О современных монахах

19 March 2018

Средневековые монахи уподоблялись гадаринскому бесноватому, они жили в пещерах в окружении костей, дабы пришёл Христос, помиловал их и спас от грехов.
Эти подвижники действительно получали экзистенциальный опыт. Выходя за флажки обыденности социальной жизни они щедро делились этим опытом с окружающимися.
Но внесистемный опыт начал систематизироваться и монашество постепенно превратилось в социальную имитационную структуру.

... Последние свободные монахи типа Симеона Богослова уже преследовались за эксперименты в духовной сфере и обвинялись в прелести, однако, хоть и со скрипом, были включены в предание, как апокалипсис в новый завет.
С того времени монашеству были поставлены строгие законы и уставы.

Страх выхода за флажки внушали и внушают до сих пор учителя монашества - монах более всего должен опасаться прелести, что по мнению таких учителей приходит когда подвижник попытается добыть нового (внесистемного) опыта. Внесистемный опыт вреден для системы, хотя только он может понудить её меняться. Именно поэтому книги подобные "Картонному небу" востребованы церковным сообществом, хотя сама церковь должна сопротивляться им. Церковь не имеет внутренних сил к положительным изменениям и отчаянно нуждается в новом опыте, невозможном для самих церковников, поставленных в тесные рамки.

Итак, с веками монашество превратилось в постоянное повторение опыта прежних веков, с годами потерявшего актуальность и превратившегося в фетиш. Сам этот опыт древних уже повторялся только по форме а не по сути, что привело к возвеличиванию прошлого, как золотого века монашества, хотя золотой век был просто веком грандиозного духовного эксперимента, а не каких либо особых людей. Впрочем, частичная свобода духовного эксперимента всё-таки приветствовалась по тем причинам, что я указал выше.

Сегодня же эта свобода окончательно превратилась для церкви в источник репутационных потерь и организационных проблем. Отрицательная селекция выбирает определённый человеческий тип согласных имитировать духовность за статус и деньги. Сегодняшние монахи профессионалы, как птицы в тесных клетях, тщетно пытаются повторить опыт других людей, вместо того, чтобы приобрести свой собственный. Весь доступный им опыт отмерен и тщательно регламентирован, поэтому эти птицы в клетках даже при наличии жажды духовного поиска всегда - рано или поздно - переходят к имитационной модели и говорят с амвона:
- Попка дурак!
Наиболее яркие из попугаев, капуцины или какаду выставляются церковью на всеобщее обозрение как исключительно выдрессированные и поражающие воображение верунов птицы. Они как бы уже и не в клетке, но с подрезанными крыльями и улететь никуда уже не смогут.
Смотрите, говорят они, мы раньше понуждали себя, чтобы остаться в тесноте своих клеток, а теперь находимся здесь добровольно "по любви". Свобода во Христе есть наша тёплая клетка и повторение тысячелетнего - "попка дурак"...