Молодой талантливый математик – случай Эвариста Галуа

Данная статья относится к Категории: Барьеры перед одарёнными детьми / подростками

Рис.1. Эварист Галуа  в 15-летнем возрасте (карандашный портрет с натуры)
Рис.1. Эварист Галуа в 15-летнем возрасте (карандашный портрет с натуры)

«В течение первых двенадцати лет Эварист оставался дома, а его образованием занималась мать. Когда ему было десять, он мог поступить в коллеж в Реймсе, но мать, по-видимому, считала, что ему ещё рано покидать дом. Однако в октябре 1823 года он начал посещать Коллеж Людовика Великого, который представлял собой подготовительную школу. Вскоре после того, как Эварист туда поступил, учащиеся отказались петь в школьной часовне, и юный Галуа своими глазами увидел судьбу потенциальных революционеров: добрую сотню учеников немедленно исключили. К сожалению для математики, это не послужило ему уроком.

По итогам двух лет обучения он был награждён первой премией по латыни. Однако латынь вскоре стала наводить на него тоску. В результате в школе потребовали, чтобы для улучшения успеваемости он прошёл курс ещё раз, но это, разумеется, навело на него тоску ещё большую, и ситуация изменилась от плохой худшей. От быстрой дороги к забвению Галуа спасла математика - этот предмет был в достаточной степени интеллектуально насыщен, чтобы пробудить в нем интерес. Но не любая математика: Галуа обратился прямо к классике - Лежандровым «Элементам геометрии». Это можно до некоторой степени сравнить с тем, как если бы современный студент-физик для начала принялся за чтение технических статей Эйнштейна.

Но в математике имеется некоторый пороговый эффект, интеллектуальный переломный момент. Если студент в состоянии прорваться через несколько первых препятствий, вникнуть в особенности обозначений в данном предмете и проникнуться той мыслью, что лучший способ продвижения вперёд - это понимать идеи, а не просто зазубривать их, - он или она может весело двигаться с попутным ветром в сторону всё более замысловатых и манящих идей, тогда как чуть более ограниченный студент застрянет на геометрии равнобедренных треугольников.

О том, много ли приходилось Галуа трудиться над освоением основополагающей работы Лежандра, можно спорить, но, во всяком случае, эта работа его не отпугнула. Он начал читать технические статьи Лагранжа и Абеля; неудивительно, что его последующие работы находились в этой области интересов, в частности, в теории уравнений. Уравнения, похоже, были единственной вещью, владевшей вниманием Галуа. Остальная его школьная деятельность страдала в той же степени, в какой развивалось его увлечение работами математиков первой величины.

Рис.2. Жозеф Луи Лагранж - французский математик
Рис.2. Жозеф Луи Лагранж - французский математик

В школе Галуа был неопрятным - привычка, от которой он так никогда и не избавился. Он ставил своих учителей в тупик, решая задачи в уме вместо того, чтобы «показать, как он это сделал». Это пристрастие учителей математики, которое и сегодня огорчает многих способных молодых людей. Представьте себе, что случилось бы с подающим надежды молодым футболистом, если бы всякий раз, как он забьёт гол, тренер требовал от него точной записи всех тактических шагов, которые он предпринял, а без этого гол бы не засчитывался. Такой последовательности шагов нет. Игрок увидел свободное пространство и отправил мяч именно туда, куда, как подтвердит всякий знаток игры, его и следовало отправить.

Далее на портале VIKENT.RU...

Рис.1. - Автор: неизвестен - http://www.galois.ihp.fr/ressources/vie-et-oeuvre-de-galois/vie-galois/biographie/, Общественное достояние,

Рис.2. - By Unknown - http://www.hrono.ru/biograf/bio_l/lagranzhzh.html, Public Domain