Город мертвых в горах Северной Осетии

27.01.2018

В России есть немало мест, овеянных страшными тайнами: Чертово логово в Волгоградской области, Мясной бор - в Новгородской, Гора мертвецов - в Свердловской, известная как Перевал Дятлова, Поляна смерти в Красноярском крае, озеро Лабынкыр в Якутии, Долина смерти на Камчатке. Есть такие места и на Кавказе. Одно из них - поселение Даргавс, прячущееся за хребтом посреди Кавказских гор.

После схода печально известного ледника Колка, унесшего жизни более ста человек, в том числе съемочной группы Сергея Бодрова, и разрушившего ведущую в Даргавс дорогу, оставив его практически без связи с внешним миром, людей в селе осталось мало. Добираться до него теперь долго и опасно, но оно того стоит.

Уже несколько веков местечко рядом с североосетинским Даргавсом представляет собой некрополь из склепов и усыпальниц. Ходили слухи, что отсюда никто не возвращается живым. Советским ученым предрассудки были чужды. В конце 1960-х они поехали в Пригородный район Северной Осетии на раскопки в надежде разгадать тайну священного ужаса перед этим местом. На всякий случай работали в перчатках, брали пробы грунта и… ничего необычного не увидели. А искали они возбудителей чумы, которая в XVI веке значительно снизила численность населения региона и превратила Даргавс в город мертвых.

За всю историю человечества чума считалась наиболее опасной болезнью. Переносчиками патогенных микроорганизмов, отвечающих за чуму, были блохи и клещи, жившие на шерсти животных. Причем паразиты сохраняли патологическое воздействие на протяжении семи недель. Рассказывают, что когда чума пришла в Даргавс, люди уходили умирать целыми семьями, неся на руках меленьких детей, чтобы уберечь односельчан от контактов с останками.

На самом деле, в самом Даргавсе погребений нет. Около сотни каменных склепов находится примерно в километре от села, которое окружают величественные дома-крепости и родовые башни знатных осетинских фамилий.

А склепы – царство усопших. Одни кроются над землей - их крыша представляет собой ступенчатую пирамиду, собранную из сланцевой плитки; другие увенчаны двухскатным перекрытием; третьи сложены из больших, грубо обработанных каменных плит.

По функционалу некрополь напоминает египетские пирамиды, а по форме – индуистский храмовый комплекс Ангкор-Ват в Камбодже, посвященный Вишну – хранителю мироздания, защитнику от зла, связующему звену между людьми и Вселенной – и построенному в первой половине XII века. Обычно кхмерские храмы не были местом собрания верующих, а служили местом обитания богов, и доступ в их центральные строения был открыт исключительно представителям религиозной и политической элиты. Однако Ангкор-Ват отличает то, что он предназначался также для захоронения царей.

В Осетии же по тому, как устроена усыпальница, можно понять, насколько был богат род, которому она принадлежит. Очевидно, склепы с пирамидально-ступенчатыми перекрытиями были построены представителями знатных фамилий. Поскольку жители села хоронили своих близких вместе с одеждой и личными вещами, ученым удалось составить богатую коллекцию предметов быта - ювелирные украшения, оружие, табакерки, керамика. Загадкой остаются только "лодки", в которых были найдены некоторые останки.

Может быть, выдолбленные из дерева колоды, напоминающие плавсредства, и не назвали бы лодками, если бы рядом с одной из них не обнаружили весло. Наличие лодки с веслом в горах пока остается нераскрытой тайной. Есть лишь предположение о древнем культе олицетворения первобытного ужаса и мрака из греческой мифологии, которая оказала огромное влияние на развитие культуры всего мира и положила начало бесчисленному множеству религиозных представлений о человеке, героях и богах. Возможно, в Даргавсе считали, что лодки необходимы усопшим, чтобы добраться до Стикса - реки в царстве мертвых, а через нее души умерших уже повезет Харон.