День 9-й. Back to Пхукет

06.05.2018

Это, кстати, стол, на котором мне набили тату.

Я почему-то думал, что тату делают несколько часов. А такую крохотулю, как у меня, зафигачили минут за 10, наверное. И за полторы штуки [баксов] батов. Количество тату-салонов тут невообразимо.

А еще тут каждый кирпич предлагает услуги прачечной. Стоит это 50 - 60 батов за кг. Если, как говорится, надо просто «простирнуть» вещи, то нормально. Пользовался сам.

Уже знакомый пирс Тонсай, с которого паром повезет нас в Пхукет:

И селфи с парому:

Сводная сестра рекомендовала прийти за полчаса до отправления. Я притащился минут за 45. А народ уже сидел на немногочисленных местах под палящим солнцем:

А кто-то укрывался в тени:

На двери висит табличка о том, что вход в крытую часть корабля (премиум-класс) платный и стоит 500 батов (при цене поездки в 300).

Те, кому не хватило мест, не отчаялись и расположились прямо на палубе:

Как я уже говорил, в Тае мне казалось, что не только тайцы, но и приезжие постоянно кашляют. Постоянно. Если прошла секунда, а ты не слышишь кашля, значит, наступил апокалипсис, и все вымерли.

А это пляж Лонг Бич с воды:

Надпись на футболке «Пей местное». Я так и делал.

Адьёс, Пхи Пхи! Мне было в тебе очень хорошо.

Остров Ле:

Плыли почти два часа. Наконец, причалили к пирсу в Пхукете. Я сидел в конце палубы и все время в пути слышал шум мотора. Не знаю, хуже ли его слышно в других частях парома. Но когда паром наконец-то заткнулся, я испытал физическое удовольствие.

Клерки парома стали выгружать чемоданы, передавая их на берег прямо над водой. У некоторых пассажиров от волнения подскочило давление.

Бери, какой на тебя глядит:

На пирсе была тонна русских. Сплошная русская речь. До моего жилища на Пхукете меня вез таксист, купленный официально на пирсе за 800 батов. У него был на редкость хороший английский. Произношение не айс, понять не всегда можно, но строение фраз и грамматика – гуд. Когда он в рассказе про то, как едва не стал жертвой грабителей в Нью-Йорке, употребил фразу “I pretended to start looking for it”, я его и вовсе чуть не поцеловал. Почти 20 лет назад он в течение 4 месяцев работал в казино в Лас-Вегасе и заработал за это время больше тысячи долларов. Он сказал, что это были приличные деньги на тот момент. Таксист попросил номер телефона хозяина апартаментов и позвонил ему, чтобы понять точно, как туда проехать. Вот он, этот кондоминиум, где меня ждала квартирка:

Третий этаж. Коридоры, как в больнице. Но лучше, чем наши поносовые лестничные клетки:

Осмотрим апартаменты. Вход – и сразу кухня:

Гостиная:

Отделяемая от гостиной полностью раздвигаемыми и убираемыми стеклянными дверями спальня:

Гардеробная:

Ванная комната. Водонагреватель был прост и эффективен:

Балкончик:

Ой, давайте на секунду вернемся в толчок.

Во всех туалетах без исключения, где я останавливался, унитаз укомплектован вот таким подмывочным механизмом. Везде-везде.

Уж извините, не стал демонстрировать его в действии. Напор регулируется степенью нажатия на краник прямо на ручке. Помимо основной функции его очень удобно использовать, чтобы смыть песок со сланцев. Удобнее, чем купать их в раковине.

За две ночи и три дня я заплатил аренду 140 евро. 140 евро! То есть, это примерно в восемнадцать триллиардов раз меньше, чем за отель на Пхи Пхи. Рекомендовано.

Вы как хотите, а я на пляж. У меня ж, блин, как-никак, формат пляжного отдыха.

Одна из причин того, что ни разу в Тае я не видел лужи. Арык.

Провода-а-а-а:

Пока шел в сторону пляжа (это порядка 20 минут моим шагом), встречал много людей. Они тут делятся на две условные группы: темненькие (тайцы) и светленькие (русские). Может, район такой, не знаю. Ни, сука, на хрен, одного белого, который говорил бы не по-русски. Ни, сука, на хрен, блин, одного. Я не видел такого обилия русскоговорящих ни в Тбилиси, ни в Киеве, ни в Риге, ни в Москве.

Про такую мелочь, как реклама, уж молчу:

Провода-а-а:

Откуда-то взялись лошади. Не люблю их, извините. Дел я с ними никогда не имел, но почему-то есть страх, что одна из них сейчас лягнет меня прямо в черепушку и раскроит голову на фиг.

С другой стороны, в этом не было бы ничего прям такого уж страшного. Ведь я адвокат, и из всей головы мне нужен один только язык.

Все время в Пхукете вспоминал, кто это. Фиксики? Лунтики? Барбоскины? Монстер Хай? Уже только в Москве потом вспомнил.

Путь суки:

Наконец, я добрался до моря и пляжа. Вот:

Шучу, конечно. Оба объекта скрыты за рощицей. Вот пляж. Вот море. Ну, чем-то на наше похоже. И прежде всего – контингентом.

– Не ваше? – спросила меня женщина с моей шляпой в руках, когда я вышел из моря и отправился к своей простынке.

– Да, мое, спасибо, – ответил я, беря у нее из рук откатившийся от ветра в сторону головной убор.

И тут же охренел. Это были первые (!) и последние слова на русском, которые я ртом произнес за все это время. Офигеть. Такого перерыва в моей жизни не было. То есть, у нее даже и тени сомнения не возникло, что я мог быть, например, чехом или исландцем. Ни хрена! Все русские – и он, значит, русский.

Норм пляж. Песок, море не мелкое – норм, серьезно:

Весь тот самолет, с которым я летел, был тут. На пляже недалеко от меня сидела семья с мальчиком, которых я запомнил еще с самолета. Семья классическая – кабанчик-папа и такой же восьмилетний сын, который еще не пробовал, видимо, браги, но родился с предустановленным пивным пузиком.

Я окинул взглядом пляж – а они все такие. Не преувеличиваю. Одна я королева.

Люблю суши. Не видел ничего японского в Краби и на Пхи Пхи, а тут прямо в соседнем от моего кондоминиума здании был японский ресторан. Очень неплохой.

Гунканы с тобико были щедро обсыпаны икрой. Икры реально на третью порцию хватило б:

Цены в японском ресторане норм. У нас дороже.

Дратути!

На завтра договорились пересечься с Беллом. У него в этот день выходной, и он написал, что поскольку планов у него нет, ему будет очень интересно провести день с «англоговорящим» и показать свой любимый город.