Дом не принял жителей

03.05.2018

Женя со своей матерью Тамарой Николаевной жили в Богом забытой деревне, находящейся на севере Алтайского края. Женя работала на почте. А Тамара Николаевна уже давно находилась на пенсии. Был у Жени ещё и брат Костя. Однако после школы он поступил в институт уехал из деревни.

Всё началось с того, что в старом доме, где жила Женя с матерью, начала течь крыша.

Избушка, где они жили, была очень старой. Она отправила уже не один юбилей. Крыша постоянно текла, из окон дуло, а деревянный настил на полу вообще местами прохудился.

Женя родилась и выросла в этом доме, он был очень дорог. Однако жить им становилось опасно. В любой момент могла упасть с потолка балка, которую плохо держали ржавые гвозди.

По всей России постепенно вымирают деревни. Умирают пожилые люди. А молодежь не хочет оставаться в деревнях, уезжает в город, в поисках лучшей жизни. Вот и на улице, где жила Женя, по обеим сторонам стояли дома с пустыми зияющими окнами. Некоторые из них уже почти сравнялись с землей, некоторые были довольно в приличном состоянии.

Женя договорилась с главой деревни, что тот позволит за небольшую доплату поселиться им с мамой в одном из таких безхозных хороших домов. Женя обещала съехать, если у дома объявятся хозяева, или наследники, претендующие на эту жилплощадь.

Тем же вечером Женя вместе с мамой перенесли свой бедненький скарб в новое жилье. Они расставили все вещи за один вечер. Им долго не спалось, Женя мыла полы и смахивала пыль с паутиной, а Тамара Николаевна готовила ужин. Наконец поужинав, женщины застелили кровати чистым бельем и легли спать.

Как только был погашен свет, сразу же послышался звук, будто на дно металлической посудины капает вода.

- Толи здесь тоже крыша течет, - проворчала уставшая Женя.

- Да нет, дождя вроде нет снаружи, - отозвалась с другой кровати Тамара Николаевна.

Женя встала, включила свет. Назойливое капание тут же прекратилось. Наступила полнейшая темнота.

Женя обошла всю комнату в поисках воды, однако все было сухо. Женя недоуменно пожала плечами, выключила свет и легла в кровать. Снова что-то закапало.

Раздраженная женщина встала снова, включила свет и обследовала каждый сантиметр комнаты. Но все снова было сухо. Никакого намека на воду. Даже умывальник на кухне не протекал. Потолок был тоже сухой.

В эту ночь женщинам не удалось уснуть. Только лишь они выключали свет, начинали капать невидимые капли. Женя и ее мама осмотрели дом полностью, но так ничего и не нашли.

Утром Женя ушла на работу. Тамара Николаевна стала дома прибираться доделывая то, что не успели довершить вчера.

Вечером женщины снова легли спать. И все началось вновь.

- Боже, ну, сколько можно-то!, - Женя уже не могла сдерживать эмоции.

- Женя, лежи, не вставай. Найти мы ничего не найдем. Давай попытаемся хоть уснуть.

Кап-кап-кап-кап. Кап-кап-кап-кап. Капает и капает. Незримые капли. Вдруг в комнате раздается еще один звук. Звук шаркающих шагов. Как будто идет тяжело больной старый человек.

Женя вжалась в кровать, ее начинает трясти от страха:

- Мам, это ты?

- Нет, дочка, включи быстрее свет!

Женя слышит, что шаги становятся отчетливее. Как встать с кровати и включить свет, если ноги онемели от страха. Что делать? Женя рывком вскочила с кровати и включила свет. В освещенной комнате никого нет. Мама лежит на кровати, вся бледная, сжимая в руках одеяло. Кулаки побелели.

- Дочка, что случилось? Что это было? Может, почудилось?

Женя не ответила. Она стоит и думает, стоит ли выключать свет. Опять услышать капли воды и старческие шаги она больше не хочет.

Женя гасит свет. И снова кап-кап-кап-кап. Кап-кап-кап-кап. Незримые капли.

Вдруг женщины услышали, как по стеклу кто начал скрестись ногтями с внутренней стороны окон. Женщины обернулись в сторону окна.

Тамар Николаевна зашептала молитвы. Эту ночь они провели со включенным светом. Жене и ее матери очень бы хотелось списать все на галлюцинацию. Однако галлюцинацией это не было.

Женя на следующий день не пошла на работу. Она поехала в райцентр и попросила священника освятить их дом. Целый час батюшка в черных одеяниях ходил по дому и кропил углы и стены святой водой.

День пролетел очень быстро. Наступил вечерь, а за ним и ночь. Женщины ждали ее со страхом. А что, если освящения дома не поможет.

Гаснет свет. И наступает тишина. Полная, гнетущая глухая тишина. Капель нет. И скрежета нет. Только чувство страха нарастает.

Через некоторое время послышался скрежет ногтями по стеклу. Только звук этот был уже снаружи дома. Кто-то пытался проникнуть к ним. Кто-то хотел обратно в дом. Дом не принял жителей.

Больше Женя с Тамарой Николаевной терпеть не стали. Они вернулись на следующий день в свой старый дом. Пусть там прогнили половицы, протекает крыша, сквозняки гуляют в оконных щелях. Зато здесь нет никакой чертовщины.