Культура потребления: "вот вам вместо зарплаты научно-методическая литература!"

ТВ Центр Красноярск

Дискуссии по поводу двух моделей развития общества потребления и общества, ориентированного на духовные ценности, продолжаются многие годы. Одни говорят: потребление – двигатель экономики, главный мотив человеческой деятельности, и только он заставляет нас трудиться. Другие считают: с тягой к потреблению убивается духовность. Вещи дорожают, люди дешевеют.

Участники дискуссии:

Андрей Сперанский, кандидат философских наук, доцент института повышения квалификации работников образования

Борис Хасан, доктор психологических наук, кандидат юридических наук, профессор

Георгий Карапетян, врач-хирург Дорожной клинической больницы, доктор медицинских наук

Михаил Шубский, кандидат философских наук, заведующий отделом современных художественных практик центра культурных инициатив

Тамара Пшенных, руководитель отдела проектов по обучению пенсионеров компьютерной грамотности.
Итак, общество потребления.

Дискуссий по поводу двух моделей развития общества потребления и общества, ориентированного на духовные ценности, продолжается многие годы. Одни говорят: потребление – двигатель экономики, главный мотив человеческой деятельности, и только он заставляет нас тудиться. Ограничение потребления нерационально.

Другие считают: с тягой к потреблению убивается духовность. Вещи дорожают, люди дешевеют.

Папа Франциск в своем выступлении перед Европарламентом в Страсбурге, в своей речи, назвал причину духовной деградации европейской цивилизации. Европа перепутала цели и средства. Материальные ценности и деньги, вместо того, чтобы быть только средством, стали целью, подменив человека. Средством же стал человек.

В каждом человеке заложено черное и белое, и когда он стремится к потреблению – это нормально, естественно. Человек хочет жить лучше, интереснее, богаче. С другой стороны,к ак не потерять духовную составляющую, не потерять себя. Ведь человек все время балансирует на этой грани.

Михаил Шубский:«Я одно понимаю, административно мы процесс потребления не можем ограничить. И я знаю, что с увеличением потребления материальных ценностей, тем большее потребление духовных ценностей. Чем больше общество развивается, тем большим промоутером ценностей должна быть культура, чтобы держать человека в равновесии. Если взять Россию, нам такое пока не грозит. Мы уже почувствовали, что потребление не является панацеей».

Борис Хасан: «Ситуация обострилась, когда произошла некоторая расбалансировка. Производителей становится меньше и меньше в силу автоматизации и всех вопросов производство. Человек все больше высвобождается от производственных процессов. Мечта Маркса вроде сбылась, вопрос в том, куда девать этих освобожденных производителей, и их свободную энергию. Освободив от простых форм труда, человека надо чем-то занимать».

Теория общественного потребления была изобретена экономистами, как инструмент выхода из Великой депрессии, ведь эти процессы шли по всему миру, не только в США. В Европе особенно было тяжело после Первой Мировой войны. Европейские ученые эмигрировали в Америку. Там как раз и созрела эта идея потребительского общества. Так что увеличение поьтребления было только инструментом для одного: дать пинка экономике.

Андрей Сперанский: «Но когда процесс был запущен, создалась идеология, идея была распространена, мы стали эту идею пихать во все щели».

И получилось ПОТРЕБЛЕНИЕ художественных произведений.

Андрей Сперанский: «Напоминает времена, когда нам задерживали зарплату, и к нам в институте сказали: "Вот вам, вместо зарплаты можете взять научно-методическую литературу!" А у меня старшему сыну полтора года было. Я говорю: "Я что, шинковать ее буду?"»

Положительные стороны потребления

Созданная экономистами теория потребления в чем-то сделанна с умом. Она основана на тех природных, естественных желаниях, на желаниях члеовека разумного получать удовольствие. Нам нравится новая одежда, новый автомобиль, рестораны, вкусная еда. Малая доля людей интеллектуального труда, которые научились получать удовосльствие от духовного, развиваются сами, и развивают других. Но таких людей мало, основная масса все же склонна к простым удовольствиям.

Остальные люди, не особо духовные, в своем стремелении получать простые удовольствия, становятся легким материалом для работы. Очень много сюжетов работает на подорожание. Это не за нас, это нам просто показывают образец, и мы уже его хотим. Но есть сюжеты потребления, где связь «человек-среда» абсолютно необходимы. А дальше начинается градация: душевные, духовные ценности, поиск мотивации.

Дургое дело, когда есть угроза, что потребление перейдет в сюжет зависимости. Алкоголизм, наркомания, компьтерная зависимость.

Борис Хасан: «В 1939 году Веркором и Коронелем была написана замечательная повесть "Квота, или сторонники изобилия". И там было описано то, что мы сейчас имеем – шопоголизм. Как маркетинг раскручивает людей, и они оказываются в ловушке».

Мутации потребления

Сейчас пытаются сочетать различные формы потребления. Что из этого выйдет? Но эта мутация, особенно в области культуры, приобретает элементы антиэстетизма и идет против культуры.

Борис Хасан: «Но, погодите. В первую четверть двадцатого века сколько было экспериментов, которые интерпретировались, как направленные на деструкцию культуры. А потом они стали украшать стены музеев».

Андрей Сперанский: «Стоп, коллеги! Давайте вспомним, что такое «Черный квадрат»? И является ли он произведением искусства? Он – мутация, соединение идей. Плохо, что интенсивная мутация культуры приводит к расшатыванию разума и к шизофрении».

Михаил Шубский: «Я бы хотел поддержать идею, что происходящий процесс потребления нужно смотреть в динамике. Мы находимся в движении, когда слом одной парадигмы переводит в иное состояние. Конечно, потребление – один из процессов, который идет рядом со всеми этими делами. Когда человека вовлекают не только в физическую работу, но и в творчество, в какие-то креативные вещи, а сейчас все это разрастается – то на потребление стоит смотреть, как на процесс, который стоит познавать, изучать, и остановить мы его не можем. Да и не нужно. Но, с другой стороны, мы должны понимать, что есть вторая составляющая – культурная. Когда бизнес берет культуру, и превращает ее в процесс экономики».

Откуда берется кайф потребления

Что же такое изначально заложено в человеке, что явлется основой желания потребления? Основное потребление человека – это потребление САМОчувствия. Это потребление важно для всех, во всех сферах жизни. Оно неважно, разве что, на кладбище.

Борис Хасан: «Мы провели как-то эксперимент. Предложили старшеклассникам двадцать раз ответить на вопрос "Кто я такой". Пока они отвечали, им и самим стало интересно, что отвечают другие люди. Они стали ходить по улицам, и всем задавать этот вопрос, и как-то зашли в детский сад. Пришли оттуда с большими глазами.

Малыши не отвечают на этот вопрос прямо! Они рассказывают, что у них есть! Моя мама – такая-то, у меня есть собака, она такая-то… Папа такой-то… Это говорит о том, что изначально человеку необходимы эти опоры: что он имеет. И это «приобретение» создает суррогат эффекта самочувствия. Приобретательство и получение чего-то компенсирует невозможность, неумение производить что-либо или принимать решения».

Но ведь тот, кто производит, он тоже потребляет. Да, но есть нюанс - как он себя чувствует, производя. Вопрос, где человек СЕБЯ чувствует – где производит, где покупает, или и там, и там? Где больше растет его самооценка? Ведь самая защищаемая человеком ценность – это самооценка. За это люди готовы на все. Самый простой способ нанести человеку урон, это ударить по самооценке. И сюжеты самочувствия должны быть сбалансированны, и никакое внешнее усилие и ограничение не приведет ни к чему. Помните, как в СССР мы стоили общество без потребления, и ничего не получилось.

Тамара Пшенных: «Погодите, погодите! Что я хотела бы сказать. Вы тут все люди ученые, а меня не может отчасти не волновать, что большинство людей у нас настолько закредитованны именно потому, что пытались подражать тем, кто были наверху. Это же тоже потребительство! Желание быть не хуже других…»

Борис Хасан: «Это и есть самочувствие…»

Меценатство – результат удовлетворения?

Удовлетворенное потребление приводит к появлению потребности в культурных ценностях. Вспомним дореволюционную ситуацию в России – были меценаты Мамонтов, Морозов. Они накопили достаточно материальных ценностей для простого потребления, культурных – лично для себя, и продолжали собирать эти ценности для будущих поколений.

Андрей Сперанский: «Здесь пробелема, как развиваются ресурсы. Если мы возьмем дореволюционных русских купцов – они тратили свое. А у нас коррумпированные богатые люди. Одно дело то, что сперто из бюджета, а другое – то, что было из собственных капиталов».

О мотивации меценатства – небольшая ремарка. Давайте вспомним, что все эти Третьяковы, Морозовы, Щукины, они были очень верующие люди, старообрядцы. Они так жили, отдавая часть своего дохода на благое дело, и оттого росли духовно.

Георгий Карапетян: «В девяностые годы у нас бандиты тоже церкви строили…»

Стоит ли связывать тех людей и бандитов девяностых? Ведь жертвы этих гопников были сродни подкупу небес, как начальства. Я сделаю то-то, мне отпустят то-то.

Важный вопрос: можно ли убедить человека отказаться от потребления в пользу духовного развития?

Борис Хасан: «Я вижу потребление, как процесс, который происходит в обществе. Это определенная болезнь, которая начинается и проходит нужные инъекции, и этими инъекциями должны быть культура, литература. Речь идет не об отказе, а о разумном потреблении.Человек не может не потреблять и не может не прогрессировать».

Андрей Сперанский: «Мы должны смотреть, в какой момент какие соотношения потребления и культуры в группе или обществе наиболее оптимальны. Неумеренное потребление вызывает ожирение, условно назовем».

Михаил Шубский: «Возьмите Средневековье. Там было потребление духовное, и доведенное до абсурда. И отсутствие нормального уровня материального…»

Георгий Карапетян: «Все излишнее вредно. Нужно уловить ту грань, где духовное потребление, где физическое. Ведь прокатиться на хорошей машине – это тоже определенный психологический и духовный комфорт».

Тамара Пшенная: «Голову не забывать включать во всех ситуациях».