День 2-й. Railay Beach. Phra Nang Beach

06.05.2018

Встал я часов в восемь утра по местному времени. Накануне на ресепшне мне вручили купоны на завтраки. Оказывается, недостаточно было просто спуститься вниз и назвать номер своей комнаты – надо было давать книжечку с отрывными «завтрачными» купонами, число которых, разумеется, соответствовало количеству дней проживания (точнее – утер проедания).

Когда я чекинился в гостинице в день приезда, то в своем номере я увидел записку: «Это Ольга, представитель вашей турфирмы в Краби. Жду вас завтра в 10.00 в лобби отеля».

В десять утра я как штык явился в лобби (громкое слово – на деле это полуоткрытая площадка с неудобными диванчиками возле ресепшна). Там меня ждала Ольга. Не успела она и рта открыть, как я тут же излил душу, хныча, что и море не море, и пляж не пляж. «Да, – невозмутимо ответила Ольга, – здешняя береговая линия не особо предназначена для купания. Она скорее для лодок. Купаться вам никто не запрещает, хотя тут особо не купаются». Я подумал: «А, ну тогда все в порядке! Спасибо, что сказали, я сам-то этого не понял еще! Спасибо большое! Никаких проблем! Конечно, об этом лучше говорить клиенту в Москве до покупки тура, но пустяки! С кем не бывает!»

Но только подумал. Не сказал. Это ж не она мне тур продавала. Вспомнив слова Белла, я решил с ней посоветоваться, а что если я проведу в Краби не все время, а только 5 ночей, а потом уеду на три ночи на Пхи Пхи, а оттуда – на оставшиеся три ночи в Пхукет, откуда спокойно полечу домой. Ольга ответила, что это вполне себе неплохой план, но только деньги за неосвоенные шесть ночей в этом отеле мне никто не вернет, потому что нет такой обязанности у отеля, особенно учитывая, что сейчас «горячий сезон» и у всех отелей овербукинг. Вооружившись картой, Ольга ручкой начертила мне места, где можно побывать, пока я живу в Краби, а еще рассказала про то, что имеет смысл на лодках плавать на разные пляжи и острова в юрисдикции Краби, чтобы насытить себя впечатлениями. А еще она дала мне предоплаченную местную симку, которая впоследствии оказалась нелишней, учитывая тошнотность тайского вайфая.

Вернувшись в номер, я обнаружил, что вайфай не работает. Все поперезагружал, везде поперезалогинился – без толку. Спустился на ресепшн уточнить насчет интернета, но с трудом понявшие (а может, на самом деле и не понявшие) меня тетеньки сказали, что все в порядке. Тогда я сгонял в ближайший магазинчик “Seven Eleven”, чтобы кинуть побольше денег на счет своего тайского номера. Инструкция к симке предлагала 1Gb интернета сроком на 30 дней всего за 100 батов. Это я и сделал.

Вот как выглядит среднестатистический “Seven Eleven” (снимал ночью в один из дней):

Это небольшое помещение, в котором, как в обычном супермаркете, можно купить всякую бытовую хрень от воды и яиц до стирального порошка и штопора. Наряду с магазинчиками “Family Mart” такого же формата, “Seven Eleven” представляет собой основу местного ритейла. В этих магазинчиках сумасшедше холодно, минус девятьсот, примерно. Прям пар изо рта идет. А еще приход каждого нового покупателя (который заходит в магазин со скоростью потока приблизительно сто человек в секунду) знаменуется очень громким сигналом наподобие того, который мы слышим в домофонах московских офисов, только громкостью примерно как на концерте “Rammstein”. Я не знаю, как персонал там не сходит с ума от мороза и звукового загрязнения.

По возвращению в номер я вставил тайскую симку в свой Айфон, получил кучу сообщений от тайского оператора связи с приветствиями и всякой лабудой (что-то на тайском, а что-то на английском), включил режим модема и поймал вайфай своим Макбуком. Там я быстренько посмотрел, куда из Краби обычно ездят люди на лодках, надел купальные шорты и двинул в сторону одного из причалов (которых в моей местности, как потом оказалось, было несколько).

Вот часть моего пути в сторону причала (пешеходный мост и проезжая часть справа пролегают над какой-то речкой-говнючкой):

Ольга предупредила меня, что часто лежаки и зонты можно не найти, потому что тут нет такого шезлонгного культа, как в Испании, и целесообразно всегда иметь с собой пляжное полотенце или подстилку, чтобы лежать, и легкую шляпу, чтобы защищать голову. По дороге к причалу я купил и подстилку за 200 батов, и вот такую шляпу за 250 бэ (обещал же делать селфи, так что вот, пожалуйста):

Минут за 10 - 15 добрался от отеля до киоска, где продаются билеты на лодку:

Я решил в этот день посетить пляж Рейли (Railay Beach, который я неизменно читал как “Railway Beach”). Это та же самая береговая линия Краби, но плыть туда надо на лодке. Билет на лодку «туда-обратно» стоил 200 батов, время в пути примерно 10 минут. Работает это по принципу маршрутки – как только лодка набивается хотя бы семью - восемью пассажирами, она отправляется. Не порожняком же гонять. Благо, в Таиланде туристы круглогодично, и недостатка в клиентуре лодкобизнес не испытывает. Подождав пару минут, пока на лодку до «Сходненс...»... до «Рейли» наберется восемь человек, водитель судна повел нас на посадку. Я как идиот был в кедах, а в рюкзаке находились сланцы. Туристу на заметку: если вы в Краби собираетесь плыть куда-то на лодке, никакая другая обувь, кроме как сланцы, вам не понадобится, потому что идти к лодке надо пешком по воде – там нет никаких пирсов, и лодка в ожидании пассажиров стоит на мелкой воде. Я быстро переобулся, сунул кеды в рюкзак и полез вместе с остальными в лодку. В месте, где можно забраться на лодку, вода, как правило, уже по колено, что тоже нужно иметь в виду на случай, если вы решите отправиться в путь в вечернем платье, к примеру.

Сама лодка и способ управления ею заслуживают отдельного рассказа, который обязательно последует дальше. Спустя ровно десять минут лодка причалила к пляжу Рейли. Боже мой, как же это было красиво! О, да! Да! Да!

Сами полюбуйтесь:

Ну разве не кайф? Прекрасная теплая чистая вода, шикарный вход в море, и эти красивые лодки (на этой мы и приплыли туда). Лодки эти называются «лонгтейлы» (longtail – «длиннохвостая»). Но, как и было обещано, про лодку расскажу позже.

Я немного прошелся по песку, затем кинул шмотки на пляж, разделся и пулей помчался в море, проведя там минут, наверное, пятнадцать. Затем лег и сфоткал то, что увидели мои глаза:

Да-а-а! Вот так примерно я все это себе и представлял. Почти как в «Баунти»!

Ну, и еще немного:

Да-а-а! И еще чуть-чуть:

Е-е-е-е!

Пробегая галопом по Рейли, Ольга наказала мне не валяться все время на том пляже, куда прибывает лонгтейл, а пройти вглубь местности по специальным указателям, чтобы попасть в конечном счете на еще один пляж Пра Нанг (Phra Nang Beach). Сказано – сделано.

Я шел мимо территорий бесконечных отелей, и по пути мне на глаза попадалась всякая красота. Это местечко, куда я направлялся, пляж Пра Нанг, славится своими сталагмитовыми и сталактитовыми хренями, и это было заметно уже по дороге:

Наконец, я попал в пункт назначения:

Очень красиво. Прям ваще. Прям купаешься под этими многовековыми нависающими над тобой породами и в ус не дуешь.

Ну, и селфачок, как же без него:

Ну, и еще один, пожалуй. Это я как бы такой смотрю куда-то, ничего не подозревая о том, что снимаю себя селфи-палкой. Очень пафосно:

Только что заметил, что холм является как бы продолжением шляпы. Если его немного заузить кверху и повязать фиолетовую ленточку вместо черной, получится ведьмочка.

Пока после очередного купания под сталаг… сталак… (кто из них в какую сторону растет?) я валялся на маленьком пляже, то заметил, что людей было совсем немного. «Как так? – удивился я, – ведь в таком крутом месте должно быть сто тыщ человек». Однако на обратном пути увидел, что сто тыщ как лежало на пляже, куда прибыла лодка, так и остались там лежать, не поднимая жоп.

Рядом со мной отдыхали, развалившись под тайским солнцем, несколько британок в годах, которые чопорно щебетали о чем-то, как самые настоящие Мисс Марпл(ы). Прислушавшись, я понял, что они говорят о своих детях. «Да, и мне тоже дочь оплатила этот тур! – не уставала радоваться одна из них. – Настоящий любящий ребенок только так и должен поступать!»

«Фу, какая циничная расчетливость», – подумал я, но тут же поймал себя на мысли, что со своими детьми я буду максимально любезным и покладистым.

Решив, что тут уже увидено все, что можно, я отправился обратно к лодке. Как я уже оговорился, русских были единицы. Основная масса отдыхающих – белокожие европейцы с вкраплениями латиносов, а также редкие китайцы (я думал, что их будет гораздо больше). Есть такой термин «быдло-русский». Так вот, отсутствие этой категории граждан компенсировали европейцы. Могу с уверенностью сказать, что по степени быдлости и свинского поведения европейская молодежь не уступает нашей. Вечером дорвавшиеся до свободы девки шатаются по улицам пьяные в говно и готовые на все, а в глазах парней – несдерживаемое желание трахнуть хоть что-то, что имеет любую материальную форму.

Так вот, возвращаясь к лодке: передо мной к ней по воде шли парень и девка, которые говорили, как мне кажется, на чешском (но хэзэ на самом деле). Дойдя до лодки (и стоя в море по колено), они достали сигареты и закурили. Постояли, покурили, бросили окурки сюда же, в море, и собрались взбираться на лодку. Парень взглянул на меня и увидел, что я стою совершенно охреневший от такого поведения. Я кивнул на плавающие у судна окурки и, скорчив недовольную рожу, сказал ему: “Seriously?!” В ответ он посмотрел на меня как на совершеннейшую х@йню, отвернулся и полез на борт, который через десять минут доставил нас к тому же причалу, откуда несколькими часами ранее я отчалил на пляж Рейли.

По дороге я купил коконат, то есть кокос, из которого можно пить. Вопреки навязанному мне, постсоветскому ребенку, представлению о том, что пьют из черных маленьких кокосов, как в рекламе пресловутого «Баунти», коконат оказался большим, немного прямоугольным по форме и зеленым:

Я купил его за 50 батов у уличного торговца, который заходился непрекращающимся тяжелым кашлем. Когда я попросил у него коконат, он не взял кокос с витрины своего прилавка, а открыл крышку огромного чана с ледяной водой и вытащил оттуда орех. Он его чуть зачистил, взял нож, немного напоминающий мачете, и несколько раз херакнул макушку кокоса по периметру, вскрыв его. Все это – в нескончаемом приступе кашля. Бедняга кашлял так, что в какой-то момент я подумал, будто еще секунда – и он выкашляет себе все внутренности, изрыгнув их из себя единым комплексом органов и обретя тем самым долгожданный покой. Дрожащими глазами я наблюдал за тем, как же он возьмет своей явно не чистой рукой соломинку. К счастью, он ухватился за ее середину, а не за горловину, вставил в коконат и вручил его мне, щедро одарив очередной порцией мощного кашля. Четкого вкуса у жидкости кокоса нет. Но супер. Жажду утоляет – во!

Тут я заострил внимание на том, что не давало покоя целый день. В Краби тайцы постоянно кашляют, чихают и сопливят. Кашель слышен практически постоянно. Не знаю, может, они хворают… А уже позже я заметил, что и белые туристы неслабо так покашливают. Может, за компанию? Для меня это так и осталось загадкой.

Через несколько дней я, кстати, украдкой сфотографировал этого торговца. Вот он, этот Джек Воробей тайского пошиба:

В отеле я довольно долго выбирал гостиницу, где поселюсь на время своего пребывания на Пхи Пхи. Ей-богу, что пальцем в небо тыкать… Сезон горячий, предложений мало, ценники ни разу не беззубые. Выбор мой пал на Beacha Club Hotel в минуте ходьбы от моря. И это было очень дорого за три ночи. Незапланированная и болезненная трата, но я сам виноват, ведь еще с прошлого своего отпуска на Коста-Бланке зарубил себе на носу, что надо не сидеть на одном месте все две недели, а передвигаться.

Далее в планах стояло посещение спортзала – судя по карте, в десяти минутах ходьбы от моего отеля раскинулось заведение под названием “Heroic Fitness Club”. Путь к нему проходил через территорию огромного пафосного отеля и был похож на тропу, по которой участники «Последнего героя» шли голосовать за выбытие очередного игрока:

В самом отеле не было ни души – ни посетителей, ни персонала. У меня возникло ощущение, будто я оказался внутри компьютерной бродилки. «Эге-гей!» – крикнул я, и только эхо собственного голоса было мне ответом. Никого ни слева:

Ни справа:

Ни сбоку:

Один в один локация игры про зомби. Щас из-за угла вылезет мертвец! Перед собой не хватало только курсора компьютерной мыши:

За разовое занятие я заплатил 300 батов. Зал был классный. Реально хороший. Есть все тренажеры и прочие снаряды для полноценной силовой (и не только) тренировки.

Картина «Свинья везде грязь найдет»:

Народу было человек шесть, включая автора. Потом, в пятницу, я наведался сюда повторно, и зал был уже битком. Что меня удивило, это ощущение, словно все снаряжение (гриф, «блины», гантели и пр.) в сто раз тяжелее, чем в Москве, несмотря на тот же номинал. Я хлюпенький спортсмен, тягать тяжеленные штанги не могу. Например, в «Зебре» рядом с домом, когда я «делаю грудь», то использую для жима гантелей в наклонной скамье две гантели весом в 18 кг каждая (простите за интимную подробность). В Тае я гантелей с таким весом не нашел, но были гантели по 17,5 кг. «Отлично!» – подумал я, схватил их, лег на скамью и чуть не наделал себе в штаны от того, насколько непреподъемными они мне показались.

Пол в зале был выложен какой-то мягкой плиткой, от которой исходил резкий химозный аромат. Голова кружилась. А когда делаешь отжимания или стоишь планку, то вообще можно неплохо так прибалдеть, вдыхая пары пола.

Кстати, душ там принять сложно в отсутствие закрытой зоны для переодеваний, где можно было бы оставить свои вещи на время помывки. А еще не выдают нормальные банные полотенца. Благо, я был не в центре Лондона, и можно было со спокойной душой потному пойти в номер и там уже привести себя в порядок после тренировки.

Вечером того дня я неплохо перекусил в крошечной семейной забегаловке. Жареная рыба, жареные креветки, а еще устрицы с белым вином.

Вот они, дорогие (во всех смыслах) морепродукты (без угрозы для жизни из всех предложенных к устрицам приправ можно было попробовать только лук фри в третьей миске слева):

Когда за весь ужин с меня взяли 710 батов, я решил, что больше шиковать не буду, ведь с деньгами и так было не шибко гладко. И пошел в ближайший бар экономить дальше. Пиво тут в нарушение всех мыслимых и немыслимых норм и правил принесли без поролоновой подставки, но кальян был неизменен – и по внешнему виду, и по безбожно гадкому вкусу.

Любопытное наблюдение: если у нас (и на Кипре, например, тоже) к тебе периодически подходит кальянщик, забирает потухшие угли и кладет новые, раскаленные, то в Таиланде кальянщик снимает всю чашу, уносит ее, а потом приносит обратно с новыми углями (угли жалеют почему-то – кладут парочку полудохлых еле тлеющих кубиков). Как-то я подсмотрел, что же кальянщик делает с чашей. Он высыпает угли в ведро, продувает чашу с обратной стороны (надеюсь, я не подхватил туберкулез), кладет свежие (пф-ф-ф!) угли и ставит чашу тебе на кальян обратно. Зачем – непонятно, ведь это все равно курить невозможно.