Беги, Асаф, беги!

Роман израильского писателя Давида Гроссмана "С кем бы побегать" для меня был одной из тех книг, у которых застреваешь на первой странице, но едва ее одолеешь, как все! - пока не прочитаешь до конца, ничего не можешь делать. Хотя, вся эта история со спасением наркомана Шая кажется мне очень сомнительной.

О чем книга. В городе Иерусалиме идут до поры до времени своими путями жизни хорошего парня Асафа и одаренной колючки Тамар, чтобы неуклонно сойтись в одной точке, и точку эту Тамар отметит ударом увесистой палки по голове Асафа. Потому что у Тамар есть план спасения родного ей человека Шая, затащив его в пещеру и закрывшись там, пережить с Шаем ломку. Асаф же в этот план абсолютно не входил, но его привела к пещере Динка - собака Тамар. Еще у Шая плохие отношения с родителями, и Тамар хочет, чтобы Шай и родители помирились. Короче говоря, пардон муа, но кажется все эти песни и пляски были для того, чтобы в обосраной и облеваной Шаем пещере остались вдвоем Асаф и Тамар.

Поскольку в книге развиваются две параллельные истории, которые потом вопреки правилам геометрии, сойдутся в одной точке у пещеры, то местами я злилась на эти перескакивания с линии Асафа на Тамар, и так далее. Роман, надо сказать, остросюжетный, потому что жести там хватает. Это и жуткий бизнес Пейсаха, который находит стритующих подростков и предлагает им работать на него за крышу и потом подсаживает их на наркоту. И умирающие русские мальчишки - алкоголики. И Теодора, которая дала клятву не выходить из дома и оставалась до старости верна этой клятве, хотя не было, уже не было давным давно причины соблюдать эту клятву, и она знала об этом, но соблюдала ее из уважения к мертвым. Самое сильное чувство сожаления у меня вызывает именно история Теодоры, хотя она приходит в ярость, когда видит взгляд жалости. Как сказал психолог Минделл (или не Минделл, я уже не помню) одной женщине в психиатрической клинике: "Ваше положение хуже, чем у того измученного мужчины - невротика. Он знает свою беду и боль, а вы нет". Теодора хотя бы знала свою боль, а вот сколько нас из уважения к мертвым в семейной системе живет и сам не знает почему никак не может построить отношений, как будто покрыт "мантией Несса" от любви и счастья? Последствия войны.