Я решила вернуть его в детский дом, иначе рано или поздно меня посадят…

02.05.2018

Несколько лет назад мы взяли из дома ребенка мальчика Митю, которому был годик.

И первое, с чем я столкнулась, это проблема уложить спать.

В итоге все пришло к тому, что он один в кроватке ложил большой палец в рот и качал головой из стороны в сторону.

Это он так сам себя укладывал. 

Было очень заметно, что ребенок многие вещи видит в первый раз.

Когда я брала его на руки, он вырывался и прятался под стол.

Ребенок не привык к человеческому теплу.

В детском саду он кушал из своей тарелки и заодно соседу «помогал».

Кусался, прятал чужие игрушки у себя в шкафчике.

Сбегал с участка домой, чем доводил воспитателей.

Невролог и психиатр говорили, что все в порядке.

В школе он славился неадекватным поведением, плохие компании, срывание уроков.

Не выдержав всего этого, нас перевели в коррекционную школу. 

Однажды мне позвонил директор и сказал, что он украл деньги у учителя.

У меня случился нервный срыв.

Когда Митя вернулся домой, у нас произошел скандал.

Он в ярости набрасывался на меня с кулаками и говорил, что эти деньги выиграл в игровых автоматах.

Но, как выяснилось, это было не так.

Тогда я ему не поверила и, защищаясь от налетов, толкнула так, что произошел подкапсульный разрыв селезёнки.

Слава Богу, обошлось без операции.

Я очень испугалась, винила себя, и решила, что надо отказаться от Мити, пока я или он что-нибудь не натворили.

Я не хочу сидеть из-за него. 

Когда я пришла навестить Митю в больнице, он выехал ко мне на инвалидном кресле, ему 2 недели нельзя было ходить. 

Во время тяжелейшей депрессии, я попала в психиатрическую клинику.

Сейчас я на антидепрессантах.

Митя жил со мной 10 лет, и сейчас 2 года в детском доме.

Но он по-прежнему иногда мне звонит и никак не поймет, что это конец.

Разговаривает со мной, как обычно, со своими ухмылками, наглости у него хоть отбавляй.

Заказывает мне целый список, что ему привезти.

Сколько раз я его прощала и сколько раз ненавидела.

Если я сейчас на этом не поставлю точку, то уже не смогу никогда.