Франция с Ольгой Озийо

13.07.2018

Привет, друзья! Сегодняшняя мульти-гостья — потрясающая Ольга Озийо. Среди Олиных достижений — поступление и окончание МГУ и МГИМО, получение стипендии для учебы в Сорбонне, работа журналистом во французских СМИ, 3 переведенных книги и, … трое детей…

Ольга знает, любит и понимает французский язык и Францию во всех ее проявлениях и нюансах. При этом, Оля  —  работающая многодетная мама — бизнес-консультант.

В интервью мы под микроскопом рассмотрим стереотипы о Франции и французах, узнаем очаровательные  словечки и секреты материнства а-ля франсез. И, конечно же, попытаемся открыть культурный код Франции, отвечая на главный вопрос: «Чему действительно стоит поучиться у французов?»

Быть французом не означает родиться во Франции. Это означает — родиться там заново. Саша Гитри.

Настя: Оля, поделись, пожалуйста, своей  историей переезда.

Оля: Про мой переезд во Францию не так просто рассказать в двух словах. Это была именно целая история, которую мне иногда даже хочется написать.

Во-первых, потому что это был отдельный период моей жизни. Франция вошла в нее в 2000 году, а потом в течение 5 лет я жила между двумя странами, уезжала и возвращалась.

Во-вторых, потому что решение об отъезде далось мне непросто, было осознанным жизненным выбором, заставившим меня задуматься о многих очень серьёзных вещах.

Ну и наконец, потому что это был очень романтический период моей жизни, полный эмоций, открытий, приключений и встреч. Во Франции я пережила свой первый серьезный роман, окончательно определилась с выбором профессии, получила первый рабочий опыт...

Если по порядку, то сначала был язык. Я начала изучать французский с нуля на первом курсе ВУЗа и неожиданно страстно им увлеклась.

Потом была учеба: по окончании 5-го курса я выиграла стипендию французского правительства для обучения во Франции на год.

Дальше была работа, во Франции с Россией, в России с французами, а потом во Франции с французами.

И уже после всего этого замужество и дети. И все это время — путешествия, чтение книг, прессы, но особенно изучение Парижа, от всем известных мест до самых затаенных его уголков. Мне это до сих пор не надоело!

Настя: стереотипная Франция — это прекрасное искусство, умение жить, тонкий вкус и гастрономический рай, с одной стороны. Жёсткая экономия, национализм, бюрократия и тотальная непереносимость французами не говорящих по-французски,с другой. Нашли эти стереотипы подтверждение исходя из твоего опыта?

Оля: Открывая для себя Францию, я всегда интуитивно старалась выбросить из головывсе известные стереотипы. Мне не хотелось смотреть на столь интересные мне культуру и общество через придуманную кем-то призму. Мне хотелось живого непосредственного восприятия, формирования собственного видения вещей.

Теперь я ясно осознаю, в чем проблема стереотипов. Во-первых, как бы мы ни старались определить национальный характер, «среднего» француза в природе не существует. Общие черты варьируются не только в зависимости от личности, но и региона, социального статуса и происхождения.

Франция — страна огромного этнического и географического разнообразия. Простой пример. Макдональдсы здесь столь же популярны, как и гастрономические рестораны с тремя звёздами Мишлен. Просто у каждого — свои клиенты. Наше преимущество как иностранцев, не скованных никакими социальными установками, — как раз в том, что мы можем выбирать, что у этой культуры взять, в какой именно Франции жить. Ругать грязные улицы или регулярно ходить в Лувр по студенческой скидке…

Во-вторых, любые стереотипы и оценки всегда построены на сравнении, а сравнение – не лучший ключ к пониманию культуры. Как-то я читала интервью с Гурченко, где она говорит, что французы – ужасно жадные, потому что однажды где-то ей дали на обед несколько орешков. На самом же деле это — самый обыкновенный французский аперитив. Съесть перед едой чуть-чуть соленого и/или немного выпить, чтобы разбудить аппетит. Во Франции иногда бывает и так, что гости приходят только на аперитив, а затем едут обедать к себе. У каждой культуры – своя собственная логика… Оставаться только в рамках «как у нас, не как у нас» — это очень многое потерять.

Франция – очень самобытная культура, в которой что-то может очень нравиться, а что-то очень сильно раздражать. Это – безусловно гастрономический рай.

Но доступ к нему надо «заслужить»: хорошая еда стоит недешево, а поиск качественных продуктов и хороших ресторанов в массе дешевого «ширпотреба» требует большой энергии. Потому далеко не все французы – специалисты по гастрономии.

Но если встать на этот путь, то это может быть целой жизненной программой! В первые годы во Франции я решила каждую неделю покупать новый сорт сыра. Тогда я даже не подозревала весь масштаб этой задачи: по статистике во Франции их более 1200! Пробуя их, я неожиданно осознала, что очень часто вообще не могу отличить их друг от друга по вкусу.

Я даже специально при каждой возможности «проверяла» на французах – они могли, с детства выработали навык! Настоящим прорывом в этой области для меня стало ведение рубрики о ресторанах, получивших первую звезду Мишлен, в одном профессиональном журнале. Беря интервью у престижных рестораторов, я открыла для себя целый мир «высокой» гастрономии со своими законами, звездами и модными трендами. Еще одна завораживающая сфера — дегустация вин. Это одновременно — и наука, и ритуал, и эмоциональный эксперимент…

Франция – это страна бюрократии. Про ежегодные походы в префектуру для получения вида на жительство можно легко написать серию сатирических новелл в лучших традициях Гоголя или Кафки.

Подъем в 4 утра, живая очередь перед закрытым зданием префектуры, затем ровно в 9.00 выход работника перефектуры для распределения каждому его номера в очереди вручную… Прямо как это было у нас в 90-ые…

В моей префектуре было 2 приемных окошка : одно для жителей Евросоюза, перед которым всегда было пусто, второе – для «остального мира». Очередь к нему обычно проходила через все здание и двор префектуры, выползала на улицу и часто даже сворачивала за угол…

Но за все годы, что я ходила в эту префектуру, никому не пришла в голову идея распределить нагрузку равномерно между двумя окошками. И такие несуразности проявляются не только в отношении инстранцев. Сами французы говорят о себе, что Франция – последняя социалистическая страна, такова степень ее централизации, доля госсектора и вес бюрократического аппарата, а также особое положение чиновников.

Не так давно во Франции разразилась целая серия скандалов о злоупотреблениях чиновников и депутатов. Основной проблемой было то, что даже после широкой огласки оказалось, что система устроена так, что за эти злоупотребления их очень трудно, а вернее просто невозможно, было наказать.

С национализмом все не так однозначно. Безусловно, существует значительная категория французов, которым свойственны зациклинность на собственной культуре, неприятие вещей, отличных от их видения, нежелание принимать во внимание иной контекст и культурные и исторические особенности других стран.

И часто пресса и телевидение стимулируют такой взгляд на вещи. Это может проявляться как в большом, так и в малом. Например, здесь практически нет дебатов о «проблемных» странах, как Китай или Россия, масс-медиа выдают единую картину вещей и событий.

Во время спортивных мероприятий международного уровня, показываются в основном те соревнования, где у Франции есть шансы на победу.

У меня был опыт работы в крупном государственном учреждении, где нефранцузы составляли 0,2% штата. Это была совершенно особая атмосфера. Например, за все время моего там пребывания у меня ни разу не спросили ни о чем, связанном с Россией. Им это просто не было интересно, мнение о России уже было сформировано прессой

Но очень важно сказать, что есть также категория французов-космополитов, также не любящих свойственный их обществу номбрилизм и живо интересующихся миром, путешествующих, изучающих языки…

Кстати о языках. Нельзя сказать, что французы не переносят тех, кто не говорит по-французски —  они просто не знают, как с ними общаться. Ни в одной другой стране я не видела такого громадного комплекса по отношению к своей способности изучать языки.

В этом смысле они как раз ведут себя очень трогательно: постоянно критикуют своюсистему обучения языкам, сами над собой подшучивают и искренне уважают тех, кто свободно владеет несколькими языками. Потому владеть французским – большое преимущество.

Французские эгоизм и жадность – это отдельная большая тема. Я считаю, что это – скорее не жадность, а прагматизм, и не эгоизм, а большая внутренняя свобода. Но это – тема для отдельного интервью или статьи (смеётся).

Настя: Оля, а чему тебя лично научила Франция и её жители? Чему стоит научиться?
Оля: Теперь мне уже непросто отделить то, чему я научилась во Франции, от того, чему я просто научилась с годами и опытом. Но есть несколько очевидных вещей.

Я безусловно научилась культуре питания. Большинство французов не переедают, не перекусывают, любят вкусно поесть, но всегда вовремя останавливаются (хотя, конечно, я встречала типично раблезианский тип «бонвиванов» — любителей брать от жизни все лучшее).

Лично мне сразу очень понравился французский завтрак из кофе, чая или какао и круассана или хлеба с маслом и джемом и сока. Я до сих пор завтракаю именно так.

Я научилась ценить себя как женщину. Во Франции не стесняются делать комплименты, говорить, как хорошо ты сегодня выглядишь. Само обращение «мадмуазель» как-то подстегивает, заставляет взглянуть на себя другими глазами и соответствовать (улыбается).

Еще один важный навык – одеваться одновременно и красиво, и удобно. Очень часто француженки в повседневной жизни предпочитают удобство. Натуральные материалы, отсутствие каблуков, достаточно свободный покрой, минимум косметики, простые прически.

Надо признать, что это не всегда выглядит элегантно или сексуально. для меня все искусство – в том, чтобы найти компромисс между удобством и внешней эффектностью. Ведь приносить комфорт и здоровье в дань внешнему виду, как это часто бывает в России, значит, не очень ценить себя.

Я безусловно научилась уважению к себе и к другим. Не только в манере общаться, но и думать и смотреть на вещи.

Во Франции этому способствуют две вещи: огромное культурное и этническое разнообразие, а также вписанная в генетический код французов культура общения. Французская манера общения – это особый феномен. Она проявляется на нескольких уровнях.

В языке. Я навсегда запомнила, как в первый год моего пребывания здесь, я пошла со знакомыми французами на рынок и при покупке попросила пакет («можно мне пакетик?»). Мои знакомые потом спросили меня, чем мне не понравился продавец и почему я была с ним агрессивна. На мое недоумение они ответили, что я должна была сказать «пожалуйста» и улыбнуться.

В манере задавать вопросы даже при личном разговоре. Например, во Франции немыслимо спрашивать о зарплате.

Немыслимо прямо кого-то критиковать или обсуждать.

В разговорах на работе очень редко затрагиваются глубокие личные темы.

Наконец, в манере обслуживания. Например, в мой первый год  во Франции  (уточню, что шёл 2001 год и культура обслуживания в России только формировалась) я  боялась заходить в рестораны и магазины, потому что терялась и не знала, как вести себя с бросающимися ко мне с широкой улыбкой официантами и продавцами.

При своей первой поездке в Монако я 15 минут собиралась с духом, прежде чем войти в огромный холл казино в Монте-Карло. Очень трудно было быть в роли обслуживаемого и уважаемого Клиента.

Настя: Оля, ты уже говорила о своей любви к французскому языку. Язык — это неотъемлемая часть культуры. Открой, пожалуйста, свой секрет, как учить французский язык и достигнуть в нём того уровня, когда ты можешь свободно переводить книги и публиковаться во французской прессе? 

Оля: Французский я учила со страстью и без «корыстных» намерений о переезде (улыбается). Началась эта языковая история с первого курса ВУЗа. Когда я приехала во Францию (через пять лет), я говорила уже свободно. По крайней мере у меня был максимальный результат в обязательном для получения стипендии DALFе (эквиваленте TOEFL).

Но приехав во Францию, я поняла, что совершенствованию нет предела. Моими вызовами стали: разговорная лексика, региональные акценты, понимание речи при сильном шуме (в кафе или с задних рядов аудитории), грамматические нюансы.

Шагом в пропасть была публикация моей первой статьи во французском журнале. Как я ее перечитывала и перепроверяла!

Сегодня я на стадии, когда я думаю на французском. То есть иногда на французском, иногда на русском, и сама уже не отдаю себе в этом отчета.

Новым лингвистическим опытом стал постоянный переход с русского на французский при общении с детьми. Это оказалось очень полезным упражнением даже для моего английского.

У меня были прекрасные профессора. И я до сих пор храню студенческие привычки: если вдруг не знаю слово или не понимаю конструкцию — обязательно спрашиваю или смотрю в интернете. Но таких случаев уже практически нет.

Настя: Оля, какие 3 совета ты бы дала переезжающим во Францию?

Оля: тут надо оговориться, что очень многое зависит от условий и обстоятельств переезда. Работа, замужество, туризм, это — три отдельные истории.

Но в любом случае, во-первых, нужно запастись терпением, подготовиться к бюрократическим препонам и трудностям с поиском работы, если вы хотите искать ее самостоятельно.

Во-вторых, я очень советую учить язык. Это – ключ к культуре и общению. Английского здесь недостаточно. Французы очень любят обсуждать нюансы их языка и чувствуют, когда вам это действительно интересно. Это может помочь завести полезные и интересные знакомства, а ведь очень многие вещи можно найти по рекомендации.

Наконец, я советую не вооружаться стереотипами. А просто посмотреть на французское общество как на сокровищницу возможностей, которые нужно уметь найти и извлечь. Понять, что у этого общества есть свой код, и постараться найти к нему свой ключ. Без огульной критики и сравнений.

Настя: Оля, расскажи, по секрету, какое слово у тебя ассоциируется с Францией? Есть ли у тебя любимые французские словечки? С переводом, пожалуйста.

Оля: Слово для Франции – mesure, мера. Мне близок их подход: хорошо все, но в меру.То есть можно пробовать абсолютно все, если не увлекаться и соблюдать разумные пределы.

Я не смешиваю языки, но сознательно использую некоторые «детские» французские слова в русской речи. Бебе (малыш), бизу (целую), биброн (бутылочка детского молока), дуду (любимая игрушка). Мне нравится их емкость и лаконичность.

Настя: Оля, не могу не спросить о твоём опыте материнства во Франции. Во Франции самый короткий декретный отпуск среди европейских стран, если не ошибаюсь. Франция — родина дуду и дети здесь не плюются едой. Как это работает?

Оля: Надо сказать, что во Франции – один из самых высоких уровней рождаемости в Европе и, по сравнению с Россией, здесь много многодетных семей. Причем, часто это — семьи с детьми-погодками, с разницей в 2-4 года. Этому есть несколько объяснений.

Во-первых, активные женщины рожают первого ребенка все позже, большинство после 30, а некоторые – даже после 40 (во Франции ЭКО – бесплатно до 42 лет при наличии постоянного партнера). В такой ситуации, если хочешь построить многодетную семью, нужно поспешить.

Во-вторых, с трех лет ребенок идет в бесплатный детский сад, и родители начинают чувствовать себя свободнее.

Наконец, через три года после родов резко снижаются суммы пособий, и женщины, имеющие на них право, часто снова задумываются о расширении семьи.

Да, во Франции — самый короткий в ЕС декретный отпуск. Но тут нужно понять, что это значит.

Женщина может оставаться с ребенком, сохраняя 100% зарплаты, 4 месяца (1,5 до и 2,5 после) с первыми двумя детьми и 6 месяцев (2 до и 4 после), начиная с третьего.

Далее она может продлить этот отпуск до 3 лет (а с недавнего времени до 2,5), получая определенную сумму в зависимости от дохода семьи (от 300 евро/мес). Это – ее право, и на это время ее работа за ней сохраняется. Так что и здесь есть женщины, которые остаются в декрете 3 года.

Рано выходить на работу – это скорее культурный, социальный, но часто и финансовый выбор. Культурный, потому что во Франции считается, что долгое отсутствие на работе напрямую ведет к потере квалификации. Активные француженки хотят работать.

К тому же, во Франции роль мужчины в уходе за ребенком до 3 лет – гораздо выше, чем в России. Мужчины часто остаются с малышами (по вечерам, на часть выходного), а в случае развода берут даже таких малышей на выходные.

Я сама наблюдала это неоднократно. А недавно здесь даже был принят закон о праве отцов на часть декретного отпуска (от 2,5 до 3 лет ребенка), в котором работодатель не может им отказать. Социальный, потому что во Франции очень хорошо отлаженная система нянь, работа которых находится под тесным контролем государства(аккредитация, контроль помещения, сетка зарплат).

Настя: Как ты оцениваешь Францию с точки зрения материнства и комфорта для детей? Что стоит взять из французских методов воспитания?

Оля: Мне вообще нравится быть мамой, и я могу сказать, что быть мамой во Франции не так плохо. Есть две области, где у французов есть, чему поучиться.

Во-первых, здесь очень много внимания уделяется самой женщине, протеканию ее беременности и ее послеродовому восстановлению. Медицина здесь бесплатная.Причем, не как у нас с привязкой к одному месту, а в с правом выбора врача по всей территории страны.

В этих рамках я нашла прекрасные бесплатные курсы по йоге и софрологии для беременных, а также специальные занятия в бассейне с акушеркой, а для посродового периода – занятия послеродовой гимнастикой и массажем для малыша. На эту тему на французском написано немало книг с практическими рекомендациями.

Во-вторых, французское общество поощряет активных женщин, создает условия для самореализации работающих многодетных мам. Это проявляется как на уровне отношения к такому выбору женщины, возможности адаптации своего рабочего времени (я не утверждаю,что это просто, но по договоренности с работодателем такие возможности существуют), так и в самом воспитании детей.

Французские дети с очень раннего возраста приучаются к самостоятельности и ответственности. Например, с трех лет они идут не в детский сад, а в «школу», задача которой – научить их жить в коллективе.

С этого момента у детей уже появляются обязанности. Например, быть «чистым». Их оценивают и даже могут на время исключить из «школы».

Чтобы поделиться своим французским опытом и поговорить на темы воспитания, восстановления и организации времени мам, я собираюсь очень скоро запустить свой блог. Я напишу о нем на Facebook и буду очень рада, если вы зайдете!

Там я, например, собираюсь дать свое мнение о книге Памелы Друкерман «Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа».

Настя: Оля, значит детки в вашей семье билингвы? Как вы поддерживаете и учите языки?

Оля: Да, мои дети – билингвы, и это для меня – очень важно. Я хочу дать им доступ к двум культурам, показать, как они друг друга дополняют и дать возможность выбора в каждой из них тех ценностей, которые им ближе.

Но вначале это – очень непростое упражнение для самой мамы. Постоянная перестройка с языка на язык требует определенных усилий.

Я говорю с детьми только по-русски, но наш семейный язык – французский. Дети также занимаются в русской школе. Я уверена, что в даже в двуязычных семьях билингвизм не приходит сам собой, для этого нужно приложить определенные усилия. И преждевсего не останавливаться и мотивировать и стимулировать детей.

Настя: расскажи, пожалуйста о своём проекте. Как нашла идею?

Оля: Идея моего блога родилась вместе с моим малышом, 5 месяцев назад. Рождение моего третьего ребенка неожиданно дало мне такой мощный импульс вдохновения, что мне захотелось поделиться с миром собственными внутренними поисками.

Я надеюсь, что мой блог станет местом общения амбициозных, верящих в себя женщин, которые хотят реализоваться и как мамы, и как женщины, и какпрофессионалы.

Мой блогоб искусстве успевать главное, не разбрасываться, находить источники внутренней энергии, безошибочно чувствовать свои приоритеты…

У меня уже есть и первый конкретный проект – марафон по послеродовому восстановлению.

Меня всегда удивляло, как потрясающе легко и быстро восстанавливаются  французские мамы, и во время третьей беременности я посвятила немало времени изучению французского подхода к этой проблеме!

А после родов очень быстро начала заниматься со специалистом. В итоге их этого опыта сложилась моя система, которая сработала для меня и которой я и готова поделиться!

Настя: Назови, пожалуйста, свои самые любимые, самые французские книги и фильмы.

Оля: Несмотря на сильное влияние Голливуда, у Франции есть свой собственный оригинальный кинематографический стиль.

Их сильная сторона – атмосфера, пробуждение тонких ностальгических чувств, одновременно и теплых, и овеянных печалью.

Пример таких старых фильмов – «Мужчина и женщина», а сегодня – «Все песни только о любви» или «Моя девочка не хочет»…

Из французских фильмов, наполненных тонким интеллектуальным французским юмором, очень советую «Имя».

Моим французским книжным открытием стал Пьер Лёметр (психологический детектив), а для более сложного чтения — Эмманюэль Каррер. Последний – сын признанного специалиста по России Элен Каррер д’Анкос, француженки грузинского происхождения (я, кстати, перевела на русский несколько глав из ее последней книги). Он пишет о России, и его взгляд на нее, взгляд настоящего француза, очень интересен. Он задевает за живое, но помогает понять, как видят нас французы.

Вот такой разговор получился у нас с Ольгой. Пока Оля запускает свой блог, вы уже можете узнать французский опыт материнства, способы восстановление после родов, секреты организации времени из подкаста с Олей, открыть 7 ингредиентов идеального декретного отпуска вот тут и, кончено же, подписаться на Олину страничку, чтобы ничего не пропустить.

P.S. Все фото данного поста из личного фотооархива Ольги Озийо.

P.P.S.В серии мульти-интервью  «Чему я научилась в новой стране» уже вышли интервью с путешественницей Татьяной Ивановой,  Кипр, Португалия, Эстония, Италия, Германия, Польша, мега-мульти-интервьюЧехия