10 запрещенных в СССР книг. Среди них есть даже сказки

14.04.2018

А мы продолжаем наши экскурсы в историю запретов. Снова возвращаемся в СССР, которая состояла из ограничений и препятствий чуть больше, чем полностью. Мы уже как-то рассказывали о запрещенных фотографиях, которые уже слишком реалистично передавали жизнь в стране. Теперь же мы обратимся к тому, что было в итоге было неотъемлемой частью жизни любого советского человека. Речь идет, разумеется, не о водке и любви к вождю, а о книгах.

И, конечно, не все из этих книг соответствовали линии партии. Их перепечатывали и передавали единомышленникам, прятали от органов и платили за чтение этих книг своими судьбами и своих детей.

1. «Доктор Живаго», Борис Пастернак, 1957 г.

Госиздат сначала решил, что эту книгу можно публиковать, но потом передумал. По мнению чиновников, большевистская революция в книге изображена как величайшее преступление (как будто это не так). В 1958 году Борису Пастернаку была присуждена за роман «Докторо Живаго»  Нобелевская премия в области литературы, но его вынудили отказаться от нее. Советский Союз заявил, что премия шведских судей — «враждебное политическое действие, ибо признано произведение, скрытое от советских читателей и являющееся контрреволюционным и клеветническим». А чуть позже в дополнении Пастернака изгнали из Союза писателей и лишили звания «советский писатель». Сегодня эта книга, честно признаемся, не вызывает каких-то серьезных эмоций.

2. «Белая гвардия», Михаил Булгаков, 1955 г.

Семейная сага, в которой Михаил Булгаков частично изобразил историю собственной семьи. И опять прикопались к революции - неправильно освещение бунта 17-го года книгу признали антисоветской.

3. «Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. Опыт художественного исследования», Александр Солженицин, 1973, 1974, 1975, 1978 гг.

Ну, тут и объяснять не надо.

4. «Крокодил», Корней Чуковский, 1917 г.

Удивительно, но это так. Чиновники увидели в сказке угрозу большивизму.

«Что вся эта чепуха обозначает? — волнуется Крупская. — Какой политический смысл она имеет? Какой-то явно имеет. Но он так заботливо замаскирован, что угадать его довольно трудновато. Или это простой набор слов? Однако набор слов не столь уж невинный. Герой, дарующий свободу народу, чтобы выкупить Лялю, это такой буржуазный мазок, который бесследно не пройдет для ребенка… […] Я думаю, «Крокодила» ребятам нашим давать не надо, не потому, что это сказка, а потому, что это буржуазная муть».

5. «Козлиная песнь», Константин Вагинов, 1927 г.

Константин Вагинов прожил всего 35 лет и успел создать только четыре романа, и четыре сборника стихотворении, но даже с таким небольшим количеством произведений он умудрился насолить Советскому руководству создав по их мнению  «идеологически неприемлемую книгу для СССР». О единственном издании  романа «Козлиная песнь» в начале 30-х годов было лишь одно упоминание в «Списке книг, подлежащих изъятию». Вагинов умер в 1934 году, а сразу же после его смерти была арестована его мать и в органах, с явным опозданием, был выписан арест на самого писателя. С этого момента писатель Вагинов был забыт, по крайней мере в России.

6. «Мы», Евгений Замятин, 1929 г., Чехия.

Впервые был опубликован в Чехии, а в большевистской России публикации не было, потому, что современники восприняли его как злую карикатуру на социалистическое, коммунистическое общество будущего. К тому же роман содержал прямые намеки на некоторые события гражданской войны, например «война города против деревни». В Советском союзе была целая кампания по травле Замятина. «Литературная газета» писала: «Е. Замятин должен понять ту простую мысль, что страна строящегося социализма может обойтись без такого писателя»

7. «Жизнь и судьба», Василий Гроссман, 1980 г.

Василий Гроссман принес рукопись в редакцию журнала «Знамя», но там печатать роман отказались из-за того, что посчитали его политически вредным и даже враждебным. А после этого разговора в квартиру Гроссмана незамедлительно явились с ревизией, были арестованы рукописи романа, копии, черновики, записи, копирки и ленты для пишущих машинок — у машинисток.

8. «Перед восходом солнца», Михаил Зощенко, 1943 г.

Автобиографический роман «Перед восходом солнца» Михаил Зощенко считал своим главным произведение. Но о руководителей управления пропаганды и агитации было иное мнение: «пошлая, антихудожественная и политически вредная повесть Зощенко «Перед восходом солнца». Повесть Зощенко чужда чувствам и мыслям нашего народа… Зощенко рисует чрезвычайно извращенную картину жизни нашего народа… Вся повесть Зощенко является клеветой на наш народ, опошлением его чувств и его жизни».

 9. «Повесть непогашенной луны», Борис Пильняк, 1926 г.

Даже Горький ругал повесть, написанную по его мнению, уродливым  языком: “Удивительно нелепо поставлены в нем хирурги, да и все в нем отзывается сплетней”.

10. «Из шести книг», Анна Ахматова, 1940 г.

Был сборником стихотворений из пяти опубликованных книг и шестой — задуманной, но так и не появившейся на свет. Вышел сборник в 1940 году, но спустя совсем немного времени подвергся идеологическому разносу и был полностью изъят из библиотек.

Будьте счастливы. Это разрешено!

Мы продолжаем следить за самыми свежими запретами и готовы спасти вас, пока вы что-нибудь не нарушили. Обязательно подписывайтесь на наш канал и следите за обновлениями. Пока мы его не запретили!

Оказать финансовую поддержку каналу можно по ссылке.