Лечо

10.02.2018

  Выходной, как и все хорошее, заканчивался. Я уже настроилась на рабочее утро,  когда раздался звонок в дверь – появилась соседка с просьбой измерить артериальное давление. Я быстренько измерила и обрадовала ее – все нормально. Обычно она приходила поговорить о превратностях жилищно-коммунального хозяйства, о ценах и, только лишь после такого предварительного «разговаривания», просила измерить ей артериальное давление. Мне не трудно провести измерения, но всегда интересно, как она постепенно подводит меня к этому занятию.
     Если все предыдущие обращения ее были не сложными, то в прошлый раз все было непросто. Вечером раздался звонок в дверь, а я собралась принять ванну. Открывать двери желания не было совсем, но что-то меня подтолкнуло – открыла. Стоит моя соседка и выражение «лица на ней нет», как раз к случаю. Соседи у меня глухонемые, поэтому у меня с ними особые отношения: всегда стараюсь  помочь.
     Да уж, это общение! Как только въехали в этот дом, так оно и началось - наше общение. В ее семье только она немного слышала и  говорила, остальные были «молчащие». Когда родился  первый внук, она мне с радостью сообщила, что у него цел слуховой нерв. Мальчику тогда помогли врачи, новые технологии,  и теперь он слышит и говорит. Второй внук – пока молчит, но по губам понимает четко. Что касается меня, то я с ними общаюсь,  почти не замечая молчаливости.
     Обычному человеку проще в жизни, когда слышишь, говоришь. Людям без слуха и речи очень сложно, поэтому для себя я решила –  буду им помогать.
Так вот, открыла я дверь, а соседка даже не заходит, рукой показывает на область сердца и жестами объясняет, что мне надо с ней пройти и, там в ее квартире, измерить артериальное давление кому-то. Я, прикинув вероятные риски, собрала  необходимые лекарства, тонометр  и пошла в гости.
     В квартире проживает еще ее дочь вместе с зятем и внуком. Внук мужественно играл на компьютере, включив его на всю громкость (я не удивляюсь этому, так как уже слышала про вживляемые импланты – вроде так называется, на ресурсе Глухих.net много  пишут про разные технические штучки для глухих). Его мамы не было видно, но запах из кухни выдавали процесс консервирования. Соседка провела меня в комнату, где на кровати лежал её зять, который и оказался больным.
    Мужчина был высоким, плотного телосложения и на вид ему лет за тридцать пять. Чем он так страдал, было непонятно, но глаза умоляли о помощи. Я, сделав рукой успокоительный жест, присев на кровать, приступила к процедурам обследования: пульс, сердце…
   Я  прислушиваюсь к сердцу заболевшего зятя, а рядом застыла соседка, ребенок и из кухни принеслась его жена с большой сумкой, которую она не просто  поставила на пол, а грохнула изо всех сил. Не специально грохнула, а потому как  не слышит и действия в режиме «тихо»  у неё не получаются. Потом, после «сбрасывания» на пол пакета с домашними тапочками  ее мужа, я поняла - тишины просто так не добиться и попросила бумагу для переписки.
     После нескольких предложений выяснила, что зять и дочь соседки занимались консервированием, а сама соседка ушла в магазин, так как чего-то не хватило. Во время закатывания крышки на банках, зятю вдруг стало плохо. У него прихватило сердце, да так, что он не мог пошевелиться. Мужчина испугался и, решив, что умирает, начал со всеми прощаться. В этот момент и вернулась из магазина моя соседка, его тёща. Она, вникнув в происходящее, тут же пошла ко мне, как к специалисту по «охране здоровья ее квартиры», так как  на протяжении уже многих лет, всегда советуется со мной в плане здоровья.
   Пока она ходила за мной, ее дочка уже приготовила мужу огромную сумку в  стационар. Я, пока происходило измерение давления, начала  всех успокаивать. Измерение показало - гипертонический криз. 
     Я подробно объяснила последовательность своих действий, записала их на бумагу и отправила женщин на кухню за стаканом воды.  Наш больной, с вымученным взором, стоически выпив таблетки, приготовился к неизвестности. Мы все стали ждать начало  действия таблеток. 
     Через пятнадцать минут измерили давление – оно снижалось. Женщины и больной сразу повеселели и стали оживленно между собой обмениваться жестами, указывая в мою сторону и на потолок.  Еще через несколько минут произвели замер – давление ползло вниз, но еще было высоким. Но когда минут через десять, больной дал подзатыльник своему сыну, который из-за ослабления в его сторону контроля,  стал подпрыгивать на компьютерном кресле, я написала на листе бумаги: «Все хорошо. Поездка в стационар на скорой помощи не состоится. Ваш Больной здоров!»  Для подтверждения моих слов,  провели контрольное измерение артериального давления и цифры были нормальным. 
     Все заулыбались. Я пошла домой, оставляя за собой здорового соседа, улыбающихся женщин, орущего ребенка и запахи – соседи консервировали «лечо».

© Copyright: Марианна Никульникова, 2015
Свидетельство о публикации №215032901940