История лингва-сканера

Если бы я была членом клуба анонимых сканеров, то моя речь начиналась бы так: привет, друзья, я – Настя и я – сканер.

Любимейшая грань моего сканерства – иностранные языки.

Каждый преподаватель, каждый язык, который входит в жизнь приносит определённый урок, сегодня хочу поделиться ими с вами.

Язык – это дорожная карта культуры.
Он поведает, откуда пришли его люди и куда идут.
(Рита Мэй Браун)

Английский язык. В лихие 90-ые в моём родном городе преподаватель после филфака создал клуб-(квартирник) для детей по изучению английского.

На первом же уроке учитель вынес вердикт: «Ты никогда не будешь говорить по-английски!»

Учитель был классный, очень похож на Новосельцева из «Служебного романа», с единственным отличием – у  него была дочка и … дочка. Помножьте это на филфак и … получите устойчивую нелюбовь к  немальчикам, коим объективно я и была.

Каждое занятие мне доставалось это самое никогда: никогда не выучишь, не поймешь, не заговоришь. А ещё — единицы и нули.

В 90-х еще не было книг о сверх-чувствительных детях. Но сверхчувствительные дети конечно же были. И я была одной из них.

Рыдала, но, несмотря на сверхчувствительность, каждый вечер продолжала учить английский. Потому что мне он нравился: эти забавные песенки и словечки, present и continiuous.

Потом я перешла в новую школу. Потом ещё в одну. Наш кружок распался, а в школе появился предмет — английский язык. Бесподобный учитель, коммуникативная методика, фильм «Моя прекрасная леди», страноведение.

В 10 и 11 классе выигрывала олимпиады и конкурсы на английском.

Но мой первый учитель английского был прав. Я так и не заговорила по-английски.

Во времена Friends и Desperate Houseviwes, Internet а потом и соцсетей, английский стал языком для жизни и для общения.

Английский для меня – моя первая лингва-любовь, первый язык преодоления «никогда» и  язык успеха.

Книги сканера
Книги сканера

Немецкий язык. В 6 классе мне повезло — появилась возможность учить второй иностранный язык. Им стал  немецкий. Из Германии нам привезли потрясающие учебники с рабочими тетрадями и песенками.

Учителя немецкого — это строгость и система. Жаль, что эксперимент с немецким длился всего два года. Потом он стал факультативным раз в неделю.

Немецкий вернётся в университете, на 3 курсе. Когда начался второй язык наша преподавательница сказала: «Возможно, немецкий в жизни вам потребуется больше, чем английский».

И эта преподавательница тоже была права.

Уже в аспирантуре я выиграла стипендию для обучения в Германии. Во время учебы мои друзья-германисты скажут: «У тебя самый большой прогресс в немецком за три месяца, что мы встречали».

Немецкий  — стал для меня языком студенчества и научной работы.

Французский язык – моя мечта о первой поездке в Европу состоялась после четвертого курса.

Год работы и вуа-ля – евробастур. Франция поразила меня утонченностью, стилем, Disney Land и … полным отсутствием желания французов общаться на каком-либо языке, кроме французского.

Из поездки я вернулась с твёрдым желанием вернуться в Париж и выучить хотя бы минимальную базу туриста а-ля Франсез.

На курсах мне снова попадется уникальный преподаватель. Она введет штраф за каждую ошибку и это будет отличная мотивация.

Через два года во время стажировки в Германии я буду встречать новый год под Эйфелевой башней с подругой. И буду говорить по-французски.

Да, это будет уровень А2, но меня будут понимать.

Французский станет для меня языком реализованной мечты

Лингва-сканер
Лингва-сканер

Испанский влетит в мою жизнь стремительно: на московской книжной выставке я увижу самоучитель и 8 аудиокассет к нему.

На тот момент уже буду знать, что я — аудиал.  Это значит, что учу языки на слух. 8 кассет поедут со мной и испанский будет доведен до уровня B1 во время стажировки, параллельно с немецким.

Испанский станет любимым хобби.

Эти языки будут со мной во время учебы, путешествий и работы.

Вдоволь наигравшись с европейскими языками, я замахнусь на … японский.

На курсе японского в группе будут одни программисты и я. Японский наложится на переезд в Санкт-Петербург.  И мы совершенно не совпадем с ним: не доросла до восточной мудрости, созерцания и красивых каракулек.

Это будет провал. Эпичный и громкий. Я не буду успевать за логикой, но найду в себе силы сказать себе: да, этот язык не дался с наскока, но обязательно его попробую еще раз. Однажды дам нам второй шанс.

Японский станет для меня непостижимым крепким орешком.

Жонглируя четырьмя иностранными языками, периодически отправляя тот или иной язык в пассив и вытаскивая нужный, буду самостоятельно их поддерживать, использовать в работе и путешествиях.

Как ни крути, нужно расставлять приоритеты.

Чешский кротик
Чешский кротик

И вдруг, в моем квадратно-лингвистическом мире случится переезд … в Прагу и чешский язык.

Также как и с Прагой, это будет любовь не с первого взгляда. Но это будет любовь.

Славянский язык, языковая среда, одно удовольствие … я не учту того факта, что это не студенческий переезд. Что у меня не будет возможности ходить на стандартные курсы и на учёбу в универ.

Что нужно будет сходу решать повседневные вопросы. На чешском.

Ну, и уж если совсем честно, я наивно полагала, что мой чемоданчик сканера со всеми предыдущими языками мне поможет.

В первый же день в Праге, после тотал-игнора моего арсенала из пяти языков, составлю план и буду заниматься каждый день с 22-до полуночи. Другого времени не будет.

Через три месяца уже буду понимать чешский и примитивно объясняться. Но этого мне будет мало.

Сейчас я нахожусь на этапе плато. Если первые полгода язык рос стремительными темпами до B1, то сейчас  не вижу прогресса.

Это значительно снижает мотивацию, особенно сканера. Ведь где-то там маячит еще одна моя любовь – итальянский. Он кажется притягательным, музыкальным и простым.

Но пока продолжаю заниматься чешским каждый день.

Чешский станет для меня языком изобретательности и борьбы с амбициями.

Моя сканерская душа ликует, когда 26 сентября я отправляюсь на День европейских языков и могу продегустировать любой из 30 представленных. В этом году мой рекорд — 12 языков.

Это особая прелесть выговорить пару фраз на невозможном датском или голландском, или вывести имя китайскими иероглифами. Прелесть, понятная сканерам.

Всего лишь год назад я узнала, что я — сканер. И что это нормально.

Нормально перескакивать с языка на язык, браться за новый, бросать или снова начинать.

Моя любимая грань сканерства — это иностранные языки.

А вы сканер? Какие грани сканерства есть у вас? И какой иностранный язык ваш любимый?