Оглупление девушек в Смольном институте благородных девиц

Данная статья относится к Категории: Барьеры перед одарёнными девушками / женщинами

Рис. 1. Смольный институт благородных девиц (By Andrew Shiva)
Рис. 1. Смольный институт благородных девиц (By Andrew Shiva)

«Нравы институток также воспитывались атмосферой полной изоляции от жизни. Первым, что слышали девочки-«кофейницы», попадая в Смольный институт, были указания старших воспитанниц на обычай кого-нибудь «обожать».

Рис.2 (By en:Karl Bulla - Выставка "Немецкий Санкт-Петербург")
Рис.2 (By en:Karl Bulla - Выставка "Немецкий Санкт-Петербург")

Эта институтская манера состояла в том, что девочки должны были выбрать себе предмет любви и поклонения.

Как правило, это были девицы из «белой» группы. На вопрос одной простодушной девочки (которая потом рассказала об этом в мемуарах), что значит «обожать», ей объяснили: надо выбрать «предмет» обожания и, когда «предмет» проходит мимо, шептать: «Восхитительная!», «Обожаемая!», «Ангел», писать это на книгах и т.д.

Только «голубых», как правило, никто не обожал: они дёргали младших за волосы и дразнили их.

В самой старшей группе «обожали», как правило, членов царской семьи - это культивировалось. «Обожали» императрицу, но особенно императора. При Николае I «обожание» приняло характер экстатического поклонения. Николай был, особенно смолоду, хорош собой: высокого роста, с правильным, хотя и неподвижным лицом (только в конце жизни у него вырос живот, что он тщательно скрывал мучительным перетягиванием).

Рис.3. - Николай I (By Franz Krüger)
Рис.3. - Николай I (By Franz Krüger)

Истерическое поклонение государю многие смолянки переносили за стены учебного заведения, в придворную среду, особенно - в круг фрейлин. Лев Толстой придал эту характерную черту образу Анны Павловны Шерер в «Войне и мире». При Николае I традиция «обожания» государя часто становилась основой для мимолетных романов императора (это также нашло отражение у Л. Толстого - в повестях «Хаджи-Мурат» и «Отец Сергий»). Атмосфера, царившая вокруг двора Николая I, проницательно и с тонким психологическим проникновением отражена в романе Б. Окуджавы «Путешествие дилетантов».

Рис.4. Лев Николаевич Толстой в 1848 г. (By Pavel Biryukov)
Рис.4. Лев Николаевич Толстой в 1848 г. (By Pavel Biryukov)

Атмосфера эта включала подчёркнутое соблюдение внешних приличий. Николаевский двор прощал «приличьем стянутые» похождения, но жестоко преследовал подлинные чувства».

Лотман Ю.М., Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII – начало XIX века), СПб, «Искусство-СПб», 1994 г., с. 83.

Источник

Рис.1. - By Andrew Shiva / Wikipedia, CC BY-SA 4.0,

Обложка - Рис.2. - By en:Karl Bulla - Выставка "Немецкий Санкт-Петербург", Public Domain,

Рис.3. - By Franz Krüger - (1) Web Gallery of Art:   Image  Info about artwork(2) http://album.foto.ru/photo/199957/, Public Domain,

Рис.4. - By Pavel Biryukov - https://archive.org/details/leotolstoyhislif00biriiala, Public Domain