Дом под железной крышей

27.01.2018

Николай взошёл на пригорок. Отсюда вся Осиновка была видна, как на ладони, а невдалеке неспешно несла свои воды Исеть. Когда – то вокруг деревеньки росло много деревьев, особенно осины. Отсюда и пошло название этого поселения. Николай Егорович здесь родился и вырос. Спустя годы, не забывал бывать на могилах своих предков. И всегда подходил к месту, где в 30 – е годы высился приличный дом под железной крышей, а сейчас растёт один бурьян. Большую трагедию пришлось пережить его семье в те непростые годы. И невольной «виновницей» стала та самая железная крыша.

Родительский дом – начало начал! Маленький Коля жил с братьями в семье Ткачёвых, как у Христа за пазухой. Тепло, светло, сытно! Глава семейства крестьянин Егор Григорьевич был человеком трудолюбивым и непьющим. На его подворье водилась всякая скотина. Вместе с супругой Анной Васильевной управлялся и дома, и в поле. А в одно прекрасное лето даже перекрыл крышу. Все накопленные деньги пошли на покупку кровельного железа. Односельчане не могли не заметить чудесного преображения. Большинство порадовалось за работящего Егора, который вставал с петухами и ложился далеко затемно. Но мир не без худых людей! А время было неспокойное: коллективизация, «раскулачивание»… Один из недоброжелателей Егора и воспользовался ситуацией – написал донос в органы НКВД. И оговорил крестьянина Ткачёва: якобы наёмный труд использует, утаивает излишки зерна, не желает вступать в колхоз. Бумага ушла куда надо. И спустя короткое время, в село нагрянули комиссары. Суд был скорый! Обвинили Егора Григорьевича во многих грехах. В том числе и в том, что имеет крестовик под железной крышей. Тогда в деревне, конечно, немногие имели такие домики. В общем, навешали почём зря на мужика ярлык кулака и отправили в ссылку в Свердловскую область на стройку народного хозяйства. Хорошо запомнил Коля горящие от боли и горя глаза отца – будто чувствовал он, что уже никогда не вернётся в родные исетские края, в дом под железной крышей.

Город Камышлов встретил неласково. Поселили «раскулаченных» зауральцев в холодном сыром бараке. Отца вместе с другими мужиками рано угоняли на тяжёлую физическую работу. Супруга быстро оценила ситуацию. Поняла, что здесь всех ждёт верная гибель. Егор остался «батрачить», а Анна с Яшей и Коляшей бежала в родную деревню. В Осиновке родственники (а там полдеревни – Ткачёвы) спрятали Анну Васильевну с детьми в подполе своего дома. Неделю беглецы жили в страхе: так и казалось, что сейчас раздастся стук в дверь и за ними придут. Но видно под счастливой звездой родились! Никто не стал к ним вязаться. Постепенно Анна Васильевна с детками (пятеро на руках!) перешла на легальное положение. Власти даже разрешили вскоре вернуться в родное гнездо. Кто – то из влиятельных односельчан замолвил слово: мол, всё это семья заработала своим трудом, сосновый сруб для дома Егор срубил сам, батраков никогда не держал. Эх, эту бы заступу да раньше! А теперь кормильца семьи обратно уже не вернёшь. Какое – то время от него приходили весточки. А потом снова наступили чёрные дни. Исетский крестьянин Егор Григорьевич Ткачёв скончался от непосильной работы, холода и голода и был похоронен в городе Камышлове, на чужой сторонушке. Долго выла от горя Анна и рвала на себе волосы. Пять детишек остались на руках! Как их выкормить и поставить на ноги?! Всё познал Коля в детстве – голодал, в школу ходил хуже всех одетый, в рваной фуфайке. Потом, через многие годы, Егора Григорьевича реабилитировали посмертно! Но осадок в душе Николая остался на всю жизнь.

Электричка уносила Николая из его родных краёв, из мира его детства. После посещения Осиновки он всегда испытывал умиротворение. А на месте пустыря ему ещё долго виделся родной дом и его давняя босоногая юность.

Сергей Предеин.