Пространственно-временной автобус

18 February 2018

Человек бежал через узкие улочки, ловко маневрируя между людьми и машинами. Он спешил. Автобус №34 как раз подошёл к остановке. Это последний рейс, на котором человек мог добраться до своего дома. Его, кстати, зовут Андрей.

Заскочив за долю секунды до закрытия дверей, молодой человек отдышался, рассчитался за проезд и стал подбирать себе укромное местечко, чтобы сесть. Дорога долгая, поэтому он намеревался вздремнуть. Людей было мало.

Андрей приметил одинокое место у окна, сиденье было повёрнуто против движения автобуса. Когда он шёл к своей ночлежке на ближайшее время, он заметил красивую девушку. Она не обратила на него никакого внимания. Она красивая, не просто красивая, а знаешь, он видел в ней истинную человеческую красоту. Идеальные очертания лица, огненные волосы. Девушка сидела спиной к Андрею на противоположной боковой стороне автобуса и мирно наблюдала за происходящим на улице.

— И стоило мне есть ещё два куска пиццы в этот раз, чуть не опоздал на автобус. — думал он. — Надо поспать, доберусь быстрее. — он прижался к окну поуютнее. — Надеюсь, кот не нагадил опять в зале. Не хочется ковёр оттирать полночи. И зачем я его только завёл? — каждый раз он задавал себе этот вопрос, когда кот испражнялся на ковёр. И правда, зачем?

Он как-то шёл поздним зимним вечером. Уже подходил к своему подъезду, мимо шли две девушки, они о чём-то болтали, но Андрей не слышал, потому что слушал музыку в наушниках. Одна из них держала в руках большую шапку. Он достал ключи, чтобы открыть дверь. Девушки подошли к нему. Он был уставший и, даже если бы не надел наушники, всё равно бы не понял, что они ему говорили. Девушки всучили ему шапку. Он взял. Зачем-то. Они ушли. А он стоял с чёрным комком, который ещё и начал шевелиться ко всей этой странной ситуации. С тех пор ковру не везло.

— Интересно, о чём она думает, может у неё тоже есть кот, который постоянно портит чистоту и всякое настроение? Хм. — её красота отбивала любые мысли о каких-то там котах. Андрей даже не мог себе вообразить, что она может думать о чём-то таком.

Наконец он в процессе своих размышлений и мечтаний умудрился заснуть.

Вдруг он проснулся, вздрогнув от неожиданности, вскочил с сиденья, вероятно автобус достиг пункта назначения. Двери открылись, он вышел. Свежий ветер напрочь отбил остатки сонливости и он понял, но поздно, что его остановка конечная и вышел только он один. Подумав, что поторопился и вышел не на той остановке, он стал осматривать место высадки. До чего удивление поразило Андрея так, что брови неестественно исказились. Несмотря на неожиданную смену обстановки, он сообразил, что вышел не в своём веке.

Ему повезло, был поздний вечер и его никто не видел в темноте. Он заметил деревянную постройку и забрался внутрь. Там были лошади и много сена разбросано. Усевшись в тёмный угол, он погрузился в размышления. Его спину и зад покалывали колосья.

— Какого чёрта? Где я? — думал Андрей. И заснул.

Яркое апрельское солнце светило в раскрытую дверь конюшни. Молодой человек открыл глаза и увидел перед собой человека. Тот улыбался свои широким ртом, Андрей испугался, что о нём теперь знают.

— Какой сейчас год? — спросил Андрей.
— Тысяща восемьщот... — последние две цифры он прошепелявил так, что это мог быть 62-ой или 32-ой год, но было ясно — он оказался в XIX-ом веке!
— Что это всё значит? — тенором произнёс Андрей.
— Я отведу вас к хозяину. — изменившись в глазах, ответил только что якобы шепелявивший человек.

Андрей вошёл в дряхлую маленькую избу. Внутри она оказалась куда больше и выглядела как какой-нибудь английский дворец. Множество коридоров застланных алыми коврами, вдоль стен стояли скульптуры: бюсты незнакомых ему людей, статуи, напоминавшие древнегреческие, высокие китайские фарфоровые вазы с несколькими ветками яблони. По-королевски, в общем.

Андрей прошёл пару коридоров и просторных комнат в сопровождении неизвестного человека. Они вошли в кабинет, где за громоздким письменным столом обитым кожей сидел человек, судя по всему, хозяин.

Человек поднялся из-за стола и искренне выразил радость встречи с ним.

Присаживайся. любезно предложил человек. Андрей сел на один из двух кресел перед столом.

Человек попросил своего подданного принести зелёный чай. Тот стоял позади сидевшего Андрея. Он сказал: "Сию минуту", и прибавил, "Сэр." Он повернулся, удивившись от услышанного, и перед ним предстал уже интеллигентный человек в пиджаке и с галстуком, видимо он играл роль дворецкого.

Андрей, приятно познакомиться! Меня зовут Рикхард, а нашего дворецкого — А́льберт.
Нашего? спросил тот.
Ну да. Ты же к нам надолго, поэтому он будет обслуживать не только меня, здесь он сделал паузу, обошёл стол, присел на его край и оказался прямо перед Андреем, — но и тебя. — Рикхард ткнул пальцем в его сторону.
Подождите, я не знаю, как так произошло. Что случилось? Я не понимаю. удручённое лицо его выражало мольбу.
— Всё в порядке. Ты в нужном месте. Мы ждали тебя, ну точнее сказать, не именно тебя, а человека, которого мы должны изменить.
Изменить? переспросил Андрей. В каком смысле?
В самом прямом, дружище! Ах, а вот и чай. Альберт вошёл с подносом, на котором был чайничек, три чашки, столько же ложечек и сахарница.

Все втроём пили чай. Альберт уселся на мягкий диван у окна. Андрей сидел на своём месте. Рикхард всё ещё висел на краю стола.

Я думал, он дворецкий. не понимая, сказал гость. Рикхард рассмеялся в ответ. Альберт остался невозмутим.
Ох, мой друг, ты такой невежественный. У нас здесь не действуют обычаи и законы привычные тебе. Заметь, в начале нашего знакомства я не приказал Альберту, а попросил. Вернёмся к нашей теме. он отставил чашку с блюдцем в сторону на свой стол. Преображение приходящих сюда личностей наша с Альбертом прямая обязанность.

Весь остаток дня Рикхард и Альберт показывали Андрею просторное жилище и объясняли, чем он будет заниматься. Альберт проводил его в один из сараев, где был подготовлен огромный настил под дрова. Он говорил ему, что тот должен будет заполнить половину сарая дровами и, при всём при том, за один день.

На следующее утро Андрея разбудил гул барабанов. Звук шёл откуда-то из глубины дома и приближался. Он резко стих, дверь в его спальню распахнулась. Он вскочил нагой и отошёл как можно дальше от входа. На пороге стоял Альберт с рабочей одеждой в руках.

Доброго утра! После завтрака переоденешься в это и пойдёшь в дровяник. Топор найдёшь сам.

Андрей был в недоумении от того, что ему придётся в такую рань, а на улице солнце только-только начало вставать, идти и рубить эти чёртовы дрова. Но он не понимал, что вообще происходит с ним сейчас. Это не было похоже на сон, даже на гиперреалистичный, но реальность происходящего тоже заставляла задумываться, потому что здесь не всё так явно, как кажется. Этот дом с виду маленький, а внутри большущие хоромы. Эти хозяева, они, кажется, добры к нему, но разговаривают как-то с утайкой.

За завтраком все трое сидели за овальным столом. Андрей ожидал дворцовый зал, где почти на всю его длину растягивался стол, но вместо этого оказалась в меру просторная кухня совмещённая со столовой.

При встрече герои обменялись "Добрыми утрами" и стали есть. Перед Андреем оказалась его любимая еда, от которой он порой не мог устоять. Он объедался каждый раз. О чём жалел, но оправдывал себя чем-то вроде этого: "Зато было вкусно." И чаще всего вредно.

На столе были две пиццы, одна с ананасами, ветчиной и, естественно, с сыром, другая тоже с сыром, но уже с пепперони. Ещё было много шоколада, которым стоило его только поманить, круассаны, мороженое. И с краю лежало яблоко рядом с овсяной кашей.

Объевшись до отвала, он не смог затолкать в себя кашу с яблоком и совсем позабыл, что дальше ему предстоит тяжёлая физическая работа. Но он не подал виду.

Ну что, приступайте к своей работе. сказал Рикхард, вытирая рот салфеткой. Андрей, кстати, не обратил внимания на то, что ел хозяин и дворецкий.

Он сидел на пеньке и ждал пока еда немного осядет в недрах его желудка. Светало. На траве ещё был иней, постепенно превращавшийся в чистейшие капельки, маленькие кристаллы, скатывающиеся по росткам. Дул свежий ветер. Он чувствовал внутреннее удовлетворение этим моментом, хотя и не понимал причины, по которой он здесь находится.

Надо приступать. негромко приказал он сам себе.

Щепки летели во все стороны и раздавался треск берёзовых пеньков. Как правило, когда человек занят трудом, он не мыслит глубоко и вообще о чём-то размышляет, но к единообразным движениям начинаешь привыкать и делаешь их на автоматизме.

Андрей размышлял о том, не спит ли он до сих пор в том автобусе. "Это всё сон, наверное. думал он." Однако сон был слишком правдоподобен. Он настолько погрузился в раздумья, что не заметил, как к нему спереди подошла женщина. Точнее, привлекательная рыжеволосая девушка. Он отпрянул от дров и откинул топор.

Ты что испугался? Ну прости, я не специально. Я думала, ты меня видишь.
Эмм... он растерялся.
Ты не устал ещё? заботливо спросила девушка.
Не, нет. Андрей взглянул на солнце. Навскидку было часов двенадцать.
Ты не хочешь передохнуть в доме?
Рикхард сказал, что я должен до вечера закончить с дровами, а я ещё и половины не наколол.

Он посмотрел на кучу берёзовых поленниц и только сейчас задумался, откуда они здесь взялись. За ночь столько невозможно было сюда привезти. Хотя... С самого начала можно было догадаться, что здесь не стоит удивляться подобного рода чудесам.

Девушка вызывала беспокойство у Андрея, но в тоже время соблазняла своей красотой. Он признался сам себе, что боялся этих двух чудиков: Рикхарда и Альберта. В них было очень много загадочности, которая побуждала недоверие у их гостя.

Ну ты же не можешь это делать весь день. Тебе надо отдохнуть. ответила девушка.

Он согласился, и они ушли в дом. Там не оказалось Рикхарда и Альберта, как будто испарились. Неудивительно.

Андрей с девушкой сидели в той самой столовой, которая веско преобразилась. Стало больше света, отражавшегося от белого платья, надетого на девушке, и заполнявшего всю комнату. Двустворчатая дверь, ведущая в сад, была открыта. Ветер слегка потеплел и нежно касался кожи, залетал под одежду и щекотал. Он раздувал занавески, так что те напоминали паруса бригантины, спешащей на всех порах и рассекавшей морские просторы.

Дорогой, его будто ударило по затылку, я тебе нравлюсь?
Я... Да. Наверное. отрывисто ответил он.
Хорошо.

И это "хорошо" отмело все мысли о хозяевах дома, неясной для него ситуации с этой девушкой, которая была несравнимо красива, да и о дровах.

Прекрасная девушка приготовила Андрею блины, кокетливо щеголяя бёдрами перед ним будто под музыку. Сам того не заметив, он подошёл к ней и уже держал её за талию. Она не противилась, а даже заигрывала.

Они лежали на просторной двуспальной кровати на втором этаже. Огненно-красное солнце, уходившее за горизонт, проскальзывало кривой линией между колышущимися сквозняком занавесок.

Почему я должен выполнять эту работу, рубить дрова? спросил Андрей. Они ведь... Они вообще кто такие, этот Рикхард и Альберт? И с какой стати они решили, что будут помыкать мной. Сейчас, конечно. Мигом полечу рубить эти злосчастные дрова. На кой чёрт мне то это сдалось, я не понимаю?
Хочешь, я сделаю тебе массаж?

Совершенно не обращая внимания на сказанное Андреем, девушка перевернула его на спину и стала растирать спину. Позже она принесла заваренный чай с кухни. Так они болтали ни о чём и пили чай до самой ночи. После легли спать.

Сквозь сон Андрей слышал отдалённый звук. Знакомый звук. Барабаны! Присев на кровати, он протёр лицо, сказал что-то невнятное девушке, но не услышал ответа. Он повернулся к противоположной стороне кровати, её не было. "Может она уже проснулась и спустилась вниз? подумал Андрей." Открыв дверь он увидел перед собой две фигуры в тёмном коридоре. Его сердце бешено забилось. Он захлопнул дверь и подпёр креслом. Грохот барабанов обрушился на Андрея со всех сторон, становясь громче и приближаясь к нему, но источника звука он не видел, источником был сам дом. Андрей сжался на полу и стал похож на эмбриона. Он заснул.

Солнце уже было высоко, когда он очнулся. Он отлежал себе правую щёку на ковре. Он стал подниматься, но это давалось нелегко. Андрей походил на пьяницу. Хватался за предметы, попадавшиеся ему на пути, чтобы дойти до двери. Её, видимо, не открывали, потому что кресло ещё упиралось в ручку. Он кряхтел от гула в голове, всё кружилось и плыло в его глазах.

Девушку он обнаружил сидящей на диване в гостиной, она читала книгу.

— Где ты была? — с трудом произнёс Андрей.
— Здесь, где же ещё?! — кинув взгляд на него ответила она.
— Нет. Где ты была ночью?
— С тобой, конечно.
— Нет, тебя не было, когда я проснулся ночью! Ты не слышала, как били в барабаны?
— Может тебе приснился кошмар? — она подошла и приложила руку к его лбу. — Как ты себя чувствуешь?
— Ай... — он отмахнулся от неё рукой.
— Послушай, я должна буду уехать завтра ненадолго. Ты подождёшь меня?
— Куда ты уезжаешь?
— Да так, к родственникам. Так что, ты дождёшься меня?
— Для чего?
— Мы с тобой отправимся в путешествие, ты же так мечтал об этом.

Андрей понимал, если она уедет, он останется один с Рикхардом и Альбертом, а этого он боялся сейчас больше всего. Но выбора не было. Или был?

Андрей пошёл на кухню, чтобы перекусить чего-нибудь. Он заметил старомодный кошелёк, который, по-видимому, принадлежал девушке. "Вот он, шанс! — прокричал в мыслях Андрей." Он открыл кошель, там были какие-то странные бумажные деньги, но это были деньги, на которые он, может быть, сможет выбраться отсюда. "Но девушка останется не у дел — донёсся внутренний голос. — К чёрту всё! Мне нужно выбраться. К тому же, она тоже не так проста, как кажется." Андрей стащил деньги и засунул их за пазуху.

"Теперь надо подумать, каким образом можно сбежать. — думал он. — Надо расспросить девку, на чём она собиралась уехать." Андрей вернулся в гостиную.

— А как ты собиралась уехать?
— На автобусе, он здесь каждый день ходит.
— Автобус? — переспросил Андрей. — Но как?
— Это необычный автобус, проезд оплачивается особенными деньгами, а их очень трудно достать. Я собрала, всё что у меня было и добавила ещё немного от умерших родственников. — она перестала читать книгу.

Андрей начал колебаться — брать деньги или дождаться её: "Может она не врёт, может она поможет мне спастись из этого места?" Но выбор уже был сделан.

Пока девушка принимала ванну, Андрей оделся и побежал к тому месту, где его высадил автобус. Просёлочная дорога тянулась из густого леса, там было черным-черно.

Андрею не пришлось долго ждать — автобус подошёл. Двери открылись, он вошёл, подал одну купюру водителю и тот повернулся к Андрею. Это был Альберт. Андрея охватил дикий ужас, когда тот перелез через водительское сиденье. Андрей получил глухой удар в челюсть и потерял сознание.

Он очнулся лежащим на сырой земле. Он попытался встать, но был бессилен. Он перевернулся на спину. К нему подошла девушка с чемоданом.

— Я думала, ты дождёшься меня и мы уедем куда-нибудь, а ты... Ты вор! Ты никчёмный человек! — прокричала она лежащему в недоумении Андрею.

Она пошла в сторону остановки автобуса, который уже ждал её.

— Стой! — прокричал Андрей, не заметив, как встал на ноги. — Тварь! Твари! Чтоб тебя!

Он смотрел, как её волосы колыхались из стороны в сторону пока она шла. Когда она вошла в автобус, он сдвинулся с места, чтобы попытаться добежать до автобуса, но его перехватила рука Рикхарда.

— Куда это ты собрался? У нас же был уговор, ты что не помнишь?
— Да иди ты к чёрту! Я тебя не боюсь.
— Может быть, но двуствольного ружья ещё никто не переставал бояться. — Рикхард поднял ружьё и направил на Андрея.

Он понял, что всё это время был абсолютно без одежды. И это ещё больше сердило его.

— Ты должен был рубить дрова, а вместо этого занимался чем попало. Так дела не делаются, мой друг. За работу!

Андрей крепко стиснул рукоять топора в руках. Взмах, взмах щепки летели во все стороны и раздавался треск берёзовых пеньков. Начал моросить дождь. Стало слишком мокро для того, чтобы крепко держать топор, а ноги скользили по грязи — невозможно было хорошенько размахнуться и попасть точно по пеньку. Но у Андрея ещё было немного сил и, когда он встал, чтобы отдышаться, Рикхард сделал шаг к нему и опустил ружьё. Взмах — удар. Топор застрял в ключице Рикхарда. Ружьё упало в грязь. Из дома вышел Альберт, изумлённый от увиденного. Андрей резким рывком вытащил топор и начал кричать в сторону дворецкого. Крик был настолько пронзительным, что Альберт прикрыл глаза и закрыл уши руками. Взмах. Андрей упал в грязь. Дождь усилился. Капли крови от брызг на его теле размывались. Его глаза залило водой так, что он не могу их больше открывать, вода просачивалась всё глубже. Он чувствовал боль, как будто ему вырезают глазницы, но он был спокоен.

Андрей ударился лбом от резкого торможения автобуса. Ошарашенными глазами он осматривал всё вокруг. На него глядели люди. Он выбежал из автобуса, как только открылись дверцы, растолкав выходящих. Он бежал со всех ног, как только мог, домой. Быстрыми движениями открыл дверь подъезда и потом квартиры. Захлопнул дверь и передёргал все замки на ней. Прошёл в ботинках в зал, упал задом на диван. Андрей услышал откуда-то мяуканье и вспомнил про кота. Он посмотрел на свой левый ботинок:

— Вот дерьмо.