как будет вести себя национальная валюта до конца года.

Российский рубль, который в 2017 наконец стабилизировался, после колебаний, начавшихся резким падением курса в конце 2014года, в этом году снова заметно упал. Причём два раза: в апреле он снизился на 12% (с 57 до 64 руб. за доллар), а с начала августа по середину сентября — еще более чем на 12%. Максимальное снижение курса по отношению к доллару - 69,97 руб. – было зафиксировано 12 сентября. 25 сентября за доллар давали 66,15 руб.

Естественной реакцией на рост курса национальной валюты всегда был рост цен на импортные товары, а также отечественный ширпотреб, произведённый из импортных комплектующих. Однако о возможном переписывании ценников эксперты и представители торговых сетей заговорили только сейчас.

Сегодня РБК поделился своим инсайдом, сообщив о том, что ослабление курса рубля и планируемое повышение ставки НДС с 18 до 20% может стать причиной роста цен на одежду и обувь в 2019 году. Повышение может составить 10–20% в премиальном сегменте и 5–10% в бюджетном.

Ресурс приводит слова гендиректора FashionConsultingGroup Анны Лебсак-Клейманс, заявившей, что в отличие от цен на продукты питания, цены на одежду и обувь обычно растут с некоторой отсрочкой, поскольку увеличение расходов на базовые продукты приводит к «режиму экономии», в первую очередь на развлечениях и обновлении гардероба. Модные бренды откладывают повышение цен на одежду, чтобы удержать покупателей.

По словам г-жи Лебсак-Клейманс, сегодня существует немало способов, которые позволяют отвлечь внимание от повышения цены и акцентировать его на выгодности покупки — это промоакции, распродажи, персонализированные программы лояльности.

Ими пользуются представители ещё одного сегмента непродуктового ритейла с высокой долей импорта – бытовой техники и электроники.

Представители крупнейших торговых сетей, работающих в Череповце и Вологде («Эльдорадо», «М.Видео», DNS) как раз сейчас проводят различные акции со скидками на товар. Продавцы торговых центров в беседе с корреспондентом Самолёта доверительно добавляли при этом, что, мол, нужно торопиться, скоро будет проводиться переоценка и цены обязательно вырастут, по некоторым видам товара рост может составить до 30%. Пока сложно судить, сколько за подобной информацией стоит коммерческой «смекалки», а сколько реального инсайда.

Между тем финансовые аналитики пока расходятся в перспективах курса рубля до конца года. Наибольший оптимизм испытывают в «Открытие Брокер», аналитик которого Тимур Нигматуллин заявил Самолёту о корректировке сценарных прогнозов по курсу валютной пары доллар/рубль до конца 2018 года с учётом новых факторов.

«В наиболее вероятном сценарии ожидаем 59,3 руб. за доллар, а в негативном (относительно маловероятном) - котировку 66 руб. за доллар США», - говорит Нигматуллин.

Что касается вмешательства ЦБ и Минфина в свободу курсообразования, то эксперт при любом из двух перечисленных сценариев ожидает сохранение паузы в «рублёвых» интервенциях ЦБ РФ на открытом рынке в интересах Минфина. Ранее, по итогам первого полугодия 2018 года, сальдо счёта текущих операций в России составило +$53,2 млрд. Из них $30,6 млрд (примерно 57,5%) посредством интервенций ЦБ РФ было перечислено в резервы. Таким образом, отказ от интервенций до конца года и продолжающийся рост цен на нефть существенно усилят поддержку национальной валюты.

Дополнительный фактор позитива: правительство утвердило первый за пять лет профицитный бюджет.

Важнейший фактор нестабильности рубля - ранее анонсированные «драконовские» санкции Сената США, полагает Тимур Нигматуллин, в базовом сценарии не будут приняты вовсе или их принятие не окажет существенного влияния на валютный рынок. Ранее Минфин США, орган который регулирует реализацию финансовой части санкций, неоднократно высказывался об экономической нецелесообразности столь жёстких ограничений.

В негативном сценарии введение максимально жёстких ограничений всё-таки возможно, признаёт эксперт. В частности, теоретически этому может способствовать обострение геополитической обстановки в Сирии, на востоке Украины, расследование дела Скрипалей или расследование вмешательства РФ в американские выборы. В этом случае рыночная и, очевидно, краткосрочная банковская паника не дадут рублю укрепиться, несмотря на поддерживающие позитивные факторы.

Наконец, в «Открытие Брокер»ожидают ослабления кризисных явлений на развивающихся рынках «Двум основным его драйверам развития – Аргентине и Турции – похоже всё-таки удалось нормализовать ситуацию за счёт повышения ставок и оказания внешней помощи, CDS снизились на треть, поэтому в ближайшие месяцы обострение ситуации маловероятно», - говорит Тимур Нигматуллин.

А вот заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин уверен, что успокаиваться на сравнительно краткосрочных прогнозах по поводу перспектив национальной валюты не стоит. Учёный полагает, что долгосрочный «рублёвый» тренд – на ослабление и взрывные девальвации.

«Россия – это небольшая экономика, всего лишь 1,8% глобального ВВП. Чтобы рубль стал устойчивее, был признан как международная валюта, нужна доля хотя бы в 5–6% от «мира». Малую лодку раскачать легче, - пишет Миркин в своей колонке для Rerublic. - Мы по-прежнему – функция от мировых цен и спроса на сырье – на нефть, газ, металлы, зерно, удобрения. От курса доллара к евро, прямо влияющих на цены и спрос. Нет ничего более неустойчивого. Это цены товарных и финансовых деривативов на биржах в Чикаго, Нью-Йорке, Лондоне, зерновых биржах США. Прыгают, как белки. И вместе с ними будет то расти, то заваливаться, то падать наша экономика».

Миркин считает, что самые высокие риски России – технологические. На это, кстати, главным образом и направлены западные санкции – на технологическое удушение. Если не произойдет чуда, то технологические разрывы между Россией и внешним миром будут нарастать с каждым годом, уверен эксперт: «Рубль в такой экономике будет неизбежно слабеть. Валюта отстающего всегда слабее к валюте того, кто впереди. Какими бы зигзагами это ни происходило».

СамолётЪ