И3вне

26 January 2018

Вполне обыденный мир постепенно демонизируется, наполняется различными сущностями. Связи отношений, незаконченные гештальты прошлого, комплексы. Человечество борется за воссоздание и возвращение к детским моментам счастья. Бьется в поисках потерянного запаха истлевшей материнской груди, переворачивает кубики, предвкушая найти экзистенциальную глубину-полноту.

Разукрашенные и обманутые, привязанные к однородным переживаниям. Для которых столь божественное стало просто привычным и обыденным. Божественное тело превратилось в объедки вчерашней бурной ночи.

Праздное пребывание нынче не в моде. Сегодня принято торопливо перекусывать тенями откровенных истин в курилках обеденного перерыва. У успешных карьеристов просто не может быть времени для таких несуразиц как терпкое, полуночное трение стекол.

Эти лимонные шутки, юмор основанный на перестановке смыслов в предложении. Простые паттерны иронии, сарказма и черного юмора. Ах если бы, если бы это были примитивные перестановки хотя бы чего-то стоящего. Беседы, это скорее моделирование забавных сцен, преувеличение чьих-то недостатков, гипертрофирование чувств и желаний. “А что, что, если громадный грузовик в миллиард миль враз поглотит этого самоуверенного болвана”.

Ты просто прочел это где-то.

Ты просто прочел это где-то.

Ты просто прочел это где-то.

Я видел эту шутку в выпуске 1997, да, да. Ты просто, просто все снова перепутала.

Да мне глубоко безразличны твои воспоминания и размышления. Это все так ничтожно мало, настолько глупо и комично, что пробегает волна недоумения о возможности существования подобного.

Вы правда? Серьезно думаете об этом?

Ты ведь не живешь этими пошлыми попсовыми переживаниями. Ведь и ты, и ты тоже наверняка мечтаешь о просторных внутренних комнатах существующих наяву. Все не может быть так поверхностно, ни за что не поверю, и вы не верьте, что мир заканчивается на привычных желаниях.

Этот розовой, слащавых слизень, местами... примитивный? Когда этот ультра-примитивизм стал в моде. Почему эта простая, плоская низменность стала объектом подражаний.

Почему вы увиливаете от каждого вопроса? А когда вдруг всплывает вопрос о интимном, смущенно упускаете его. Вы так и собираетесь проводить свободные вечера за обходом вокруг кома своих проблем? Где же узкие ниточки солнца, промеж застывшего однообразия обыденности?

А потом вы попадаете в больницы, палаты уничтоженных и размятых, потерянных в складках между матрасом и покрывалом. Зачем, зачем ты режешь себе вены. Беги, беги, беги что есть сил, в свою внутреннюю монголию. Все эти внешние страны, они тоже больны, ты не найдешь приюта ни в одной современной стране. Праздники возможны только в семейных коммунах с собственными иисусами, ритуалами, общими идеями и внутренними узорами.

Глобальные упрощения выплеснут еще больше людей на обочину жизни, вы все обрастете пауками изнутри, внешний мир будет только враждебно отталкивать вас, все ближе к склону каньона, прямо в паучьи лапы.

Вы разбежитесь по сладким фонтанам не требущим усилий.

Мы создадим нечто прекрасное и нереальное. Слишком красивое и фантастическое. Чересчур радужное, до непристойности праздное. И это тоже не станет раем. Рай возможен только в форме островка в океане кипящей магмы. Только скрываясь от красных ангелов, с исчадным ревом, разбивающихся о покров неизбежности. Только подпольно-партизанский рай. Только рай на острие ножа. Только мимолетные высочайшие переживания. Только на одну ночь перед возобновлением пыток.

Прогулки только по пятницам и только цепочкой вокруг старого дерева под пристальным наблюдением мерцающих зеркал.