Договор цессии в ЖКХ, что нужно учесть при передаче права требования

В переводе с латинского языка слово «цессия» означает уступку или передачу другому лицу права или требования, принадлежащего кредитору. По договору цессии сторонами являются цедент и цессионарий, а должник - ещё один фигурант в данных отношениях.

Отходя от нормативно-правовой лексики, в «простонародье» договор цессии зачастую называют заменой кредитора.

Замена кредитора должна быть совершена в той же форме, что и договор, по которому кредитор получил право требования. Если этот договор был заключен в нотариальной форме, то и уступка права требования должна быть зарегистрирована нотариусом. Несоблюдение нотариальной формы повлечет признание договора цессии недействительным (ничтожным).

В сфере жилищно-коммунального хозяйства уступкой права требования зачастую пользуются управляющие организации (далее-УО), ТСЖ (ТСН), которые по различным причинам не справляясь с дебиторской задолженностью, прибегают к помощи цессионария.

Однако, как всегда, в сфере ЖКХ есть свои особенности, которые касаются и передачи задолженности по договору цессии. Вот их то и рассмотрим.

1.      Нужно ли согласие должника на передачу его долга по договору цессии?

По общему правилу согласие должников по оплате жилищно-коммунальных услуг на переход права не требуется (п. 2 ст. 382 ГК РФ):

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Однако исключение является случай, когда стороны предусмотрели возможность перехода в договоре управления между УО и собственниками помещений МКД. Как правило, УО не включают согласие должника на переход права в условия договора, заключаемого с собственниками, тем самым не ограничивая себя в реализации права на уступку задолженности третьим лицам.

После заключения договора цессии цессионарий направляет каждому должнику-потребителю уведомление о состоявшейся уступке. Невыполнение новым кредитором обязанности по уведомлению должника может повлечь погашение должником задолженности перед первоначальным кредитором (УО), после чего обязательства должника считаются прекратившимися (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Долги, погашенные должниками (собственниками и нанимателями помещений в многоквартирных домах) после заключения договора цессии УО, ТСЖ (ТСН) обязаны передать новому кредитору в полном объеме денежных средств, иначе будут считаться неосновательно полученными (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49).

Как кредитор, уступивший требование другому лицу, УО, ТСЖ (ТСН) обязаны передать ему документы, удостоверяющие право (требование) и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого права. Это предусмотрено п. 3 ст. 385 ГК РФ. К документам, удостоверяющим право (требования) кредитора, относятся следующие:

  • протокол общего собрания в МКД о выборе способа управления МКД, о выборе УО;
  • договор управления МКД (для УО);
  • информация из ГИС ЖКХ (реестра МКД субъекта РФ) о наличии МКД в управлении УО.

Документами, подтверждающими размер задолженности и факт оказания жилищно-коммунальных услуг, являются:

  • расчет задолженности;
  • протокол общего собрания в МКД, на котором утвержден размер платы за содержание жилого помещения;
  • НПА, которыми утверждены тарифы на коммунальные услуги;
  • сводная ведомость по начислению платы за ЖКУ;
  • акты о выполнении работ, оказании услуг, подписанные председателем совета МКД;
  • акт сверки расчетов;
  • иные документы.

2.      Нужно ли согласие должника на передачу вместе с долгом его персональных данных?

Долгое время законодательство РФ упорядочивало отношения, связанные с обработкой персональных данных, которые регулируются Федеральным законом от 27.07.2006 года № 152‑ФЗ «О персональных данных» (далее – Закон). Множество судебных споров были основаны на искав должников, считающих передачу их личных данных при подписании договора цессии новому кредитору нарушением Закона. Однако согласно судебной практике последних лет передача персональных данных при заключении договора цессии не будет нарушением действующего законодательства РФ по следующим основаниям:

а) «….Согласно пункту 1 статьи 388 Гражданского кодекса РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона (пункт 1 статьи 382 Гражданского кодекса РФ).

По смыслу пункта 2 статьи 382 Гражданского кодекса РФ, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Положение указанной правовой нормы содержит общее дозволение в части уступки (цессии) и указывает на возможность указания иного только законом. Применительно к правоотношениям, связанным с обязанностями собственника (нанимателя) жилого помещения по оплате жилищно-коммунальных услуг не имеется установленных законами запретов перехода прав кредитора к другому лицу.

Поскольку предметом договора уступки права (требования) № <номер>от<дата> является право требования задолженности по коммунальным платежам с истцов, личность кредитора не имеет существенного значения для должников. Данная уступка не противоречит положениям статей 383, 388 - 390 Гражданского кодекса РФ. Права должников данной уступкой права не нарушены.

Согласно пункту 5 части 1 статьи 6 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных » обработка персональных данных допускается, если она необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных , в том числе в случае реализации оператором своего права на уступку прав (требований) по такому договору , а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных или договора, по которому субъект персональных данных будет являться выгодоприобретателем или поручителем;

Право ООО «УК «Жилфонд» обрабатывать и передавать персональные данные собственников МКД был предоставлен ему в п.9 решений общего собрания собственников МКД от<дата>, а также предусмотрено в ст.6 ФЗ «О персональных данных ».

Данные о лице (лицах), необходимые для получения с него (них) оплаты за жилищно-коммунальные услуги, не являются конфиденциальными сведениями о его (их) частной жизни.

Оснований для признания договора уступки права (требования) № <номер> от <дата> в части передачи права требования задолженности за жилищно-коммунальные услуги с истцов недействительным не имеется» (Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 21 ноября 2016 года по делу № 2-7319/2016).

б) «…Стороны при заключении договора действовали в соответствии со своими намерениями, изложенными в договоре, с целью создать определенные юридические последствия, предусмотренные законом для данной категории сделок. Состоявшаяся уступка права требования по договору никак не отражается на правовом положении истца, в связи с чем, фактически предъявление иска о признании договора недействительным не связано с защитой нарушенных прав и законных интересов истца.

Ссылка истца на нарушение ответчиком ст.ст. 23,24 Конституции РФ, ФЗ РФ «Об обработке персональных данных » в части передачи ответчику персональных данных истца также не является основаниям для признания договора уступки прав требования недействительным, поскольку основана на неверном понимании норм действующего законодательства.

Право требования задолженности по коммунальным платежам не относится к обстоятельствам, неразрывно связанным с личностью истца, поэтому сведения о должнике являются неотъемлемой частью договора на оказание жилищно-коммунальных услуг, права по которому к перешли к ООО «Меридиан +1» в полном объеме в силу требований закона. Право взыскателя по договору на обработку персональных данных прямо предусмотрена п. 7 ч. 1 ст. 6 ФЗ «О персональных данных».

Доводы истца о нарушении её конституционных прав на охрану частной жизни суд находит необоснованными, поскольку данные о лице, необходимые для получения с него оплаты за оказанные услуги, в данном случае не являются конфиденциальными сведениями о его личной жизни. В данном случае сведения о должнике являются необходимой составной частью для надлежащего исполнением им своих обязательств, поэтому передача информации о должнике не может рассматриваться как распространение личных данных о конкретном лице» (Решение Уссурийского районного суда Приморского края от 22 июня 2017 года № 2-2026/2017).

3.      Можно ли передать по договору цессии задолженность за капитальный ремонт?

Про капитальный ремонт в России не говорил только ленивый. Многогранная судебная практика рассматривала взаимосвязь понятия «капитального ремонта» с различными нормами права. Не обошёл стороной и спор, касающийся договора уступки права требования о взыскании задолженности, составляющей плату за капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов (решение Арбитражного суда Волго-Вятского района А43-12824/2017 от 05 апреля 2018 года).

Истцом по данному делу являлся Шестеров С.С.

Исковые требования основаны на статьях 166 - 169, 382 (части 1), 385 (части 2) Гражданского кодекса РФ и мотивированы тем, что при заключении оспариваемого договора цессии был нарушен принцип адресности и целевого характера денежных средств, являющихся бюджетными и имеющих строгое целевое назначение. Арбитражный суд Нижегородской области решением от 13.09.2017, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2017, удовлетворил иск.

В Арбитражный суд Волго-Вятского района обратился цессионарий ООО «Вертикаль». Суд отказал в удовлетворении кассационной жалобы по следующим основаниям:

«ООО «Жилсервис» (цедент) и ООО «Вертикаль» (цессионарий) заключили договор от 22.02.2017 об уступке прав требования (цессии), в соответствии с которым цедент уступает, а цессионарий принимает на себя право требования взыскания задолженности с муниципального образования городской округ город Выкса Нижегородской области в размере 1 096 633 рублей 11 копеек, составляющей плату за капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов за 2010 год, подтвержденной вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Нижегородской области от 17.11.2011 по делу № А43-15952/2011.

По акту приема-передачи от 22.02.2017 ООО «Жилсервис» передало ООО «Вертикаль» правоустанавливающие документы, подтверждающие наличие у муниципального образования задолженности, образовавшейся вследствие неуплаты взносов на капитальный ремонт многоквартирных домов за 2010 год.

Согласно пункту 3.1 договора за уступаемые права цессионарий уплачивает цеденту денежные средства в размере 20 процентов от сумм, полученных цессионарием.

Шестеров С.С., являющийся учредителем ООО «Жилсервис» с долей в уставном капитале 55 процентов, посчитал, что при заключении договора цессии были допущены нарушения статьи 382 (части 1), статьи 385 (части 2) Гражданского кодекса Российской Федерации, что явилось основанием для обращения истца с настоящим иском в

В силу пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может был передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

В соответствии со статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Суды оценили по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации собранные по делу доказательства и установили, что в данном случае ООО «Жилсервис» по договору уступки права требования (цессии) от 22.02.2017 передало ООО «Вертикаль» право требования задолженности по платежам за капитальный ремонт.

По смыслу статей 154, 155, 158 и 174 Жилищного кодекса Российской Федерации денежные средства, поступающие на капитальный ремонт, являются накопительными, вносятся с целью оказания такой услуги в будущем и имеют целевое назначение. Право истребования задолженности по внесению платы за капитальный ремонт с собственников помещений многоквартирного дома принадлежит лицу, обладающему статусом управляющей организации. При этом денежные средства не поступают в собственность управляющее организации, а являются собственностью плательщиков и могут быть потрачены управляющей организацией исключительно на ремонтные работы на основании соответствующего решения собственников.

Следовательно, управляющая компания (ООО «Жилсервис») не приобрела право собственности на сумму задолженности по платежам за капитальный ремонт и, соответственно, не могла распоряжаться указанными денежными средствами без разрешения собственников жилья, в том числе путем уступки права требования данного долга иному лицу - ООО «Вертикаль».

В рассмотренном случае суды первой и апелляционной инстанций сочли, что в материалы дела не представлены документы, объективно свидетельствующие о наличии у управляющей компании полномочий на заключение договора уступки права требования задолженности третьим лицам, а также об оказании ООО «Вертикаль» услуг по капитальному ремонту в отношении многоквартирных домов, что позволило судам прийти к обоснованному выводу о недействительности спорного договора цессии.

Довод подателя жалобы о том.что уступаемая задолженность представляет собой стоимость выполненных работ по капитальному ремонту соразмерно доле в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирных домах, а не сумму взносов на капитальный ремонт, который будет проведен в будущем, отклоняется как прямо противоречащий договору от 22.02.2017 и решению Арбитражного суда Нижегородской области от 17.11.2011 по делу № А43-15952/2011, из которых следует, что предметом уступаемого права явилась плата собственника на капитальный ремонт многоквартирного дома, который еще не произведен.

Аргумент ООО «Вертикаль» об отсутствии у Шестерова С.С. права на оспаривание договора уступки права требования от 22.02.2017 суд округа рассмотрел и отклонил, как не соответствующий статье 65.2 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснениям, данным в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Материалы дела исследованы судами обеих инстанций полно, всесторонне и объективно, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая правовая оценка, изложенные в обжалованных судебных актах выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам права. Оснований для отмены обжалованных судебных актов по приведенным в кассационной жалобе доводам не имеется».

Таким образом, последнее решение суда показало, что не всякая уступка права требования является законной.

Несмотря на удобство и кажущуюся простоту, которой является заключение письменного договора цессии, сторонам всё-таки необходимо учитывать не только положения стаей ГК РФ, но и законную совокупность договора с остальными нормами права.

Обсудить статью и задать вопросы можно здесь