Новогоднее послесловие

За два дня до наступления Нового года, когда старые  дела доделаны, а новые  не начинались совсем, в комнате персонала сидели двое мужчин, ожидая  часа окончания работы. Было тихо и  сонливо.

- Слушай. Сергей, - обратился к приятелю, сидящему  у окна,  старинный друг и соратник Валентин, - а ты в детстве был послушным? Ну вот, скажи мне, как считаешь с высоты пятидесяти лет?
- А зачем тебе это, - спросил Серега, но по всему стало видно, что вопрос понравился.
- Да так, интересно вдруг стало.
- Ну, на мой взгляд, я был нормальным… Смотри, женщина елку потащила, хорошая высота и красиво будет в комнате стоять. Пахнуть будет. Знаешь,  когда мне было лет пятнадцать, в нашем доме жила женщина, такая противная, что мы проклинали ее каждый день. Дело все в том, что она каждый день докладывала родителям про наши «подвиги». И тогда родители нас начинали воспитывать. Но однажды «отмщение» наступило! 
В  доме культуры закончились новогодние праздники, ёлку раздели от  украшений и выбросили в овраг. Мы же жили в сельском поселении, поэтому  чувствовали себя хозяевами всей территории. Я, проходя мимо этого оврага, вдруг придумал месть женщине-докладчице.
И вот, под покровом ночи притащил эту елку, высотой почти в пять метров (в клубе ставили только такие, ограничиваясь  высотой потолков) к своему дому.
Жили мы в доме на четыре семьи. Мы - на первом этаже, а на второй этаж, где проживала эта дама, вела крутая узкая лестница. Просторами, коридорчик и площадка второго этажа не отличались, но в этом и была вся «соль» мести.
Ухватив за макушку елку, я  долго затаскивал ее на второй этаж  под двери этой злыдни. Постарался очень плотно  придвинуть елку к двери. Завершив подготовительные работы, я еле протиснулся на улицу, так как елку постарались выбрать пушистую и с большим количеством лап.
Уже на улице, я просто  обалдел от счастья и предвкушения исполнения мести. Подумав о месте, где можно дождаться исполнения акта возмездия, я засел в старенький сарайчик и стал ждать! Ждать пришлось недолго – туалетов в доме не было и поэтому все удобства находились во дворе. Исходя из этого, я просто ждал, когда у тетеньки появится потребность выхода на улицу.
И вот двор огласили вопли жертвы: «Рятуйте, громодяне! Рятуйте, люди добрые! Ослобоните из каталажки! Рятуйте!».  Тетка орала и билась плечом в дверь, пытаясь  выпихнуть елку с этажа. На эти вопли, учитывая то, что все уже давно спали, отреагировали не все жители нашего дома, а только мой отец. Он прибежал на вопли и оценил ситуацию. В этот момент я понял, что надо «незримо» просочиться домой в кровать. Это решение укрепилось после того, как среди воплей стало ясно звучать мое имя.
Пока я раздумывал над возвращением домой, мой отец, вооружившись топором, стал «прорубаться» сквозь  ветки наверх,  к соседской двери. Задача была не из простых, так как я очень постарался втолкнуть елку в маленький коридорчик. Да и думать о том, чтобы просто вытащить елку за ствол, даже сама мысль была неисполнима. Это, знаешь ли, как закрытый зонтик всунуть куда-либо, а потом, раскрыв  - постараться вынуть.
Так и с елкой: отец перепробывал все способы, чтобы жертву скорее выпустить, но ветки просто растопырились, упирались в стену, в ступеньки, в потолки. Короче, елка не желала покидать дом.

Я тихонько вылез из сарайчика, подошел к нашему крыльцу и сразу попался на глаза папе. Поняв это, я пролепетал слова о решении помочь. И стал помогать. Помогаю относить нарубленные ветки, а в голове крутится стих Н.А.Некрасова:  «Откуда дровишки?» - Из лесу, вестимо:  отец, слышишь, рубит, а я отвожу».
Время прошло незаметно. Ветки срубили, ствол вытащили – тянули вшестером! Вот так и закончилась месть.
Потом долго еще пытались узнать: сколько было человек, для запихивания елки внутрь. Но, что особо хочу отметить, после елки, тетенька отвлеклась от нас на другие объекты. И, знаешь, как-то мне не очень весело было. Так что, видно не очень хорошим ребенком -  подростком я был.