Битва за высоту 3234

28 January 2018

7 января 1988 года начался бой за высоту 3234 (провинция Пактия, Афганистан )

В ходе проведения одного из этапов войсковой операции «Магистраль» советскими частями и афганскими правительственными войсками был деблокирован город Хост. Моджахеды неоднократно пытались сбить оборудованные на стратегически важных высотах афганские и советские блокпосты, охраняющие район дороги Гардез — Хост. Наиболее ожесточённая схватка произошла 7-8 января 1988 года в районе высоты, обозначенной на картах отметкой 3234.

Из воспоминаний младшего сержанта О. Федоренко: "Через несколько дней тяжкого пути мы вышли на свою горку. Окопались, утеплились. Шел снег и дул сильный ветер на высоте около 3 тысяч метров, руки леденели, лицо обжигало".

"Холодным безжизненным светом искрились на солнце заснеженные отроги хребта Джадранский. В цепи остроконечных вершин выделялась господствующая безымянная высота с крутыми, обрывистыми склонами, заросшими кедром и карагачем. На коричневом поле рабочей карты высота была обозначена отметкой 3234... Востротин пронзительно и остро представил, каково сейчас десантникам там, на «трехтысячнике», где неутихающий ветер беспощаден и жгуч, как ледяная вода. От него мало спасают даже теплые десантные куртки и валенки" (Олийник А. «Клятва тридцати девяти». «Красная звезда» от 29 октября 1988 г.)

Высоту защищала девятая парашютно-десантная рота 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка общей численностью 39 человек. Атаковали высоту вооружённые формирования афганских моджахедов, прошедшие подготовку в Пакистане, численностью от 200 до 400 человек. Обстрел высоты, контролируемой взводом старшего лейтенанта В. Гагарина, начался в 15:30. Противник использовал безоткатные орудия, миномёты, гранатометы.

Моджахеды, используя террасы и скрытые подступы, подошли, незамеченный наблюдателями, на расстояние до 200 метров к советским позициям.

В 16:30, с наступлением сумерек, под прикрытием массированного огня, моджахеды бросились в атаку с двух направлений. Их действия координировались по рации. Спустя 50 минут атака была отбита. Ближе 60 метров к основным позициям моджахеды подойти не смогли. Во время атаки погиб младший сержант В. Александров.

Из воспоминаний ст. лейт. И.П. Бабенко: "...Своими решительными действиями младший сержант В.Александров дал взводу драгоценные минуты на то, чтобы элементарно прийти в себя. Именно он первым заметил приближающихся духов. Благодаря именно его действиям первая атака захлебнулась, и нагло идущие во весь рост духи залегли и стали вытаскивать с поля боя первых убитых. Позиция Александрова была размещена таким образом, что «Утес» практически попал в окружение — заряды, выпущенные из гранатометов, летели едва ли не с тыла. То, что старшему сержанту удалось продержаться пятнадцать минут, участники боя расценивают как чудо."

В 17:35 началась вторая атака, которая велась по позиции, ослабленной в связи с потерей пулемета «Утёс» и гибелью командира расчёта. Во время отражения атаки погиб рядовой А. Кузнецов. Командир расчёта арткорректировки И. Бабенко под конец атаки запросил поддержку полковой артиллерии.

В 19:10 началась третья, самая дерзкая атака. Под прикрытием массированного огня из пулемётов и гранатомётов мятежники, не считаясь с потерями, шли в полный рост. Атака была отбита.

В 23:10 началась пятая, одна из самых ожесточённых атак на высоту.

Из политдонесения гвардии майора Н. Самусева: "... используя мертвые пространства, деревья, под плотным огнем душманы подошли к склонам высоты с трех направлений. В том числе — со стороны установленного минного поля. Проходы в нем проделывали передовые отряды смертников. По их мертвым телам мятежникам удалось приблизиться на расстояние 50 метров, а на отдельных участках — на бросок гранаты..."

С восьми вечера до трёх ночи всего было девять атак.

Последняя атака , двенадцатая по счету, была наиболее отчаянной. Противнику удалось приблизиться к посту на 50, а на отдельных участках — на 10-15 метров. К этому моменту у защитников почти закончились боеприпасы. В критический момент подошёл разведвзвод старшего лейтенанта Л. Смирнова, доставивший боеприпасы, что позволило перейти в контратаку и окончательно решило исход боя. Моджахеды стали отходить.

"— Под конец той страшной последней атаки у многих осталось лишь по магазину к автомату, по последней гранате, — говорил мне гвардии старший лейтенант Ткачев. — Что скрывать, мы мысленно уже прощались друг с другом. Я готовился вызвать огонь полковой артиллерии по высоте, когда внезапно к нам пробились разведчики под командованием гвардии старшего лейтенанта Леонида Смирнова. И тогда уже в атаку пошли мы..." (Олийник А. «Клятва тридцати девяти». «Красная звезда» от 29 октября 1988 г.)

В отражении атак большую роль сыграла артиллерия, в частности — 2 гаубичные батареи из 6 гаубиц: три гаубицы Д-30 и три самоходные «Акации», которые произвели около 600 выстрелов. Корректировщик на высоте старший лейтенант И. Бабенко в критические моменты вызывал огонь орудий вплотную к своим позициям. За ходом боя на отдалённой высоте пристально следило командование, включая командующего 40-й армии генерал-лейтенанта Бориса Громова, которому систематически докладывал обстановку командир 345 полка гвардии подполковник Валерий Востротин.

В результате двенадцатичасового боя захватить высоту не удалось, понеся тяжёлые потери, моджахеды отступили. В девятой роте погибло 6 десантников, 28 получили ранения, из них 9 тяжёлые. Все десантники за этот бой награждены орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды, а младший сержант В. Александров и рядовой А. Мельников посмертно удостоены звания Героя Советского Союза.