Вкус хлеба

Молодость! Она быстра и скоротечна! Это прекрасная пора, когда даже самая чёрствая горбушка может быть вкуснее всего! О том и рассказ.

Времена не выбирают. Вот и Николай родился не в лучшее время. Всё испытал! Отец Егор Дмитриевич был трудолюбивым человеком. Построил для своей семьи крепкий дом под железной крышей. За то и поплатился в период коллективизации. По ложному доносу навесили на исетского крестьянина ярлык кулака и отправили на стройку народного хозяйства на Средний Урал. Вместе с ним уехали горе мыкать жена Анна с малолетними детьми Яшей и Колей. Однажды каким – то чудом ей удалось с ребятишками бежать. В родной Осиновке неделю прятались в подполе у родственников. Пронесло! А глава семьи так и скончался от непосильной работы в глубинах Уральских гор. Похоронен в городе Камышлове.

Но не кончились на этом беды. Без отца одной Анне тяжело было поднимать на ноги пятерых пацанов. Особенно трудно пришлось самому младшенькому - Коле. В начале тридцатых и в наших краях царил голод. Радовались каждой картофелине и куску хлеба пополам с лебедой. Да и одеть было ну просто нечего! На всю жизнь запомнил Николай, как в школу ходил в последних портках. Почти у всех одноклассников уже имелись в старших классах хоть и худенькие, но костюмы. Один Коля приходил в класс в старенькой телогрейке. Безотцовщина! Но разве он в этом был виноват? Стеснялся! Но математику знал на пять!

Памятным событием стало участие в уборке урожая незадолго до начала Великой Отечественной войны. Стояла золотая осень! Отрядили шестнадцатилетнего Колю сопровождать обоз с зерном до Шадринского элеватора. Помнит, как перед самым Шадринском проголодался. Как достал из котомки краюху деревенского, испечённого в русской печке, душистого хлебушка. И каким вкусным был этот хлеб!!! Вот это какой голод надо было пережить?!

Свой своему поневоле друг. Когда в деревне кушать совсем стало нечего, мать отправила Колю в Свердловск (ныне Екатеринбург) к старшему его брату Петру, который в составе трудовой армии претворял в жизнь планы партии по индустриализации страны, а проще – плотничал на одной из крупных строек Свердловска. После деревенской беспросветной нищеты жизнь в городе показалась Коле сказкой. Жил с братом в настоящем общежитии! А когда Пётр водил Колю в старинную городскую баню в самом центре города, то пацан вообще открывал рот: мраморные скамейки в моечном отделении, медные краны, в раздевалке каждый ящичек закрывался на надёжный замок. А бирочку с ключом надобно было вешать на шею во время помывки. И сколько хочешь шаек горячей воды! В деревне Коля помнил лишь баньку, которая топилась по – чёрному. Однажды в такой бане дети угорели и ползли к дому зимой по снегу. Так их и подобрали, полуживых. А тут все блага!

Именно в Свердловске Коля узнал, что такое настоящая столовая. Борщ, мясная котлета с картофельным пюре и компот! Это был верх блаженства. «Праздник живота» для отощавшего деревенского паренька! Тут он познал вкус и настоящей белой сайки, и сдобных булочек. Да вот беда: быстро прибавил в весе, стал задыхаться. Брат показал Колю куче врачей, но все разводили руками. И лишь седенький старичок – профессор быстро поставил правильный диагноз – ожирение сердца. И прописал для выздоровления не таблетки и микстуры, а … коньки и лыжи. Пётр купил раздобревшему Коле «корольки». И вскоре одышки как не бывало! Ушли и лишние килограммы. В борьбе с гиподинамией и нынешнее поколение может взять этот действенный метод на заметку.

Пролетели годы. Осталось позади и самое тяжёлое испытание – Великая Отечественная война, когда Николай примерзал шинелью к окопу. На закате жизни, сидя в удобном кресле в окружении родных, дедушка Коля говорил: «Никто ещё не изобрёл таблеток от старости. Вот Алиев поехал в 82 года лечиться в Америку. А разве ему это помогло?..» А ещё Николай Егорович вспоминал ту золотую осень на заре своей жизни и несравненный вкус того кусочка хлеба.

Сергей Предеин