ВТОРОЙ МУЖ

22 March 2018

...Второй раз замуж Нина Николаевна вышла в сорок шесть лет. Геннадий Беседин, механизатор из соседнего колхоза, сорока восьми лет, человеком оказался спокойным, хозяйственным и, что на селе бывает редко, малопьющим. Не сравнить с первым мужем — горластым ухарем, любителем приложиться к поллитровке и почесать кулаки. Этот, слава тебе Господи, с десяток лет назад сам подал на развод и укатил на Север, за длинным рублем. От него у Нины осталась только дочь Галя.
Шло время. Скоро, несмотря на помощь пятнадцатилетней Галки, Нина почувствовала: сил не хватает, нужна пара крепких мужских рук. А с Геннадием к тому времени у них уже были отношения. И Нина знала, что этому бобылю тоже не хватает в хозяйстве помощницы...

НЕ ДО СТРАСТЕЙ

Изба у Бесединых (мать и дочь взяли фамилию Геннадия) — типично костромская бревенчатая постройка начала 50-х: прихожая, чулан, подпол для хранения картошки и солении-варении и одна-единственная, но просторная комната с добротной печью. Здесь тебе и зал, и кухня, и спальня.
Интимные отношения у «молодоженов» как-то не сложились, но ни Нину, ни Геннадия это особенно не тяготило. Намаешься за день на колхозной работе, потом на домашней, вечером уже не до любви — поскорее бы до постели добраться. В общем, любовь у них бывала, за редким исключением, только по субботам. В своей бане.

«ПУСТИ ПОГРЕТЬСЯ!»

Когда Беседины забивали очередного поросенка, Нина в субботу вечером за три кило парной свинины (гонорар водителю) на рейсовом автобусе везла мясо в райцентр Шарью, на рынок. Ночевала у сестры. А вечером в воскресенье возвращалась домой.
Так было и в ноябре того же года. После обеда Геннадий провода жену до автобуса и вернулся домой. Галка к тому времени уже пришла из школы, успела накормить кур. Ближе к вечеру попарились — сначала она, потом Геннадий. Посмотрели по телевизору, лежа в своих кроватях, какой-то ерундовый фильм со стрельбой и мордобоем. Галка после этого убавила звук: знала, что отчиму завтра на работу.
Геннадий уже было задремал, когда Галка окликнула его.
— Гена! (Так она отчима звала с самого начала.) Что-то холодно в хате. Плохо, видно, я натопила на ночь... Пустишь к себе погреться?
И, не дожидаясь ответа от ошалевшего спросонья мужчины, юркнула к нему под одеяло. Прижалась к нему горячим юным телом, положила голову на плечо и прошептала:
— Обними меня...

АРЕСТ

Утром Галка, как ни в чем не бывало, прибрала постели (одна из которых всю ночь оставалась пустой), застирала простыню с засохшими каплями крови, разогрела завтрак. Геннадий, проснувшись, вскочил как ошпаренный с кровати и, даже не сполоснувшись, заспешил в мастерские. Вернулся он только под вечер — дома пахло корвалолом, у стола сидела зареванная жена и местный участковый, старший лейтенант милиции Валентин Краев. Увидев мужа, Нина заплакала, запричитала, а участковый, с которым Геннадий не раз рыбачил на реке, сухо сказал;
— Вы задержаны, гражданин. Пройдемте.
Беседин все понял и молча повернулся к выходу. Ночь он провел под замком в сельсовете, на жесткой кожаной кушетке в коридоре. В семь утра они с участковым уже были в городе, в райотделе милиции.

«МАМОЧКА, он мой!»

Знакомясь с материалами своего уголовного дела, Геннадий прочел протокол допроса Галки. Оказывается, девчонка в то злополучное воскресенье с порога заявила вернувшейся из города матери: все, Гена тебя не любит, он меня любит, и мы с ним будем теперь жить. Он, мол, настоящий мужчина, не то что шибздики-одноклассники.
— Ничего такого я ей не говорил! — заявил на закрытом судебном заседании Беседин. — Она попросилась погреться, залезла ко мне в кровать, и сама все сделала! Ну я же не железный — отказываться, когда она на меня уже верхом села!.. И потом посмотрите материалы дела: есть же заявление Галины о том, что все произошло с ее согласия.
Суд этот аргумент ни в чем не убедил. Геннадия Беседина осудили на 9 лет строгого режима.

Кто ВИНОВАТ?

«Мне еще семь лет трубить. Но до освобождения, скорее всего, не доживу. Туберкулез у меня, а лечения здесь никакого нет — в больнице шаром покати, даже бинт не всегда есть, не то что антибиотики.
Одно мне покоя не дает, думаю ночами: была же у нас нормальная семья, жена, дочь, и вдруг все рухнуло, ведь две женщины — в годах и молодуха — просто отправили меня, отца и мужа, на тот свет. За что? Кто виноват? Как происходит такое в жизни — ни с того ни с сего?»

Отправив Геннадия в тюрьму, женщины загубили и свои судьбы тоже. Нина, бывшая жена, живет сейчас одна, сильно болеет, нуждается. Галя училась в техникуме в Костроме. На третьем курсе забеременела, родила и бросила учебу. Сейчас мыкается по углам с трехмесячным малышом.
И последнее: с того самого дня, когда осудили Геннадия, мать с дочерью ни разу не разговаривали. Они словно умерли друг для друга.

Подписывайтесь и ставьте лайки.