Светка

10.02.2018

     Ох, эти страшные россказни и всяческие страшилки! Никогда бы не поверила в «сверх что-то», если бы не один случай. Все было просто и одновременно странно. Короче, мы с подружкой начитались всяческой дребедени, начиная с языческих обрядов и заканчивая картами предсказательными. Мне порядком надоели подружкины «замирания» от слов, применяемых в картах про какие-то арканы: старшие и младшие, для «посвященных» и не очень – это было временами интересно, а временами - тоскливо.
     Кульминация наших «мистических изысканий» наступила очень быстро. У моей подруги Светы был возлюбленный Виктор. Отношения их были «длительно-утомительными», так сказать – без особой ответственности. Светлана мечтала выйти замуж, а ее друг ничего такого даже и не думал. Больше шести лет продолжалось такое их существование, пока подружке не показалось, что друг стал «остывать в ее сторону» - встречи стали короткими, зато промежутки между ними измерялись уже месяцами.
     Городок наш небольшой и очень быстро стало известно  имя нового любовного интереса Витеньки. Посмотрели мы вместе со Светкой на эту соперницу и определили следующее: Светка гораздо красивее, фигуристее и вообще лучше. Но вот Витя, был другого мнения. Мне было жаль подругу, но как повлиять на человека, если прошли уже отношения – непонятно. Вот так и слонялись по городку: пара влюбленных, а за ними следовала тень отвергнутой влюбленной, роль которой исполняла Светка. За ее любовными переживаниями мне было смотреть некогда, а повседневная занятость сделала наши встречи редкими, зато телефонные переговоры и «отчеты» за прошедший день стали постоянными спутниками моего вечера.
Неожиданно умирает отец Виктора и, так как в нашем городке почти все были знакомы между собой, мы со Светкой тоже  появились с цветами и венком в квартире умершего  к назначенному часу. Отец Виктора был замечательным человеком, поэтому почтить его память пришло много людей.
     Пригласили священника, как завещал покойный.  Всем раздали свечи, зажгли, и началось отпевание покойного  тихим возгласом: «Благословен Бог наш…».  Вдруг показалось, что в квартире  стало пусто и есть только голос священника: «Со духи праведных скончавшихся души раб Твоих, Спасе, упокой, сохраняя их во блаженней жизни, яже у Тебе, Человеколюбче …».
     Несколько женщин, которые постоянно ходили в церковь, подхватывали в нужном месте слова песнопения – окружающие внимательно слушали, горели свечи. Все понимали – присутствуют на печальном провожании.  Народ стоял вокруг ушедшего, опустив головы, но когда женщины вместе со священником запели «Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная...», слезы появились даже у мужчин.
     Панихида закончилась и Светка,  схватив меня за руку, потащила через толпу на улицу. Пробравшись между знакомыми, попутно шипя извинения за наш огромный венок, который цеплялся буквально за всё и всех, мы выскочили на улицу и застыли прямо перед подъездом, вместе с остальными людьми, образовав из венков коридор, через который уходил в последний путь хороший человек. Жалко было  человека до слез – очень уж возраст был неподходящим для ухода из земной жизни.
     После похорон я Светку опять не видела, а только слышала по телефону. Но однажды она появилась  у меня в гостях. Пришла, как всегда, без оповещения.  Попив чай с конфетками, мы, сидя на диване и смотря телевизор, болтали о всякой ерунде. И уже перед самым уходом, Светка мне неожиданно заявила:
- Я сегодня была в гостях у Виктора. Прошло же девять дней со дня смерти его папы.
- И правда, а я призабыла. Да, жалко. Как там Витя и его мама, уже полегче ей стало? На похоронах  было больно на нее смотреть.
- Да, уже ничего. Там приехала ее сестра из Питера. Приехала на несколько дней, отпуск взяла.
- А Витя?
- Витя? Витя со своей новой любовью. Она там уже как полная хозяйка себя ведет. Бегает с тарелками, на стол подает, хозяйничает. А он как теленок, так и сморит ей прямо в рот. Противно!
- Успокойся, Свет! Что ты прилепилась к человеку? Слушай, а с чего это ты туда поперлась? У людей такая потеря, а ты на бывшего парня посмотреть!
- Я, поэтому, и не взяла тебя с собой. Ты бы отказалась.
- Конечно! Что это, цирк, блин?! Отвяжись ты от человека и найди себе другое увлечение.
- Да, тебе легко говорить! Он мне нравится.  Нам было хорошо вместе… Раньше нравилась, а потом нет. Почему теперь я разонравилась? Ну,  ничего, он у меня будет шелковым. Я знаю способ вернуть его обратно. Знаешь, вычитала способ: надо взять свечки, которые были в руках у человека и спрятать их у себя в квартире. И человек обязательно будет ходить в эту квартиру.
- Ага, даже  после продажи этой квартиры или пока дом не снесут, а потом на пустое место? Ты совсем чокнулась! Дать липкую ленту голову на место примотать?
- Да ну тебя!  Ладно, я пошутила. Пойду домой. Пока!
- Придурошная! Разве так шутят? Пока!

     Закрыв за Светкой дверь, я немного почитала  книжку и легла спать. Как-то сложно было заснуть: все казалось, что Луна мешает. Закрыла шторы, чтобы не так светло в комнате было. Хотя небо все в облаках, но Луна была такого  желтого цвета, что напоминала солнце, только на черном небе.
     Наконец я улеглась и, закрыв глаза, стала ожидать засыпания, отгоняя мысли о работе, о всякой ерунде. Вроде заснула, но опять проснулась. Проснулась с ощущением, пристального рассматривания моего лица. Открыла глаза и, конечно же,  в комнате было очень светло – Луна просто зависла перед моим балконом. Встав, чтобы задернуть штору, попутно вспомнила, что уже вроде такое действие было, балкон я перед сном  закрывала.
      Взявшись рукою за штору, я оглянулась на комнату и увидела, что в комнате стоит человек. Страха особого я не испытала, но шторку  не стала закрывать. Человек кивнул головой в знак одобрения такого действия и протянул мне плащ. Я завернулась в плащ, так как чувствовала, что сопротивляться смысла не было: это ведь сон! Взяв меня за руку, незнакомец повел меня на свет Луны. Я отчетливо чувствовала прохладный ветер, но не чувствовала  руки сопровождающего совершенно, но понимала - меня крепко держат.
     Пока я это все осознавала, мы с ним оказались  на балконе  большого концертного зала. Потом почувствовала мягкость и уютность большого кресла...  На маленький столик возле меня поставили фужер (мне?). Запах и цвет напитка был очень завораживающим, но я рассматривала окружающее пространство. Балкон оказался просторной театральной ложей. Зал напоминал наш театральный, только убранство было богаче. Люстра  очень красивая и  огромная, мерцала разноцветными огоньками.
    На сцене  шло представление, но слов не было слышно. Зрители все сидели в шелковых плащах разного цвета и внимательно смотрели на сцену. Осмотрев зал, стала разглядывать тех, кто находился рядом со мной. На них тоже были разноцветные плащи, а на мне  и  на моем спутнике – черные. Возникла мысль держаться ближе к своему сопровождающему, он был для меня единственным "знакомым" в этой обстановке. Рассматривая всех, я заметила, что не вижу ни одного лица.
    Лица были скрыты глубокими капюшонами. Я стала вглядываться во всех окружающих, стараясь увидеть лица, но  могла видеть только один профиль своего спутника, который неторопливо пил напиток. Заметив мое беспокойство, он  жестом руки предложил мне тоже выпить напиток, но я отказалась. На мой голос повернулись все те, кто сидел в ложе. Они обернулись, но я опять не увидела лиц.
    В это время в ложу принесли большой поднос с фужерами и стали раздавать всем сидящим, но меня обошли стороной. Мой незнакомец-сопровождающий подошел к  креслу и, став за моей спиной, сказал, что есть кто-то, кто просит ему помочь. Голос его не звучал, но мне казалось, что я его слышу. Речь шла о свечах, которые нельзя держать дома. А еще была в его речи просьба-приказ: никогда так больше не делать. Посмотрев  на того, кого он мне указал, я увидела умершего отца Виктора. В голове отчетливо  зависла мысль о месте моего визита. Стало страшно и я, как заведенная, стала повторять: «Отче наш, иже…». Тело мое мне не подчинялось, руки не слушались - мне стало страшно!  Совершенно перестав воспринимать все происходящие со мной с точки зрения обычного сна, я повторяла и повторяла слова молитвы.…
      Я проснулась у себя дома. В комнате было темно - плотные шторы не пропускали уличный свет. Прошлепав босыми ногами к балкону, я резко открыла шторы – луны на небе не было, она скрылась за облаками. С момента моей попытки заснуть до пробуждения, прошло всего тридцать минут. Больше заснуть уже не смогла, боялась. Включила полный свет в квартире и сидела, дожидаясь утра. Утром позвонила Светке:
- Ты как спала?
- Ой, спала отлично! Чего так рано, я еще спать буду.
- Фиг тебе, а не спать! Поднимайся, красотка,  и встречаемся через час, я тебе раскрою глаза на природу вещей!...
… Со свечами и Светкой я разобралась, все нормально. И, чтобы предотвратить путешествия во сне, я перед сном теперь обращаюсь к Ангелу-хранителю: «Ангеле Христов, хранителю мой святый и покровителю души и тела моего, вся ми прости, елика согреших во днешний день: и от всякаго лукавствия противнаго ми врага избави мя…»