Невозможность забвения

История человека это не только путь поиска новых возможностей познания и совершенствования мира; развития философии, науки и искусства. Но это также череда попыток создания и развития способов забвения человеческого, средств способных остановить наше стремление к рефлексии, прекратить неугасаемое чувство, определенное словами Хайдеггера как виновность перед бытием за невозможность прийти к подлинности себя.

Человек всегда пребывает в отчаянье за свое бытие, выражающемся в самых различных формах, но имеющим общие темы, которые знакомы каждому из нас – недовольство своим местом, личностью и индивидуальной историей. Глубина подобного отчаянья неисчерпаема, она проистекает из самого основания нашего человеческого бытия, но определяется для нас всегда индивидуально. Оно облекается в наши личные страхи и сомнения, исходя из возможностей нашего мышления, фактов судьбы и границ знания. Для одних оно предстоет неутолимым стремлением к смене места жизни или профессии, другим является как страсть к аскетизму и религиозным практикам. Нет числа его формам, но общим является ощущение неотвратимого отчаянье за себя перед самим собой, за нереализованное – стать человеком в абсолютной полноте бытия.

Порой человек готов платить самую высокую цену за надежду прекратить или хотя бы снизить ощущение подобного отчаянья. Поэтому его история – это история и подобных средств. В самых первых известных нам философских текстах мы находим упоминания и осуждение подобных попыток – одним из первых предостерегает нас Гераклит, видя в душе пьяницы потерю логоса (огня), ведущую к лишению разума и света. Достижению этих целей могут служить многие формы – накопительство богатств, безмерное наслаждение, власть и т.д.

Но несмотря на всю изобретательность человеческого ума, развитие и накопление знаний, эффективное средство так и не было достигнуто. Никакие психологические, физические, социальные и иные практики не смогли дать желаемого в приемлемой форме. Самые яркие эстетические приемы или химические препараты бессильны. Либо они быстро пресыщают нас, теряя эффективность и еще более усугубляя наши переживания; либо ведут к постепенному и мучительному угасанию разума и самой жизни, необратимо уничтожая нас самих.

Нам не дано убежать от себя. Отчаянье сохраняется в нас и движет человечество в поисках подлинного, оставаясь неприступным и неотвратимым для каждого из нас.