Сага о моей удивительной иммиграции в Канаду. Серия четвёртая. Почему я решила уехать

11.04.2018

Вот здесь можно почитать начало моей иммиграционной саги:

Серия 1. С чего всё началось

Серия 2. Большие надежды

Серия 3. Надежда умирает последней

Знаменитый кризис 2008-го до нашего бизнеса докатился к началу 2009 года. И я всё больше начала задумываться о том, какой бы стала моя жизнь в Канаде, вспоминая тот самый семинар и рассказы ведущего об этой стране.

Арендаторы из нашего помещения стали либо уходить, либо требовать снижения аренды. Выручка резко упала, больше чем вдвое. А это был серьёзный источник дохода тогда для моей семьи и мамы. Муж работал, конечно, но его зарплаты юриста не очень-то хватало, да и работа всё время была под угрозой - то есть, то нет.

В общем, 2009 год был очень трудный в материальном плане

А когда базовая безопасность нарушена, то и эмоциональное состояние оставляет желать лучшего, это вам любой психолог скажет.

К концу 2009 года я была абсолютно измочалена морально, я очень устала от этой борьбы за выживание, а главное, не видела реальных перспектив выхода из этой ситуации. Казалось, этот кризис – навсегда.

И вот тогда-то, а именно в самом начале 2010-го, и прозвучала моя сакраментальная фраза: «А не уехать ли нам в Канаду?»

Заручившись поддержкой мужа, я начала оформлять документы.

Нашли адвокатскую контору, помогающую оформлять документы, получили первые бесплатные консультации, определились с профессией, которую заявлять (у меня их было так много, что замучилась выбирать :) ), и – процесс пошёл.

Сейчас, вспоминая то время, кажется, что иммигрировать было так легко, что и табуретка могла бы запросто это сделать. Простая, ясная система начисления баллов. Мне с моими квалификациями нужно было до проходных 67 баллов сдать IELTS хотя бы на 6-6.5 баллов (это на самом деле не так уж много, из 9-то). Но тогда… тогда все эти вещи казались такими сложными и непреодолимыми, на каждом шагу закрадывались тревожные мысли – а вдруг не пройдём, а вдруг не получится. А хотелось уехать, на самом деле, очень.

Многие в моём окружении недоумевали – почему, ну, почему я так хочу уехать?

Со стороны, даже после кризиса, наша жизнь казалась достаточно устойчивой и обеспеченной. Впрочем, она такой и была. Квартира, машина, дача, работа, дети, все живы, здоровы и, вроде, всё хорошо.

Но для меня эта устойчивость была не очень-то «устойчивой», как будто в ней не хватало какого-то внутреннего, базового стержня.

Не хватало уверенности в завтрашнем дне и совпадения по ценностям

С каждым днём я ощущала всё сильнее, как ценности людей вокруг меня (не всех, конечно, но большинства из них за пределами моего близкого окружения) совершенно не соответствуют моим.

Годы в психотерапии даром не прошли – моя осознанность выросла в разы, и я стала понимать себя, свои цели, свои ценности гораздо лучше, чем раньше. И вот тут-то и выяснилось, что у моей страны они, эти пресловутые ценности, другие.

Мне не нравилось, что соседи оставляют свой мусор в подъезде, хотя помойка находится в 50 метрах от дома, хамство и агрессия на дороге, припаркованные на обочинах и тротуарах машины и нечищеные дороги зимой. Не нравились заплёванные тротуары, бесило, как учат моего сына в школе, как врачи ставят несуществующие диагнозы, да и много что ещё, всего не перечислишь.

А ещё я совершенно не понимала, как я буду жить в этой стране через 10, 20, 30 лет, как будут жить мои дети, внуки. Вот просто не появлялась картинка в голове, и всё. Опыт всей моей жизни в Советском Союзе, а потом и в Казахстане, говорил мне, что ничего загадывать нельзя, всё может быть уничтожено одним росчерком пера.

Примерно, как в декабре 1991 года три подписи в Беловежской Пуще легко смели с лица земли Советский Союз, который и мне, и моим родителям, и дедушкам с бабушками казался нерушимым и незыблемым.

Я поняла, что я не хочу жить в стране, в которой в любой момент может случиться, что угодно – дефолт, девальвация, национализация, экспроприация или ещё какая-нибудь «хренация». Я не хочу жить в стране, где воруют деньги из бюджета, где одинокие старики нищенствуют и голодают, где люди безжалостно выбрасывают на улицу надоевших домашних питомцев.

Не хочу!

Жизнь у меня одна, и я решила, что проживу её так и там, где мне комфортно, и где я смогу мечтать о будущем и «сбывать» свои мечты.

Вид на даунтаун Торонто с Торонтовских островов
Вид на даунтаун Торонто с Торонтовских островов

Сразу после подачи документов начали готовиться.

Какая она, жизнь в Канаде?..

Я начала рыскать по просторам интернета, собирать информацию. Читала форумы, русскоязычные канадские сайты. Всё больше начинала понимать про то, какая она, жизнь в Канаде. Потом нашла новостной сайт CTV News, и стала смотреть на нём новости Торонто и окрестностей, почти ежедневно.

Сначала мало что понимала, огорчилась, что английский свой совсем растеряла на жизненном пути, как теперь его сдавать буду! Но до языкового этапа отбора ещё было далеко, и я расслабилась. Смотрела новости, и язык потихонечку воскресал из небытия, с каждым днём я понимала английскую речь всё лучше.

И влюблялась всё больше в эту страну… мою будущую вторую родину

А влюбиться было во что.

До того, как я первый раз забила в строке поисковика слова «Канада», «иммиграция в Канаду», я знала про эту страну всего три вещи: хоккей, кленовый сироп и очень холодно. Всё! Ну, ещё, наверное, что это вторая по площади страна в мире. Теперь уж точно всё.

Для успешной иммиграции этого было явно маловато.

Но я просто нутром чувствовала – это МОЯ страна. И я не ошиблась!

Продолжение -  в пятой серии...