Зачем Д. Рогозин грубо ломится в открытую сирийскую дверь?

Опубликовано 25.12.2017 в ПРОВЭД

Недипломатичные высказывания российского вице-премьера Дмитрия Рогозина по итогам визита в Дамаск нанесли существенный ущерб миротворческой репутации России в Сирии. В арабском мире наши недоброжелатели теперь получили желанный повод и предлог обвинить Россию в неоколонизационных устремлениях по отношению к этой стране.

Нелепицы сановного витийства

В своем заявлении по итогам визита 18 декабря с.г. в Дамаск вице-премьер Дмитрий Рогозин объявил о «моральном праве» российского бизнеса зарабатывать в Сирии и в приоритетном порядке развивать в этой растерзанной стране свои проекты. Бестактное высказывание заезжего российского вельможи мгновенно было растиражировано в ближневосточных и мировых СМИ. Арабы оценили его примерно так же, как русские восприняли бы беспардонные притязания США на исключительность в освоении российских богатств под предлогом того, что Америка якобы спасла Россию от коммунизма. Комментарии арабов к рогозинскому заявлению не оставляют никаких сомнений в том, что многие на Ближнем Востоке восприняли рогозинские назидания как признание истинных российских неоколониальных притязаний на Сирию. «Борьбу за умы» в Сирии, наступление которой Д. Рогозин сам же и провозвестил далее в своем заявлении, Россия, благодаря ему, начала с фальстарта.

Сирия, вопреки разглагольствованиям вице-премьера, никогда не славилась особым богатством и не считалась развитой экономикой. До 2011 г. основу ее благосостояния составляли сельское хозяйство, нефтегазовый сектор, некоторые отрасли легкой и обрабатывающей промышленности и сфера услуг. Война и сопутствующие ей людские и материальные потери оставили одни воспоминания о стране, некогда бывшей одной из самых стабильных и самодостаточных в регионе. За истекшие семь лет Сирии потеряла около 400 тыс. человек погибшими и 5,5 млн. чел. эмигрировавшими. 6,5 млн. считаются внутренне перемещенными лицами. Жилищный сектор, по оценкам ООН и Мирового банка, разрушен на 30%, промышленность – на 18%, энергетика – на 9%, сельское хозяйство – на 7%. ВВП рухнул с $60 млрд. в 2010 году до $15 млрд. в 2016 году. Золотовалютные резервы съежились с $21 до $1 млрд. за тот же период, а банковские депозиты сократились на 75% ($13,8 млрд. в 2010 году). По уровню коррупции Сирия сегодня занимает 173-е место из 176. Объем необходимых инвестиций в реконструкцию оценивается от $100 до $300 млрд, а некоторые эксперты называют запредельную цифру в $1 трлн. Называть это пепелище «богатейшей страной, где снимают по три урожая в год», как делает это г-н Рогозин, в которой нужно «заработать денег в наш бюджет, для наших граждан, которые… ждут какой-то отдачи от большой работы России на территории Сирии», по меньшей мере кощунственно.

Скриншот публикации канала аль-Арабийя с вынесенной в заголовок цитатой из Д. Рогозина «Наша деятельность по восстановлению Сирии не будет походить на благотворительность»).
Скриншот публикации канала аль-Арабийя с вынесенной в заголовок цитатой из Д. Рогозина «Наша деятельность по восстановлению Сирии не будет походить на благотворительность»).

Трудности и надежды реконструкции

В составе посетившей Сирию неделю назад представительной российской делегации во главе с вице-премьером находились представители крупного и среднего российского бизнеса. Они провели ряд встреч с сирийскими чиновниками и были приняты президентом Сирии Башаром аль-Асадом, от которого услышали заверения в особом отношении к тем странам, которые помогали этой стране в войне с исламскими радикалами и террористами. Подобные этому заявления и ранее не раз озвучивались ответственными сирийскими лицами по разным поводам, без лишнего напоминания со стороны друзей и боевых соратников. Однако, что может Сирия предложить сегодня потенциальным инвесторам? Не многое.

Нынешняя Сирия представляет собой внешне замиренное Гуляй-поле. Центральное правительство номинально контролирует освобожденные от боевиков районы примерно на 2/3 прежней территории. Все пространство на левом берегу Евфрата (провинции аль-Хассака, часть ар-Ракка и Дейр аз-Зор) находится под контролем курдских отрядов. Именно здесь располагаются крупнейшие нефтяные месторождения и самые плодородные сельскохозяйственные угодья страны, возможности распоряжения которыми сегодня у сирийского правительства ограничены. Часть провинций Идлиб и Алеппо – под контролем группировки «Тахрир аш-Шам», пестрых родоплеменных военизированных групп и турецких экспедиционных сил. Отряды оппозиции также держат часть территории в провинциях Хама, Дамаск и Дераа, примыкающей к Иордании. В провинциях Дейр ар-Зор, Хама и Дераа местами все еще сохраняются очаги сопротивления запрещенной в России ИГИЛ.

Но даже на формально подконтрольном правительству Дамаска пространстве реальная власть на местах принадлежит достаточно автономным олигархам и выдвинувшимся во время войны влиятельным местным вождям и лидерам. Их приведение под руку Дамаска – во многом заслуга российских военных разведчиков из Центра по примирению враждующих сторон САР и российской военной полиции, активно применявших политику кнута и пряника для достижения межсирийского согласия. Центральное правительство сегодня не имеет ни механизма, ни стратегии, ни даже представления, как и что восстанавливать на этих замиренных территориях. Созданный в 2012 г. межминистерская комиссия, которая должна была разработать стратегию реконструкции страны, провела свое первое заседание только в октябре 2017 г. Её четырехлетний бюджет в $200 млн. на восстановительные работы так и не был полностью освоен. В качестве инструментов восстановления пока просматриваются лишь два: государственно-частные партнерства и местные (провинциальные и муниципальные) холдинговые компании. Последние по замыслу правительственных чиновников должны легализовать переход в собственность выдвиженцев периода военного лихолетья тех или иных активов, фактически ими присвоенных, и переложить на их плечи заботу о восстановлении на местах.

Россия в Сирии - везде

Еще одним инструментом восстановления являются фактические концессии, выдаваемые центральным правительством иностранным компаниям, в основном – российским и иранским. Одними из самых крупных из них в сфере добычи и переработки минерального сырья стали соглашение о разработки фосфатного месторождения аш-Шаркийя в провинции Хомс, присужденное российской компании «Стройтрансгаз», подконтрольной Геннадию Тимченко, и меморандум (пока не имеющий юридической силы) о долевом участии в добыче нефти на зачищенных от боевиков месторождениях компании «Евро Полис», которой владеет Евгений Пригожин.

Фосфатные месторождения Сирии – лакомый кусок. До войны они считались пятыми по величине запасов в мире – 1,8 млрд. тонн, а прибыль государственной компании GECOPHAM от экспорта фосфатов достигала свыше 2 млрд. сирийских фунтов в год. Разработка фосфатного месторождения влечет за собой и развитие обеспечивающей транспортно-логистической инфраструктуры. Для транспортировки добываемой на аш-Шаркийе руды необходимо восстановить железную дорогу до порта Тартус – проект, над изучением которого в настоящее время работает РЖД. Стоимость восстановительных работ на участке протяженностью 290 км. составит по предварительным оценкам около $2 млрд. В дальнейшем, железнодорожное сообщение может быть продлено вплоть до Ирана через иракскую территорию. И здесь пальма первенства будет принадлежать российским и иранским подрядчикам. Самым забавным в истории с освоением сирийских фосфатных месторождений оказалось то, что первоначально они были обещаны иранцам. Однако сирийцы предпочли передать их России. Когда обиженные иранцы обратились с претензиями в правительство, им ответили совершенно в духе голливудских диалогов: «И вы тоже наши друзья».

Претендующая на четверть всей нефтедобычи на освобожденных от боевиков месторождениях «Евро Полис» открыла свой филиал в Дамаске в мае 2017 г. Ее сотрудники уже работают в Сирии инженерами на нефтяных производствах, строителями, пожарными и водителями. Освобождать нефтеносные участки от радикалов должна небезызвестная российская ЧВК «Вагнер» - именно за эту заслугу «Евро Полис» и получит концессию на нефтедобычу. Помимо нефти, «Евро Полис» также претендует на освоение газовых полей возле Пальмиры, которые освободила от бойцов запрещенного в России ИГ также ЧВК «Вагнер». Е. Пригожин намеренно инвестировал средства в эту структуру с дальним прицелом на углеводородные запасы Сирии, и, как выясняется, небезрезультатно. В газопереработке в Сирии участвует и «Стройтрансгаз». Его специалисты восстановили работу Южного газоперерабатывающего завода (ГПЗ-1), построенного этой же компанией до войны в 50 км от г. Хомс., а в настоящее время ведут подготовку к достройке ГПЗ-2, расположенного в 75 км. от г. Ракка. На сирийском средиземноморском шельфе разведку на нефть и газ будет проводить компания «Союзнефтегаз Ист Мед», с которой соответствующее соглашение было подписано еще в 2014 г. Ей в 25-летнюю концессию передан «Блок 2» – участок к югу от Тартуса до Банияса длиной 70 км. и шириной 30 км. Для восстановления электроэнергетического хозяйства Сирия еще в середине 2016 г. подписала с РФ несколько соглашений о восстановлении инфраструктуры на сумму €850 млн. Какие отечественные компании примут участие в этой огромной работе – решается в настоящее время. Крупный девелоперский проект в Латакии, ориентированный на развитие туристического сектора, стоимостью свыше $60 млн. реализует в настоящее время компания «Синара», входящая в холдинг АФК-Система. Этот проект был задуман задолго до войны, но только сейчас стало возможным вернуться к его реализации.

В сфере российско-сирийского экспорта овощей и фруктов в РФ сегодня целиком и полностью доминирует адыгейская компания «Адыг-Юрак» из Майкопа. Тестовые регулярные поставки сирийской плодоовощной продукции до порта Новороссийск из Латакии были начаты ею в 2017 году, а в 2018 году компания намерена довести объем экспорта до 80-90 тыс. тонн. Инвестиции в упаковку овощей и фруктов на местных сирийских предприятиях составят до $10 млн, что позволит обеспечить нужное качество продукции. «Адыг-Юрак» уже заключила соглашение с розничной сетью «Магнит» на долгосрочное снабжение сирийскими продуктами. Для приема и переработки законтрактованных в России 3 млн. тонн зерна российская компания «Совкрим» начала строительство в Сирии сети элеваторов и мельниц. К лету текущего года ею было построено уже 4 подобных объекта и еще компании удалось на внеконкурсной основе заключить контракты на строительство мельниц и элеваторов в Дамаске, вытеснив с местного рынка работавшие здесь до войны турецкие, немецкие и швейцарские компании. Но самым значительным достижением российско-сирийского сотрудничества за последние годы стал взрывной рост экспорта отечественных табачных изделий. Только в марте 2017 г. объем месячных поставок российских сигарет в Сирию подскочил с $1,5 млн. до $105 млн., выведя Сирию на первое место в списке импортеров этой товарной позиции. И, хотя в последующие месяцы объем экспорта сигарет значительно снизился, он все равно в 2-2,5 раза превышает среднемесячные показатели предшествующих периодов.

В российско-сирийских торгово-экономических и инвестиционных отношениях нет практически ни одной сферы, где отечественные компании не пользовались бы преференциями или режимом наибольшего благоприятствования. Очевидно, что речения Дмитрия Рогозина имеют адресатом, прежде всего, внутрироссийскую аудиторию, которой вице-премьер РФ вдруг вздумал продемонстрировать свой неуместный мачизм. Но это собственное народонаселение отечественная власть привыкла держать в постоянном изумлении. Остальной мир к подобному как-то не особо привычен!