Антикоммунизм и фабрикация документов

23 November 2020
Антикоммунизм и фабрикация документов

Историк К. Назаренко на фестивале "Цифровая история" разоблачает т.н. "документы Сиссона" и высказывает мысль:

"Я не исключаю, что сам Оссендовский психологически верил в связь большевиков и немцев, при этом понимал, что до настоящих документов ему не добраться, но поскольку он был убежден в том, что эта связь была, он фальсифицировал документы, но как бы не то чтобы фальсифицировал и хотел кого-то обмануть, он хотел, наоборот, разоблачить".

Пожалуй, данную оценку можно с полным правом применить и в отношении "архитектора перестройки" А. Яковлева, который, так же как и Оссендовский, люто ненавидел большевизм, считал его болезнью и, во имя излечения России от этой "заразы", пошел на массовую фальсификацию документов. Но вот незадача: когда речь идет о связях Ленина с немецким генштабом, историки из ЦИ прекрасным образом разоблачают фальшивые документы со всеми печатями и подписями, но как только речь заходит о точно таких же фальшивках по т.н. "большому террору", вот тут-то они резко теряют свою удаль и покорно повторяют все эти перестроечные страшилки про мифические "тройки НКВД", покрошивших полмиллиона человек за полтора года, про злодея Сталина, который не ел и не спал, а целыми днями подписывал "расстрельные списки"* и прочую чушь. А всё дело в том, что историков интересует не истина, как таковая, а соблюдение корпоративных интересов: про "Ленина-шпиона" можно дискутировать, а вот про "палача-Сталина" — ни-ни! А наши левачки, завороженные буржуазной идеологией исторического объективизма, смотрят в рот различным жуковым и пыхаловым, в частности А. Рудой, и повторяют, словно попугайчики, про "трагедию 37-го года"!

В реальности никакого "большого террора" не было и быть не могло. Реальный приказ №00447 был заменен на фальшивку, искажающую все последующие события. Никаких "троек НКВД", расстреливающих народ направо и налево, никогда не существовало. Все эти якобы выписки из протоколов нелепы и не поддаются проверке.

Это не означает, что не было репрессий и не было смертных приговоров, но все они осуществлялись в рамках УПК. Репрессивная политика диктатуры рабочего класса в СССР была научно обоснованной, носила оборонительный характер и представляла собой форму социальной защиты завоеваний революции в классовой борьбе. Любое нарушение социалистической законности, допущенное при употреблении мер государственного принуждения, являлось преступлением и каралось соответствующим образом по советских законам, наносило урон авторитету и могуществу власти рабочего класса. Концепции "перегибов", "летящих щепок", "допустимых жертв" не имеют отношения к государственной политике СССР. Наряду с мифом о"сталинских репрессиях", антикоммунистическая историография чрезвычайно богата и на другие различные антинаучные трактовки, вплоть до самых бредовых. Но всё-таки главное в ней — это ряд "общепризнанных" мифов, в основе которых положены фальшивые документы и другие сфальсифицированные источники.

Версия о происхождении "числа жертв" изложена здесь

Также рекомендуем разбор фальшивки о запрете пыток

Изучайте замечательный цикл статей тов. Федотова:

I. Доклад Хрущева о "культе личности"

II. "Архипелаг ГУЛАГ"

III. Репрессии

IV. "Тройки НКВД"

V. "Московские процессы"

VI. "Московский центр"

VII. Процесс Пятакова-Радека

VIII. Роль Троцкого

IX. Вредители

X. "Репрессии" или чистка?

XI. Дело Тухачевского

XII. Процесс Бухарина-Рыкова

*Хлевнюк пишет: «Материалы из фонда И.В. Сталина, а также из фонда Политбюро, показывают, что руководство массовыми операциями по ликвидации „врагов“ в 1937–1938 гг. занимало значительную часть времени диктатора. За 20 месяцев (в январе 1937 – августе 1938 г.) Сталин получил от Ежова около 15 тыс. так называемых спецсообщений с докладами об арестах и карательных операциях, с запросами о санкционировании новых акций, с протоколами допросов. Таким образом, от Ежова в день приходило около 25 документов, во многих случаях достаточно обширных».

Фальсификаторы явно переувлеклись личной ролью вождя, настряпали аж 15 тыс. конвертов от Ежова. Теперь выходит, что Сталин полтора года только и сидел читал показания, подписывая «расстрельные списки». Фарс.