Эпизод одиннадцатый: сказка

Работая с архивом Сергея Макарова, я все больше погружалась сначала в его мир - как и положено. Но потом (может, и это тоже положено?) вдруг обнаружила, что все чаще он обращается ко мне напрямую. В значении - именно ко мне. Но не в значении - в лоб.

Как всякий сказочник, Сергей пользовался аллегориями: любая буквальность становилась чемоданом с двойным дном. И как и положено, хорошей сказке - учила, не наставляя; наставляла - не мудрствуя; была мудра той глубинной мудростью, которая обычно и проявляется в самых простых вещах.

Никому ничего не надо разжевывать, объясняя и уж, тем более, доказывая. Просто читай - и делай свои выводы.

Свои, а не чьи-то.

Потому что, если ты слышишь в чьих-то словах обращение к тебе, ты, конечно, можешь для порядка покрутить головой, посмотреть по сторонам: да точно ли это тебя окликнули?! Но потом прими уже как данность: если твоя душа расслышала, она точно не ошиблась. Потому что расслышала она СВОЕ.

А ты ведь с душой - одно и то же, да? Даже если не совсем в ладу...

Сказка Сергея Макарова называлась "История".

Рисунок из рукописи Сергея Макарова
Рисунок из рукописи Сергея Макарова

Как-то раз, летом, Лягушонок приболел.

«Лягушонок, - сказал Жабенок, - ты совсем зеленый».

«Но я всегда зеленый, - ответил Лягушонок. - Я – лягушонок».

«Сегодня ты какой-то уж слишком зеленый, - сказал Жабенок. – Иди в мою кровать и отдохни. Полежи».

Жабенок сварил Лягушонку чашку горячего чаю. Лягушонок выпил чай, а потом сказал: «Расскажи мне какую-нибудь историю, пока я полежу».

«Хорошо, - сказал Жабенок. – Сейчас подумаю, какую бы историю тебе рассказать».

Жабенок думал. Думал и никак не мог придумать истории для Лягушенка.

«Выйду-ка я на крылечко и погуляю взад-вперед, - сказал Жабенок. – Может, это мне поможет придумать историю».

Жабенок долго гулял взад и вперед по крылечку, но не мог придумать истории для Лягушонка. Тогда Жабенок вошел в дом и стал на голову.

«Почему ты стоишь на голове?» - спросил Лягушонок.

«Может быть, если я постою на голове, это поможет мне придумать историю», - сказал Жабенок. Он стоял на голове долго, но не мог придумать историю для Лягушонка.

Тогда Жабенок вылил стакан воды себе на голову.

«Зачем ты льешь воду себе на голову?» - спросил Лягушонок.

«Может быть, если я вылью воду себе на голову, это поможет мне придумать историю», - сказал Жабенок. Жабенок вылил много стаканов себе на голову. Но не смог придумать историю для Лягушонка.

Тогда Жабенок начал биться головой об стенку.

«Зачем ты бьешься головой об стенку?» - спросил Лягушонок.

«Может быть, если я буду биться головой об стенку, это поможет мне придумать историю», - сказал Жабенок.

«Я чувствую себя гораздо лучше, Жабенок. - сказал Лягушонок. – Мне, пожалуй, больше не нужна история».

«Тогда слезай с кровати и пусти меня, - сказал Жабенок. – потому что теперь я чувствую себя нехорошо, очень плохо».

«Не хочешь ли ты, чтобы я рассказал тебе историю?» - спросил Лягушонок.

«Да, - сказал Жабенок, - если ты только ее знаешь».

«Однажды, - сказал Лягушонок, - жили-были два хороших друга, Лягушонок и Жабенок. Лягушонок почувствовал себя нехорошо. Он попросил своего друга Жабенка рассказать ему историю. Жабенок никак не мог придумать историю. Он ходил взад-вперед по крыльцу, но не мог придумать историю. Он лил воду себе на голову, но не мог придумать историю. Он бился головой об стенку, но все никак не мог придумать историю. Потом Жабенок почувствовал себя нехорошо, а Лягушонок почувствовал себя лучше. Поэтому Жабенок забрался в кровать, а Лягушонок встал с кровати и рассказал ему историю. Конец. Ну как, тебе понравилось, Жабенок?» - спросил Лягушонок.

Но Жабенок не отвечал. Он спал крепким сном.

(Шаббат шалом тебе, мир! Рассказывай и сотворяй для нас свои истории и дальше...)