"Голубая Надежда"

10.02.2018

Англичане говорят: «Глупыми бывают все: и дураки, и умные». Впрочем, у умных великое преимущество. Они, как известно, учатся на чужих ошибках, а не на своих. Так что читайте про чужие глупости, учитесь и не повторяйте.

Поздно ночью красавица Эвелин Маклин вбежала в церковь неподалеку от своего нью-йоркского дома и бросилась к священнику:

– Я хочу освятить этот злосчастный камень!

И красавица резко сорвала с себя колье – огромный темно-сапфировый бриллиант в окружении мелкой сверкающей россыпи камней.

Священник молча положил колье на вельветовую подушечку, вскинул крест, и… все вокруг вдруг завыло, заверещало, словно в страшной сказке, и камень засветился зловещим голубым пламенем… Раздался страшный удар грома. Дождь потоком ринулся с небес. Из окон церкви посыпались разбитые стекла. Эвелин закричала, причитая. Но святой отец не дрогнул, его рука снова осенила крестом зловещий камень. Еще и еще раз. И все стихло…

Домой Эвелин вернулась еле живая. Сунула колье со своим знаменитым бриллиантом в укромное место, не решаясь надеть. Ах, зачем она только купила этот ужасный камень? И ведь ее предупреждали, что он приносит владельцам одни несчастья. Но разве думала она об этом серьезно два года назад, в 1910 году, когда муж повез ее развлекаться в Европу? Встреча

В Париже Эвелин Маклин, тогда 24-летняя американка, старалась повеселиться вовсю. Не жалела ни сил, ни денег. Чего жалеть? Дочка миллионера-золотопромышленника Тома Уолша, Эвелин с детства была «неприлично» богата, а теперь еще и выскочила замуж за красавца Эдварда Маклина, чей папаша владел газетным концерном «Вашингтон пост».

Но все развлечения быстро приелись – захотелось чего-то необычайного, захватывающего. Вот тут-то и появился Пьер Картье. Знаменитый ювелир рассыпал перед скучающей Эвелин гору драгоценностей:

– Они принесут вам счастье, мадам! Красавица миллионерша только плечиками передернула:

– У меня их – груды. А жизнь все скучнее и скучнее. Недаром однажды цыганка сказала: я – «наоборотка». Для меня станут счастливыми только те драгоценности, которые другим приносили несчастье. Так что я ищу бриллиант с хорошеньким проклятием!

Зачем Эвелин ляпнула тогда это?! Думала, Картье быстренько отвяжется. Но знаменитый ювелир ухмыльнулся оскалом Мефистофеля и протянул красавице синюю бархатную коробочку. Эвелин открыла и ахнула: вихрь чистейшего темно-голубого цвета взорвался перед глазами.

– Это «Блю Хоуп» – «Голубая Надежда»! Самый дорогой бриллиант в мире! – услышала красавица соблазняющий голос ювелира. – Камень со старинным проклятием. Вы о таком мечтали, мадам? Рассказ ювелира

Жестом фокусника Картье извлек алмаз и повертел его в воздухе, показывая игру граней:

– Его называют еще «Голубой алмаз короны» или «Голубой француз», хотя, как видите, камень не голубой, а, скорее, васильково-сапфировый. Его история началась с преступления. В 1660-х годах французский путешественник Жак Тавернье выкрал его из священного храма в Индии. Там алмаз служил третьим глазом для статуи самого Будды. Жрецы храма прокляли вора. И это проклятие поразило Тавернье, когда он уже уехал из Индии. В 1668 году он привез камень на родину для короля Людовика XIV, а потом поехал в новое странствие – в далекую Россию. Там в заснеженных лесах его и растерзали волки.

А Людовик XIV влюбился в индийский алмаз и приказал огранить его. Из 112 карат осталось всего 67, но зато камень стал бриллиантом. Ни у одного государя в мире не было подобного! Людовик носил его на синей ленте на шее и однажды дал пофорсить своей фаворитке маркизе де Монтеспан. И вот, увидев красавец камень на ее груди, понял: избранница не столь уж и прекрасна. И вскоре охладел к ней. Но и самому Людовику с камнем не повезло: голубой алмаз был на нем в тот день, когда его настигла мученическая смерть от гангрены.

Дальше проклятие индийских брахманов действовало еще сильнее. Королева Мария-Антуанетта, носившая «Голубой алмаз короны», закончила свои дни на гильотине во времена Французской революции. Тогда же была растерзана разъяренной толпой и герцогиня Ламбаль, которой бедная королева давала поносить бриллиант.

Революционеры конфисковали королевские драгоценности и создали из них выставку на Мебельном складе. Но охрана была из рук вон плоха. Шайка известнейшего парижского вора Поля Мьетта похитила сокровища. Главарь отдал сообщникам прозрачные бриллианты, думал, они ценнее. Окрашенные камни, в том числе и голубой, остались у него. Шайку вскоре поймали, но «Алмаза короны» у них не было. Потом и Мьетт попал в тюрьму – там его и настигло проклятие: через пару дней его зарезали сокамерники. Но голубого камня не нашли.

Спустя десятилетия он обнаружился сам – его купил у неизвестного амстердамского ювелира король Англии Георг IV. К тому времени камень уже изрядно похудел – весил 44,5 карата. Но стал еще прекраснее и, главное, не растерял свою колдовскую силу. Жизнь Георга пошла под откос: он по уши увяз в долгах. И после его скорой смерти камень продали с аукциона. В итоге он оказался у известнейшего лондонского банкира и коллекционера драгоценностей – Генри Филиппа Хоупа. Отсюда и его современное имя – «Блю Хоуп». Но сила зловещего бриллианта погубила и семью банкира – его наследники разорились, банковский дом развалился.

Картье прокашлялся после долгой речи и взглянул на Эвелин. Та завороженно смотрела на голубой бриллиант.

«Клюнула – купит! Надо взвинтить цену!» – в восторге подумал ювелир. Цена старинных камней

В мае 1911 года Эдвард Маклин заплатил за «Блю Хоуп» Ювелирному дому Картье неслыханную сумму – 180 тысяч долларов. Теперь его жена Эвелин носила колье, не снимая ни днем ни ночью. Зато мать Эдварда встретила камень в штыки.

– Синева, как у покойника! – закричала она невестке. – Сними, чтоб я не видела!

Бесшабашная Эвелин гордо захохотала прямо в лицо свекрови:

– А вы не смотрите!

Но вскоре в одночасье скончалась и старая свекровь, а потом и любимый брат Эвелин, подхвативший неизвестно где туберкулез. Вот тогда-то она и побежала в церковь освятить камень. Но это не помогло…

Эвелин в отчаянии стояла в детской, глядя на пустую кровать сына. Еще несколько дней назад здесь сидел ее Уинсен с бриллиантом в ладошке. Она сама дала ему камень поиграть. Смеялась:

– Мой сынок и мой бриллиант – вот мои Надежды!

Досмеялась…Третьего дня малыша Уинсена сбила машина. Ему не исполнилось и десяти лет!..

Рывком Эвелин кинулась к телефону, набрала номер Картье:

– Как вы могли, Пьер, продать мне этот ужасный камень?! Ладно, десять лет назад я была глупая девчонка, но вы должны были понимать, что значит проклятие!

Ювелир вздохнул в трубку:

– Не было никаких проклятий. Я их выдумал, рассказал пару исторических баек. Чтобы подороже продать вам камень. Мне в то время очень нужны были деньги.

Эвелин ахнула: да он искуситель дьявола, а не почтенный ювелир. Но даже если Картье и выдумал все проклятия, то почему случилось то, что случилось? Нет, надо бы узнать наверняка.

На другой день миссис Маклин отправилась в библиотеку и в старых газетах прочла о разных владельцах «Блю Хоупа». Русский князь Канитовский купил его на аукционе для любовницы – танцовщицы знаменитого парижского Театра варьете Лоренс Ладе. Не прошло и месяца, как князь из ревности застрелил танцовщицу прямо на сцене. Показательно, что именно в тот вечер на груди Лоренс был приколот проклятый голубой камень. Самого же Канитовского через пару дней кто-то тоже застрелил прямо на улице рядом с театром. После его смерти бриллиант купил турецкий султан Абд аль-Хамид II и украсил им любимую наложницу Зобейду, но вскоре в припадке гнева зарезал юную красавицу. Но и года не прошло, как сам султан погиб в результате дворцового переворота. Даже хранителя султанских драгоценностей вздернули на виселице под улюлюканье толпы. Словом, все, кто прикасался к алмазу, гибли. С калейдоскопической быстротой камень уничтожал своих хозяев. Неужели Картье не знал этого?! Эвелин схватилась за голову и снова позвонила ювелиру. Но номер молчал…

Продолжение следует...