Скромняга Леопольд II и отрезанные руки жителей Конго

«Какой хороший мальчик, » - восхищались бабули у подъезда к бельгийскому королевскому двору. А скромный Леопольд каждый раз проходил мимо них и весь наливался красками от столь лестных комплиментов престарелых мадемуазелей.

Семнадцатилетнего Лео рано женили на шестнадцатилетней эрцгерцогини Австрийской, что должно было повлечь за собой уйму прелестных политических преимуществ.

Как часто случается, брак по расчету не приносил супругам семейных радостей, зато приносил детей (которых, кстати, Лео не торопился признавать своими, но и чужими не называл).

Все изменилось, когда помер отец Леопольда II. Леопольд I оставил сыну-тихоне молодую, стремительно развивающуюся страну, не далеко политического змеиного гнезда.

И деньги у Бельгии ест, и немного войск есть и управители не глупые, но вот колоний не хватает. У всех соседей есть колонии, а у бельгийцев – нет. Не справедливо.

Зато справедливо будет заметить, что новоиспеченный король Леопольд II был человек далеко не глупый и прекрасно понимал, что его родная страна сей час нуждается в двух вещах – сильной армии и деньгах. Последнее можно было добыть из богатых колоний и приобрести за него первое.

Раз уж в Европе 1860-х беспрерывно шли споры о разделе земель Африки, тихий бельгиец тоже решил присоединиться. Леопольд понимал, что ему не в силах тягаться с Англией, Францией или Португалией, потому нужно было решить проблему головой.

Пораскинув мозгами по узким бельгийским проулкам, король пришел к гениальному умозаключению – создать Африканскую международную ассоциацию.

Суть стартапа такова – берем всех ядовитых змей европейских правителей и привлекаем их в свою программу, которая планирует мирно и честно разделить имеющиеся и не открытые земли Африки между участниками проекта.

Учуяв возможность отхватить себе побольше колоний, монархи полетели в ассоциацию, как мухи на открытую банку варенья.
Африка в 1870 году.
Африка в 1870 году.
Африка в 1900 году.
Африка в 1900 году.

До средины 19 века цепных колонизаторов сдерживали непроходимые джунгли, кровожадные туземцы и малярийные комары.

К 1880-му у них были три решения проблем.

  • Джунгли не страшны пароходам.
  • Туземцы падут от новых разработок талантливых оружейников.
  • Малярию можно изгнать хинином и утренней зарядкой (но это не точно).

Как только первые участники клуба анонимных исследователей показались на малярийных болотах Центральной Африки, дикие африканцы учуяли запах свободы и взялись активно доедать других африканцев, пока та самая «свобода» это им не запретила.

Огромный успех имели хитрые бельгийцы, которые забрались в самую глубь континента – бассейн реки Конго и начали заключать выгодные договоры с местными вождями.

Думаю, суть договором и так ясна – вы нам свою землю, ресурсы и жителей, а мы вам христианство и ракушки.

Доклады, которые поступали королю, говорили о том, что флора и фауна региона очень богаты, особенно дикими каучуковыми деревьями, из которых ученые научились получать резину. 

Спрос на нее в конце XIX века стремительно растет. Не говоря уже о слоновой кости, из которой тогда делали искусственные зубы, клавиши для пианино, подсвечники, шары для бильярда и многое другое.

Бельгийцы начали потихоньку осваиваться в Конго, но окончательную точку поставила Берлинская конференция 1884-1885 года.

Отто фон Бисмарк недоумевает почему в Германии меньше колоний, чем у Франции
Отто фон Бисмарк недоумевает почему в Германии меньше колоний, чем у Франции

Если лаконично, то на ней комиссия постановила, что все захваченные земли Африки остаются на попечение их захватчиков, а территория у реки Конго переходит под власть Леопольда (не «короля Бельгии Леопольда II», а лично «Леопольда»).

Так случилось, что бывалый скромник и тихоня стал самым большим в мире землевладельцем и, заодно, рабовладельцем.

«Государство, сувереном которого провозглашен наш король, будет чем-то вроде международной колонии. Там не будет монополий и привилегий. Совсем наоборот: абсолютная свобода торговли, неприкосновенность частной собственности и свобода навигации».© Леопольд II

Решения Берлинской конференции обязывали Леопольда II прекратить торговлю рабами, гарантировать соблюдение принципов свободной торговли, не вводить пошлины на импорт в течение 20 лет, а также поощрять благотворительные и научные исследования в регионе.

Создается инфраструктура экспроприации: на обоих концах реки Конго при помощи многочисленных опорных пунктов военного и торгового назначения возникают города, налаживается трафик ресурсов из глубинных районов Конго

Похоже на то, что цивилизация ворвалась в пещеру к диким жителям Конго, даже название красивое подобрали - Свободное государство Конго. Хм.

Вот только задачей «торговых пунктов» было принудительный отбор ресурсов у коренного населения.

Производство на когда-то диких просторах Конго взлетело на невиданные высоты, а ресурсы вывозились в Европу вагонами.

Доходы самого короля Конго от его владений выросли с 150 тысяч франков (1880 год) до 25 миллионов в 1908 году.

О вопросе работорговли.

Вы же теперь свободны! Почему вы не рады?
Вы же теперь свободны! Почему вы не рады?

Формально, для борьбы с работорговлей король учредил Общественные силы.

Офицеры были наемниками из «белых» стран, а рядовые бойцы, выполняющие самую «черную работу» (хе-хе), набирались по всей Африке («дикая милиция»). Колониальные власти не брезговали даже вербовкой каннибалов.

Принцип прост – ты хочешь поднять немного ракушек, послужить своей стране и пострелять сородичей – добро пожаловать. А о рационе позже поговорим.

В порядке вещей было и воровство детей, которые впоследствии, пройдя соответствующую подготовку, пополняли ряды бравых бойцов ОС.

Главной задачей ОС стал контроль за обеспечением норм выработки.

За недостачу сухого каучука сборщиков пороли, практиковалось отрубание рук, а за порчу каучуковых деревьев убивали и съедали (или нет).

Бойцов ОС также наказывали за чрезмерное расходование патронов, поэтому отрубленные руки (доказательство выполненного задания) тщательным образом складировались, чтобы начальство было уверено в том, что патроны не пропали зря.

Для выполнения заданий бойцы ОС не гнушались и захватом заложников, за отказ работать уничтожались целые деревни, мужчин убивали, а женщин насиловали или продавали в рабство. Кроме сдачи каучука населению колонии вменялось снабжение продовольствием бойцов ОС, таким образом, население колонии должно было содержать своих убийц.

Ой, да не утверждаю я, что скромняга-Леопольд лично отдавал приказ насиловать каннибалов и есть женщин, но вот кое-что никак не дает покоя: «свобода торговли, неприкосновенность частной собственности и свобода навигации».

Получается, что убитые жители Конго действительно перестали быть рабами (чей-то собственностью), ведь собственности он гарантировал неприкосновенность.

Мы принесли вам свободы, позвольте отрубить вашу руку?

Леопольд II не считал нужным строить больницы или даже здравпункты на подвластных ему землях. Ему было абсолютно побоку на этих вчерашних людоедов. Во многих районах свирепствовали эпидемии, унося жизни десятков тысяч конголезцев.

Немного цифр:

  • Примерное население Конго 1885 года – 30 млн. человек.
  • Примерное население Свободного государства Конго в 1915 году – 15 млн. человек.
Ну что, поможем Леопольду Путешественнику найти пропавших жителей?

Почему же, собственно, Леопольд II, который всегда отличался своей рациональность и скромностью устроил такой беспредел в Конго.

Всё просто – жажда подзаработать и молодая любовница.

Жена давно уже перебралась жить к родителям, а дочери выросли и удачно вышли замуж, зато молодая (17 лет) француженка Бланш Делакруа вскружила голову старому (около 60) королю.

Бланш Делакруа, а для друзей - баронесса Воган в зрелом возрасте
Бланш Делакруа, а для друзей - баронесса Воган в зрелом возрасте

Если ранее мысли Леопольда были направлены в сторону развития своей страны, то теперь деньги уходили на дачи, технику, модные шмотки и увлекательные путешествия.

Об их отношениях писала вся жёлтая пресса, а сам Леопольд не давал никаких комментариев.

За 5 дней до смерти монарха они расписались и шокировали знать своим завещанием.

Король оставил каждой из своих трех по дочерей 3,750 млн. франков (к слову, от отца он получил 15 млн. наследства). Все свои другие огромные сбережения, недвижимость, компании, ценные бумаги и самое главное Свободное государство Конго он передал той, которая покорила его сердце с ранних лет – любимой Бельгии.

Ты можешь годами нежится в объятиях молодой любовницы, но о любимой стране не забудешь никогда.